Блог главного редактора
Компания: ООО "Центр медицинского права"
Должность: Управляющий

Прокуратура сначала утвердила обвинительное заключение, а после приговора заявила о недоказанности вины Мисюриной

04.02.2018 09:54 Комментариев: 3 500
На восемьдесят пятой видеоконференции Право-мед.ру обсуждали резонансный обвинительный приговор Елене Мисюриной.

Привлекло мое внимание противоречивое поведение прокуратуры, хотя такого быть не должно, если прокурор надлежащим образом участвует в уголовном процессе. Но все по порядку.

Следователь, видимо, чтобы не пропустить срок давности переквалифицировал деяние Елены Мисюриной с ч.2 ст 109 УК РФ на ч.2 ст 238 УК РФ. Причины для этого изложены ниже.

Срок давности.jpeg

Лишение свободы.JPG

Согласно ч.1 ст 221 УПК РФ прокурор, ознакомившись с обвинительным заключением, утвердил его и направил уголовное дело в суд.
Позиция прокурора..JPG
Суд по результатам судебного следствия вынес обвинительный приговор, который должен отвечать требованиям законности, обоснованности и справедливости.

Приговор.JPG

Напомню, что по ч.2 ст 297 УК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

Результат - Елена Мисюрина взята под стражу в зале суда.
Осужденная.JPG
И ... вдруг возникает новая позиция прокуратуры, которая заявила о недоказанности вины Мисюриной.

Прокуратура Юго-Западного административного округа

Прокуратура Юго-Западного административного округа в апелляционном порядке просит отменить состоявшееся судебное решение в отношении врача-гематолога Е. Мисюриной

31 января 2018 года прокуратура Юго-Западного административного округа внесла апелляционное представление на приговор Черемушкинского районного суда г. Москвы, которым врач- гематолог Елена Мисюрина осуждена за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности смерть человека) и ей назначено наказание в виде двух лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В ходе прений сторон государственный обвинитель, с учетом личности Мисюриной, полагал возможным назначить ей условное наказание, т.е. просил применить ст. 73 УК РФ.

В апелляционном представлении прокуратура просит отменить состоявшееся судебное решение и вернуть уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Основанием для внесения представления явились нарушения, допущенные в ходе следствия. Так, выводы суда, изложенные в приговоре, о виновности Мисюриной, противоречат установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам. Заключения судебно-медицинских экспертиз противоречат друг другу, не дана должная оценка показаниям допрошенных свидетелей и экспертов, а собранные и исследованные доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о доказанности вины Мисюриной.

Также прокуратура просит судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда, которой адресовано апелляционное представление, освободить из-под стражи Мисюрину и избрать ей меру пресечения, не связанную с лишением свободы.

Возникает вопрос - почему на момент утверждения обвинительного заключения в отношении Елены Мисюриной у прокурора вопросов о противоречивости заключений СМЭ и недоказанности вины не возникало, как и не было подобных сомнений у государственного обвинителя в самом судебном процессе, а возникли они только после постановления обвинительного приговора?

Прокуроры не знают нормы уголовного процессуального права или применяют его избирательно?
Просмотров: 500 Комментариев: 3 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
В одной из передач на радио Вести FM было высказано мнение, что возложением вины на Елену Мисюрину некие влиятельные лица хотели "вывести из под удара" частную клинику, в которой пациент умер после проведённой ему операции. Отсюда и "шероховатости" в работе следствия, прокуратуры и суда, занимавшихся этим резонансным делом.
Ответить Ссылка 0
ИМХО, повлияла всё же пиар-компания, организованная "группой поддержки".
А про клинику....опять же, частное мнение: именно там и была допущена "врачебная ошибка". А уж почему виновной "назначили" Елену Мисюрину...
Сейчас всем причастным (СК и прокуратура, ну и суд в меньшей степени, ибо руководствуется "законом и совестью" - ст. 17 УПК) важно "сохранить лицо". Вот чудеса и случаются.
Ответить Ссылка 0
Вероятно, применяют избирательно.  
И сразу вспоминается  статья  о посещении членом ОНК по Москве Когершын Сагиевой  Мисюриной в СИЗО № 6, где приводятся слова Елены Мисюриной:
То, что случилось, за гранью понимания. Когда прокурор на суде говорил, что академик (РАН, гематолог Андрей) Да, Воробьев, который выступал в мою защиту, в слабом уме, когда проигнорировали главного гематолога Минобороны (Олега) Рукавицына, когда говорили, что все эксперты с мировым именем, которые были на моей стороне, пришли меня выгородить — мне казалось, это абсурд. Скажите, как судья может ссылаться на патологоанатомическую экспертизу клиники МЕДСИ, если у больницы пять лет не было лицензии на эту деятельность, а у врача, что проводил вскрытие, не было даже трудового договора? Как мог тот патологоанатом дать заключение на первый день пребывания пациента в клинике — он что, уже тогда его вскрыл? Но показания этого врача легли в основу двух обвинений.
Смотрите, человек с ранением не смог бы полтора дня ходить, водить машину. Если бы было ранение, то из артерии кровь за 20 минут бы вытекла, он бы у меня с кушетки не встал. Выходит, через четверо суток пациента оперируют, он умирает, патологоанатом показывает на меня. А следователь говорит — вы извините, так велено. Я еще пожалеть его должна? Что происходило дальше, когда истек срок давности (расследования) по 109-й статье (УК, Причинение смерти по неосторожности)? Ее переквалифицировали на 238-ю (Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). Следователь прямо глядя в глаза мне говорил «Вас осудят, что бы вы ни делали». Три года условно просил прокурор, и еще на три года отстранение от практики, но судья сказала — реальный срок. При этом мотив — умышленное деяние — так и не был доказан. Мы искали правду в Следственном комитете Москвы, в прокуратуре Москвы, никто не встал на защиту. Машина работает. Мне интересно, как эти люди спят по ночам. Ведь у них есть дети.
https://medrussia.org/13374-kata/
Ответить Ссылка 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.