Блог Александра Коршунова
Компания: Адвокатский кабинет Коршунова А.Г.
Должность: Адвокат

Суд не стал переквалифицировать ст. 109 УК на ст. 238 УК

05.03.2019 14:00 Комментариев: 1 370
Проблема разграничения составов по делам, предусмотренным частью 2 статьи 109 и частью 2 статьи 238 Уголовного кодекса не нова. Зачастую, следствие переквалифицирует вменяемое деяние с первой на вторую, когда вот-вот истечёт срок давности привлечения к уголовной ответственности. Иногда ему это удаётся. Иногда в суде, наоборот, идет переквалификация с 238-й на 109-ю. Но попытку переквалификации после вступления в силу судебных актов по делу встретишь не часто.

Пример: Постановление Президиума Свердловского областного суда № 44У-103/2018 4У-630/2018 от 24 августа 2018 г. по делу № 1-75/2017

Врач анестезиолог-реаниматолог обвинялся в том, что ненадлежащим образом исполнял свои профессиональные обязанности и допустил дефекты в оказании медицинской помощи малолетней Е.Е. 2012 года рождения, что по неосторожности повлекло причинение ей смерти. 29 января 2015 года в операционном отделении челюстно-лицевой хирургии МАУ ДГКБ № 9 г. Екатеринбурга с его участием проведена медицинская манипуляция – санация полости рта Е.Е. под общей анестезией с интубацией трахеи и искусственной вентиляции легких. В нарушение порядка, установленного приказом № 909н он не поместил ребенка в палату пробуждения под непрерывное наблюдение медперсонала, а перенес в общую палату под наблюдение матери, не имеющей специальных познаний в области медицины, что привело в конечном счёте к наступлению смерти ребенка. Указанные действия Ш. органами предварительного расследования квалифицированы по ч.2 ст. 109 УК. Постановлением суда от 15 июня 2017 года уголовное дело в отношении Ш. прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Обвинением было подано кассационное представление с просьбой отменить состоявшиеся по делу судебные решения и вернуть дело прокурору в порядке ст. 237 УПК для устранения препятствий его рассмотрения судом в связи с тем, что в действиях Ш. усматриваются признаки преступления, предусмотренного п.п. «б», «в» ч.2 ст. 238 УК. При этом в представлении было указано, что смерть малолетней Е.Е. наступила не из-за врачебной ошибки, а вследствие умышленного нарушения врачом действующих правил.

Однако суд сделал обоснованный вывод о том, что фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, не свидетельствуют о наличии в действиях Ш. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 238 УК, как об этом указано в кассационном представлении.

Также судом отмечено, что статья 238 УК, предусматривающая ответственность за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, является составом преступления с прямым умыслом, заключающимся в осознанном совершении действий, представляющих опасность для пациента. При неосторожном причинении тяжкого вреда здоровью либо смерти пациенту в рамках ст. 238 УК медицинский работник должен умышленно создать угрозу жизни или здоровью пациента, оказывая медицинскую помощь с нарушением специальных правил и требований безопасности.

Объективных доказательств прямого умысла в действиях врача Ш. при оказании медицинской помощи Е.Е. в обвинительном заключении не приведено, не имеется их и в материалах уголовного дела.

Также, ссылаясь на заключения судебно - медицинских экспертиз, содержащиеся в материалах уголовного дела, и показания свидетелей – специалистов, а также на показания самого обвиняемого и свидетелей, суд сделал вывод, что установлена форма вины Ш. в виде неосторожности, когда врач уверен, что делает все правильно, при этом допускает врачебную ошибку, приведшую к негативным последствиям.

Кроме наличия прямого умысла в действиях виновного лица, необходимого для квалификации действий по ст. 238 УК Российской Федерации, суд отметил, что в материалах дела отсутствует договор между лечебным учреждением и потерпевшей стороной на оказание конкретной медицинской услуги. «Медицинская деятельность обвиняемого не обладала коммерческой составляющей, несмотря на наличие договора об обязательном медицинском страховании, в связи с чем нельзя говорить и о возникновении гражданско-правовых отношений, позволяющих квалифицировать деяние Ш. по ст. 238 УК Российской Федерации».

Кроме того, в ходе следствия версия потерпевшей стороны об умышленном характере действий Ш. по созданию угрозы жизни и здоровья пациентки при оказании медицинской помощи с нарушением специальных правил и требований безопасности проверялась и подтверждения не нашла (в материалах уголовного дела имеется мотивированное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного п.п. «б», «в» ч.2 ст. 237 УК в связи с отсутствием в действиях врача анестезиолога - реаниматолога Ш. и главного врача МАУ ДГКБ № 9 К.А. данного состава преступления).

В результате вынесенные по делу судебные акты оставлены без изменения, кассационное представление заместителя Генерального прокурора – без удовлетворения.

С одной стороны, приведенное дело показательно в качестве примера того, как суд не пошёл на поводу у стороны обвинения и отказал в переквалификации на статью 238 УК, указав на недоказанность умысла на нарушение требований безопасности. С другой – непонятна попытка суда привязать сюда гражданско-правовые отношения и «коммерческую составляющую», без которых якобы невозможно привлечение к ответственности по ст. 238 УК. И совсем не затронут вопрос правомерности попытки привлечения к ответственности по этой статье не руководителя, а врача, который сам услугу не оказывает.

В итоге – как обычно, теория права с практикой правоприменения не согласуются, и возникает больше вопросов, чем ответов.
Просмотров: 370 Комментариев: 1 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
На приведённом примере для меня более значима допущенная профанация принципа неотвратимости наказания за совершение преступления, выразившаяся в том, что следствию и суду не хватило установленного срока давности (2-х лет) для вынесения обвинительного приговора по ч.2 ст.109 УК РФ.
Ответить Ссылка 0