Блог Александра Коршунова
Компания: Адвокатский кабинет Коршунова А.Г.
Должность: Адвокат

Нужно ли доказывать причинно-следственную связь?

20.12.2017 15:28 Комментариев: 12 330
В своём первом сообщении на портале я бы хотел поделиться с коллегами одним из последних дел, или как сейчас модно говорить, "кейсов" в суде одного из городов Челябинской области. Сразу оговорюсь, режим адвокатской тайны не позволяет мне выложить судебные акты (если только с удалёнными личными данными), но если кому-то интересны их полные тексты – я что-нибудь придумаю. В крайнем случае, попрошу разрешения на публикацию у доверителя.

История эта началась больше года назад, и пока ещё не завершилась – решение суда первой инстанции, хоть оно и вынесено в нашу пользу, мы обжалуем в части размера присуждённой компенсации морального вреда. Думаю, не удовлетворён решением и ответчик. В любом случае, развитие событий я буду освещать в блоге.

Мы обратились с иском к городской больнице, в которой моему доверителю была сделана операция в связи со сложным переломом бедра. После операции возникло осложнение, связанное с нарушением функций ходьбы. В результате понадобилась повторная операция, которую сделали уже в областной больнице, поскольку местным врачам доверия уже не было.

Спустя некоторое время я вступил в дело. По «врачебным» делам я практикую комплексный подход: до подачи искового заявления обращаюсь в страховую компанию (если правоотношения возникли в рамках ДМС, как в описываемом случае), при необходимости – в минздрав субъекта, в Роспотребнадзор, прокуратуру и (в случае, если усматриваю признаки состава преступления) в правоохранительные органы. В данной ситуации мы с доверителем приняли решение в контролирующие органы не обращаться, а в части уголовного преследования оснований для обращения с заявлением о преступлении тоже не было.

Экспертиза качества медицинской помощи, проведённая страховой компанией, выявила дефекты медицинской помощи, и мы подали иск. Позиция ответчика была предсказуемой (виноват сам истец, т.к. нарушил послеоперационный режим). Также предсказуемо было и ходатайство о назначении судебно-медицинской экспертизы (мы, естественно, возражали, но предложения по кандидатуре эксперта и вопросы для него на всякий случай подготовили). Экспертизу суд назначил, но на разрешение поставил (из двух десятков вопросов, предложенных сторонами) только один: имеется ли причинно-следственная связь между действиями сотрудников и наступившими последствиями?

Поставленный перед экспертом вопрос меня несколько озадачил. Во-первых, он в принципе не входит в компетенцию эксперта. Во-вторых, наша позиция строилась на том, что причинно-следственная связь доказыванию в принципе не подлежит. И в-третьих, я предполагал, что ответ будет отрицательным.

Теперь подробнее о нашей позиции и о том, почему (по моему мнению) не нужно доказывать причинно-следственную связь. В исковом заявлении мы просили взыскать компенсацию морального вреда и штраф за неисполнение требований истца в добровольном порядке. Разумеется, ссылались на Закон «О защите прав потребителей», спасибо Постановлению Пленума ВС "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей". Помимо отнесения медицинских услуг по ОМС к сфере защиты прав потребителей, в п. 45 этого Постановления указано, что при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. То, что услуга некачественная, а значит нарушены права истца, как потребителя, нами было доказано.

Кстати пришёлся и обзор судебной практики № 4 (2016), утверждённый Президиумом ВС РФ 20 декабря 2016 г., в котором изложена следующая позиция ВС: взыскание компенсации возможно и в случае, когда врачебная ошибка не повлекла никаких последствий для здоровья лица, но причинила ему нравственные страдания.

Экспертиза проводилась в областном бюро СМЭ больше полугода. Результат, в общем-то не удивил: эксперты подтвердили дефекты медпомощи, указали, что выявление причинно-следственной связи является прерогативой органов дознания, следствия и суда, но отметили, что дефекты медпомощи «оказали косвенное влияние на паталогический процесс и исход травмы».

Опасения у меня, тем не менее, оставались. Суды при рассмотрении дел данной категории иногда указывают на необходимость доказывания вины ответчика и причинно-следственной связи между его действиями и наступившими последствиями. Эта практика, очевидно, сформировалась ещё во времена, когда «медицинские» споры ещё не были «потребительскими».

Но всё закончилось хорошо: прокурор нашу позицию поддержал, исковые требования суд удовлетворил, хотя и не в полном объёме. Что скажет апелляционная инстанция – вопрос, ответ на который я обязательно опубликую здесь.
Просмотров: 330 Комментариев: 12 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
22.12.2017 13:17
Познавательный кейс. Основание иска - нарушение права потребителя. Защита права через компенсацию морального вреда.

Вызывает недоумение отказ СМЭ отвечать на вопрос ПСС. Наличие специальных знаний о реакциях организма на медицинские вмешательства (стандартные по технологии) или с пороками - в их головах (должно быть), а не в головах следователей или судей, за исключением знаний об общеизвестных обстоятельствах типа: воду выпил - жди отхождения мочи.  
Ответить Ссылка 0
25.12.2017 06:48
На вопрос о том, нужно ли стороне доказывать причинно-следственную связь, по моему глубокому убеждению, ответ может быть только один - конечно, да! Основанием для наступления гражданской ответственности является наличие состава гражданского правонарушения, обязательными элементами которого являются: деяние - причинно-следственная связь - последствия (вред/убытки). Все это напрямую вытекает из ст. 56 ГК РФ, а также из ст. 151, 1064, 1100 и множества других- где в диспозиции указано: "...если причинен вред/убытки ..." и пр.

Что же касается механизма и прерогативы установления причинно-следственной связи, то она определяется органами суда и следствия, за исключением тех случаев, когда для этого требуются специальные познания (Россинская Е.Р., Белкин А.Р.). В "медицинских делах" причинно-следственная связь, разумеется, подпадает под данное исключение, поскольку никто кроме судебно-медицинского эксперта сделать этого не может. Поэтому причинно-следственную связь в медицинском споре может определить ТОЛЬКО судебно-медицинский эксперт, это не говоря уже о том, что в только в судебной медицине существуют научные работы на данную тему.

Учитывая вышеизложенное, от апелляционной инстанции (если там, конечно, достаточно внимательно вникнут в суть дела) можно ожидать признания указанной судебно-медицинской экспертизы как недопустимого доказательства по причине недостаточной ясности и полноты, или наличия сомнений в обоснованности  и противоречий в заключении эксперта и назначение повторной/дополнительной экспертизы (по крайней мере, в военном суде с подобными экспертизами часто поступают именно так). В моей практике я частенько получаю в работу именно такие повторные и дополнительные экспертизы.
Ответить Ссылка 0
Укажите, пожалуйста, раздел обзора судебной практики №4 (2016), в котором изложена позиция ВС, приведённая вами.
Ответить Ссылка 0
Раздел II. Разрешение споров, возникающих из обязательственных отношений

Определение Верховного Суда РФ от 28.06.2016 N 77-КГ16-3
Ответить Родитель Ссылка 0
Я тоже не нашел в "Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2016)" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016) такой позиции ВС РФ. Возможно, автор имел в виду п. 4 раздела II. Разрешение споров, возникающих из обязательственных отношений (глава, посвященная Судебной коллегии по гражданским делам). Если это, действительно, тот раздел, который имел в виду автор, то можно об этом прочитать еще и по ссылкам:

http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-28062016-n-77-kg16-3/

http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=home#doc/ARB/469144/4294967295/0
Ответить Ссылка 0
Вадим Павлович, напишите снова Ваше последнее сообщение. По какой-то причине оно оказалось не опубликованным в блоге.
Ответить Ссылка 0
Я прочитал определение Верховного Суда РФ от 28.06.2016 N 77-КГ16-3, на которое автор ссылается в своём ответе, но как и ранее не нашёл приведённой позиции ВС РФ ("взыскание компенсации возможно и в случае, когда врачебная ошибка не повлекла никаких последствий для здоровья лица, но причинила ему нравственные страдания"). Возможно
это объясняется тем, что в моём понимании это определение лишь констатирует правовые основания, по которым  Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшееся по делу апелляционное определение, направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Ответить Ссылка 0
Странно, по-моему ВС достаточно четко высказался про распределение бремени доказывания...или Вы придерживаетесь точки зрения моих оппонентов (всю цепочку "деликт-причинная связь-последствия" должен доказывать истец)?
Речь ведь об этом, по большому счету.
Моя позиция: доказано нарушение прав потребителя - есть основания для компенсации МВ.
Ответить Родитель Ссылка 0
Мне не понятно, почему на простой вопрос: Приведённая позиция ВС РФ является цитатой или вашим умозаключением? Я получаю пространный, не связанный с вопросом ответ.
Ответить Ссылка 0
По моему мнению, вопрос о вреде здоровью в определении Верховного Суда РФ от 28.06.2016 N 77-КГ16-3 не затрагивается совсем. Тем более, что по определению специалистов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), "здоровье — это состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезни и физических дефектов". Если подходить к понятию "вред здоровью" с этих позиций, то наличие вреда здоровью очевидно. Болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) входит в "Перечень социально значимых заболеваний" (утв. постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. N 715).
"Сообщение сотрудниками СПИД-Центра жене истца о его заболевании привело к резкому ухудшению морального климата в семье и прекращению семейных отношений. ... домой к истцу в его отсутствие пришли сотрудники СПИД-Центра, сообщившие его отцу, что целью визита является контроль состояния истца, больного ВИЧ-инфекцией. Разговор состоялся на лестничной площадке, в результате чего свидетелями этого стали соседи. На протяжении всего времени с момента извещения по телефону о заболевании истец испытывал сильные нравственные страдания".
Поэтому, в позиции "Доказано нарушение прав потребителя - есть основания для компенсации МВ" (суждение-умозаключение), с моей точки зрения отсутствует одно суждение: ответчиком не доказано отсутствие его вины в причинении вреда.
Ответить Ссылка 0
Но у ответчика оставалась возможность доказать свою невиновность при повторном рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, если ранее, в суде первой инстанции, не были использованы все имеющиеся у него доказательства.
Ответить Ссылка 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.