Блог Александра Коршунова
Компания: Адвокатский кабинет Коршунова А.Г.
Должность: Адвокат

Статья 124 УК: неоказание помощи или ненадлежащее оказание?

30.05.2018 10:04 Комментариев: 3 586
Одна из сугубо «врачебных» статей Уголовного кодекса – статья 124 «Неоказание помощи больному». Она предусматривает уголовную ответственность за неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного (часть 1), причинение тяжкого вреда его здоровью либо смерти (часть 2).

Казалось бы, все просто: врач был обязан оказать медицинскую помощь пациенту, но не оказал (бездействие). Подтверждают такую точку зрения и авторы комментария к Уголовному кодексу:
«Объективная сторона преступления выражена в бездействии. Виновный отказывается или уклоняется от оказания медицинской помощи больному без уважительных причин, не выполняет необходимых действий, которые он обязан совершить для лечения больного или спасения жизни, или выполняет недобросовестно, несвоевременно. Например, не оказывает первую медицинскую помощь на месте происшествия, не применяет лекарство, которое у него есть и которое должен применить в конкретных условиях, не делает пострадавшему необходимое искусственное дыхание, не останавливает кровотечение, отказывается выехать к потерпевшему на дом по вызову, не осматривает больного в связи с отсутствием у того страхового полиса, не направляет тяжелобольного или отказывает в его транспортировке, приеме в лечебное учреждение, не вызывает нужного специалиста и т.д.»
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. Разделы VII - VIII: в 4 т. (постатейный) / А.В. Бриллиантов, А.В. Галахова, В.А. Давыдов и др.; отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт, 2017. Т. 2. 371 с.


При этом в комментарии особо отмечены случаи разграничения данного состава с другими «ятрогенными» преступлениями:
«Неоказание требуемой помощи больному медицинским работником при всякого рода врачебной ошибке, напр., в диагнозе состояния здоровья потерпевшего (частичное бездействие) не образует состава данного преступления. Врачебная ошибка при определенных обстоятельствах может служить основанием для привлечения виновного к ответственности в зависимости от наступивших последствий по ч. 2 ст. 109, ч. 2 или ч. 4 ст. 118, ст. 293 УК.»

Значительное количество приговоров действительно выносятся в случаях полного отказа в медицинской помощи. Однако ряд судебных актов заставляют задуматься о соотношении уголовно-правовой теории с правоприменительной практикой.

Так, в постановлении Базарно-Карабулакского районного суда Саратовской области от 26 января 2018 г. по делу дело №1-1-8/2018 читаем: «Дадашова Н.В. 23.04.2017 года в 03 часа 10 минут в приёмном отделении ГУЗ СО «Базарно-Карабулакская РБ» осмотрев и опросив больного ФИО2, проведя электрокардиографическое исследование, поставила ему диагноз - «Остеохондроз грудного отдела позвоночника», не соответствовавший клинической картине болезни, а именно выраженного болевого кардиального синдрома, позволявшем заподозрить у больного ФИО2 инфаркт миокарда, отказала ему в госпитализации и не назначила лечение, то есть не оказала помощь больному без уважительных причин, неосторожно, легкомысленно относясь к возможным общественно-опасным последствиям своего бездействия».
Неправильный диагноз, как полагает суд, это неоказание помощи больному, часть 2 статьи 127 УК. Ну тут можно как-то притянуть отказ в госпитализации, хотя бездействием в чистом виде и не пахнет.

Приговор Зуевского районного судв Кировской области от 12 апреля 2016 г. по делу 1-26(57703/16):
«Таким образом, фельдшер отделения скорой медицинской помощи КОГБУЗ «Зуевская ЦРБ» Опалева Е.В., являясь лицом, обязанным в соответствии с законом и специальным правилом оказывать больному скорую медицинскую помощь, ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 10 часов 31 минуту до 10 часов 41 минуты в квартире, расположенной по адресу: <адрес>, умышленно, без уважительных причин, в нарушение (перечисляются НПА), выполнила медицинский осмотр больного ФИО10 не в полном объеме, не провела необходимые исследования, диагностические мероприятия, направленные на определение у ФИО10 основного заболевания (состояния), не установила правильный диагноз «Общее переохлаждение организма», не осуществила мероприятия, способствующие улучшению состояния пациента, не определила медицинскую организацию для оказания пациенту медицинской помощи, при наличии медицинских показаний не осуществила транспортировку ФИО10 в КОГБУЗ «Зуевская ЦРБ», то есть не оказала какой-либо медицинской помощи потерпевшему».
Тоже можно как-то притянуть 124-ю, хотя определенные действия были, хотя и неправильные.

Приговор Кропоткинского городского суда Краснодарского края от 08 мая 2013 г. по делу № 1-123/13:
«Сбор анамнеза врачом «ССМП» Ивановым К.А. был произведен поверхностно, без регистрации электрокардиограммы, на основании чего был поставлен ошибочный диагноз ХОБЛ (хроническая обстрактивная болезнь легких), после чего назначено и произведено ненадлежащее лечение в виде производства внутривенной инъекции препарата эуфиллина. По окончанию осмотра и лечения в 2 часа 40 минут врач ССМП Иванов К.А., недооценив тяжесть состояния ФИО2, не приняв мер к установлению истинного диагноза, покинул указанную квартиру, не госпитализировав больного, тем самым не оказав ему медицинскую помощь».
Не госпитализировал (хотя помощь оказал, хоть и неверно) – 124-я!

Постановление Усинского городского суда Республики Коми от 13 декабря 2016 г. по делу № 1-255/2016:
«Врач травматолог-ортопед Усинской ЦРБ Стецюк Н.А. обвиняется в том, что, находясь на дежурстве в ночь с дд.мм.гггг. на дд.мм.гггг., имея возможность провести все необходимые инструментально-лабораторные исследования и получить консультации других специалистов, без уважительных причин неполно провел обследование поступившей в Приемное отделение УЦРБ после дорожно-транспортного происшествия потерпевшей Т., поэтому неверно выставил диагноз и избрал неверную тактику последующего лечения. В результате допущенных врачом Стецюк Н.А. дефектов первичного осмотра и обследования, им своевременно не была диагностирована самая тяжелая патология - закрытая тупая травма грудной клетки, осложнившаяся в дальнейшем острой дыхательной недостаточностью, и повлекшая смерть Т. дд.мм.гггг. в реанимационном отделении»
Часть 2 статьи 124 УК. Здесь помощь была оказана, хоть врач и выбрал неверную тактику. Вот это уже точно не 124-я!

Справедливости ради, есть и противоположная практика. Суд самостоятельно переквалифицирует в таких случаях поступившее дело с обвинением по 124-й на 109-ю статью.

Приговор Советского районного суда г. Астрахани от 18 февраля 2016 г.:
«Касаткин В.Н., в результате своих небрежных действий, проведенных без необходимой внимательности и предусмотрительности, допустил указанные выше дефекты в оказании медицинской помощи больному <ФИО>4, оказал медицинскую помощь не в полном объеме, что в последствии привело к прогрессированию течения сердечно- сосудистого заболевания «Острый коронарный синдром» и повлекло по неосторожности смерть <ФИО>4
….
Как усматривается из материалов уголовного дела и установлено в приговоре судом Касаткин В.Н. совершил деяние, предусмотренное ч.2 ст. 109 Уголовного Кодекса Российской Федерации».

Приговор Щекинского районного суда Тульской области от 8 октября 2014 г.:
«Суд не соглашается с квалификацией действий Сычева А.В., данной органами предварительного следствия, по ч.2 ст.124 УК РФ, как неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом и со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности смерть больного, как не нашедшей своего подтверждения в судебном заседании, и квалифицирует действия Сычева А.В. по ч.2 ст.109 УК РФ, как причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, поскольку в судебном заседании установлено, что подсудимый ненадлежаще исполнял свои профессиональные обязанности, что выразилось в том, что он, действуя без должной внимательности и предусмотрительности к состоянию больного, <данные изъяты>, не проведя обязательной ревизии всего раневого канала с целью выявления источников кровотечения и активной медикаментозной терапии в условиях стационара, направленной на стабилизацию функционального состояния сердечно-сосудистой системы и восполнения возникающей при таких повреждениях кровопотери, проведя первичную обработку раны с наложением швов на кожу, не оказав ему квалифицированную экстренную медицинскую помощь, отказал МЮА в госпитализации, отправив его домой, где наступила смерть МЮА»

Апелляционное постановление Ленинградского областного суда от 17.06.2015 N 22-1180/2015:
«Наличие в ст. 124 УК РФ такого основания наступления уголовной ответственности, как отсутствие уважительных причин, свидетельствует о том, что всякого рода врачебная оценка в диагностировании заболевания больного сама по себе не может явиться достаточным основанием для уголовного преследования медицинского работника по данной статье.
По смыслу закона, ненадлежащее оказание помощи больному медицинским работником при отсутствии умысла (ввиду неправильной оценки состояния здоровья, ошибки в диагнозе и т.д.), не может служить основанием для привлечения к ответственности по данной статье, но может служить основанием для привлечения к ответственности по ч. 2 ст. 109 УК РФ при наличии неосторожной вины и причинной связи между ненадлежащим исполнением лицом своих профессиональных обязанностей и наступившими последствиями в виде причинения смерти.
Суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что совокупность представленных и исследованных по делу доказательств объективно свидетельствует о том, что смерть больного В.Р. явилась результатом небрежного отношения осужденного С.Ф. к своим профессиональным обязанностям, а потому считает необходимым переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 124 УК РФ на ч. 2 ст. 109 УК РФ как причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

Почему так важна переквалификация со 124 статьи на 109 статью УК? Последняя относится к категории преступлений небольшой тяжести, что позволяет в ряде случаев добиться  освобождения от уголовной отвественности в связи с истечением сроков давности. Вероятно, поэтому правоприменители и возбуждают дела по статьям, которые относятся к категории средней тяжести (124 или 238), срок давности здесь 6 лет, и даже с учётом неоднократных назначений судебно-медицинских экспертиз и длительного срока их проведения есть шанс довести дело до суда. И на теорию они внимания не обращают, в чём мне неоднократно приходилось убеждаться.
Просмотров: 586 Комментариев: 3 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
01.06.2018 10:32
И на теорию они внимания не обращают,

Интересная практика. На разграничения признаков состава уголовного преступления по 124 и 109 УК РФ у следствия на местах нет ни желания, ни способностей вгрызаться в теорию.    

Ошибки должен исправлять суд.  Апелляционное постановление Ленинградского областного суда от 17.06.2015 N 22-1180/2015 чему пример, но, мне представляется, что подобная позиция является исключением, а не правилом.
Ответить Ссылка 0
Фактически, статья о том, что следователям разрешено безнаказано нарушать УК РФ. Все это можно делать нагло, публично, цинично. Еще один ракурс проблемы. Меня это уже не удивляет. Поскольку за противоправную деятельность никто не собирается наказывать сотрудников СК РФ, то она (противоправная деятельность) будет воспроизводится во всей России по мере требования (ex tempore). А что? Это ведь очень удобно!
Ответить Ссылка 0
04.06.2018 15:24
Считаю правильным поблагодарить автора за достаточно большой обзор практики, а также приведение подробных комментариев к УК РФ с указанием источника - такие "разборы" очень приятно и полезно читать, поскольку всегда можно найти для себя что-то новое, было бы желание)
Ответить Ссылка 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.