Блог Ивана Печерея
Компания: МГМСУ им. И. А. Евдокимова, г. Москва
Должность: Доцент кафедры судебной медицины и медицинского права

Впечатления от конференции «Досудебное производство по уголовным делам о профессиональных преступлениях, совершенных медицинскими работниками»

18.02.2018 20:42 Комментариев: 2 1787
15.02. 2018 выступал с докладом на научно-практической конференции на тему «Досудебное производство по уголовным делам о профессиональных преступлениях, совершенных медицинскими работниками», проводимой в Московской академии СК РФ.

Шел на эту конференцию с большими ожиданиями, которым, к сожалению, не суждено было оправдаться... В кои-то веки проблему, которая сейчас будоражит умы врачебного сообщества, правоохранители соизволили обсудить совместно. Должна же быть определенная польза от такого мероприятия. Вот и Леонид Рошаль аналогичным образом высказался в своем выступлении... Однако чем дольше длилась конференция, тем отчётливее становилось понятно, что ожиданиям не сужден будет сбыться. Но обо всем по порядку.

Леонид Рошаль выступил вначале конференции. И задал аудитории вопрос - а можно ли вообще врача обвинить в преступлении, и сам же ответил - нет. Не соглашусь с этим утверждением, ибо преступления, причем при осуществлении своей профессиональной деятельности, врач совершить конечно может, вопрос только - какие именно и с какой формой вины. Зато соглашусь с другим, а именно с мнением уважаемого мною Леонида Михайловича о том, что число врачебных ошибок увеличилось во всем мире, а в нашей стране врачебное сообщество фактически загнано в угол, причем загнано настолько, что вынуждено ощетиниться...

Дальше в пленарном заседании пошли выступления представителей Следственного комитета и судебно-медицинских экспертов. Последние старались заострить внимание аудитории на конкретных проблемах, стоящих перед судебными медиками при производстве СМЭ. Представители Следственного комитета, на мой взгляд, выступали далеко от обозначенной темы конференции, рассуждая об общей проблематике, вкрапливая сугубо свои рабочие проблемы в общую инкрустацию той ситуации, которая сейчас сложилась вокруг врачебного сообщества. Особенно забавными выглядели рассуждения генерала-майора юстиции в отставке Гаврилова Бориса Яковлевича о несоблюдении ч. 2 Конституции РФ, приводившим какие-то огромные цифры количества отказов в возбуждении уголовных дел на фоне статистических данных моего учителя Юрия Евсеевича Морозова о 85% необоснованных жалоб, от общего числа жалоб, поданных пациентами.

Про специфику расследования врачебных дел на пленарке говорилось мало. Бурную дискуссию вызвало выступление представителя СК Республики Татарстан, где он поделился опытом проведения комиссионных экспертиз в специальном отделе при СК РТ. Суть данного опыта заключается в том, что СМЭ проводит не Бюро СМЭ, подчиняющееся Минздраву, а специалисты, которые подчиняются напрямую СК РФ, что в общем-то является прямым нарушением статьи 70 УПК РФ. Но в свое время Конституционный суд встал на защиту СК РТ и допустил возможность работы специального отдела по производству СМЭ при СК. На самом деле, очень интересная и спорная ситуация. В ходе прений было озвучено два диаметрально противоположных мнения. Так, Андрей Валентинович Ковалев, внештатный главный специалист по судебной медицине Минздрава РФ отстаивал точку зрения, что бюро СМЭ должны подчиняться исключительно Минздраву, поскольку, по его словам, в случае, если перевести СМЭ в подчинение СК РФ, то при СК также надо открывать больницы, и обучать следователей медицине. В свою очередь, Виктор Викторович Колкутин, экс-главный судебно-медицинский эксперт Министерства обороны РФ высказался о том, что службу СМЭ следует вывести из подчинения Минздрава, поскольку по его словам, странно было бы отдавать на рассмотрение дело о правонарушении той стороне, которое право как раз и нарушило.

Я лично придерживаюсь точки зрения, что истина лежит где-то рядом))) А именно, возможно и есть резон вывести СМЭ по врачебным делам из подчинения Минздраву, но только при условии предварительного рассмотрения каждого такого дела независимой профессиональной врачебной экспертной организацией и обязательного приобщения результатов подобного рассмотрения к СМЭ.

После пленарки началась секция «Проблемные вопросы криминологического и уголовно-правового противодействия преступлениям,совершенными медицинскими работниками", в которой был заявлен и мой доклад, презентация которого прилагается.В двух словах, я постарался проиллюстрировать тот накал отношений между правоохранительными органами и врачебным сообществом, случаем двухдневной давности, когда меня остановил сотрудник ДПС и обвинил в нахождении за рулем в состоянии алкогольного опьянения. В ходе разговора, выяснив что я бывший медицинский работник, он назвал меня врачом-убийцей, также добавив что "лучше к вам не попадать, а то точно помрёшь" . Также мною было изложены доказательства бессмысленности термина "ятрогенные преступления" (коротко - ятрогения есть негативное последствие медицинского вмешательства независимо от наличия\отсутствия вины медицинского работника, а преступление по смыслу ст. 14 УК РФ есть ВИНОВНОЕ общественно опасное деяние, совмещение этих двух терминов на мой взгляд выглядит сущей бессмысленностью) и обращено внимание на факт того, что следователи тоже совершают ошибки (проиллюстрировано на примере дела Елены Мисюриной). Доклад вызвал определенную полемику, и на удивление, мою позицию поддержал модератор секции Ермолович Ярослав Николаевич.

После этого выступали преимущественно следователи из различных регионов.Так,Кириллов Андрей Александрович – руководитель первого отдела по расследованию особо важных дел
Следственного управления СК России по Нижегородской области, в комментариях по делу Мисюриной неожиданно спросил, а не знакома ли аудитории фамилия Фокин. На мой вопрос - а кто это, был дан ответ, что это сотрудник полиции осужденный за превышение должностных полномочий, а также высказан тезис о том, что следователей и полицейских, осужденных за превышения должностных полномочий в разы больше, чем осужденных врачей. Мой вопрос о том, почему же мы о них не знаем, остался без внятного ответа...

Следователь из Тюмени, очень эмоциональная девушка, заострила внимание аудитории на том, что следователю по "медицинским делам" необходимо знать предмет на базовом уровне, "хотя бы знать, где ставить правильно ударение, и понимать, о чем идет речь". при этом совершенно справедливо заметила, что получить медицинское образование после юридического крайне сложно и практически невозможно (фраза "юридическое образование - это крест" и характерный жест рукой привели аудиторию в экстаз), а врачам посоветовала не бояться следователей, поскольку их задача не посадить, а разобраться в том, что произошло. Вообще, это приятно удивило, что практически все выступающие следователи возмущались (и надо сказать - абсолютно искренне) тому, что их обвиняют в том, что они хотят посадить врачей. Видимо - не хотят...

Финальные доклады похоронили у меня надежду на то, что удастся добиться какого-то согласия и общего знаменателя. Ведь дискуссия показала, что каждый остается при своем мнении, никто не хочет никого сажать, а количество дел все больше и больше, единой методологии проведения СМЭ как не было так и нет, равно как и отсутсвуют вменяемые нормативные акты- алгоритмы оказания медицинской помощи, а докладчики не стесняются применять термин "наступательность при расследовании ятрогенных преступлений"...

Всё было бы совсем очень грустно, если бы не одно но...Следователь из Уфы, Аминаев Ришат Ильгизович начал свой доклад с того, что извинился передо мной за поведение сотрудника московского ДПС. Было очень неожиданно и чертовски приятно.

Быть может нам все-таки удастся договориться друг с другом и остановить тот накал страстей, что так мешает жить сейчас. Что думаете, коллеги?
Просмотров: 1787 Комментариев: 2 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
18.02.2018 21:39
Проводить СМЭ силами специалистов СК РФ - это то, о чем мечтают давно все следователи, однако, любому судебно-медицинскому эксперту предельно ясно, что делать этого ни в коем случае нельзя, поскольку в таком случае эксперты просто-напросто потеряют свою независимость. Кроме того, сегодня следователи понимают, что если они будут плохо собирать материалы для исследования, ставить глупые вопросы на экспертизу и вообще не взаимодействовать с экспертом, то сами будут нести за это ответственность, а в случае отнесения медицинской экспертизы к СК РФ можно будет уже так не напрягаться, поскольку появиться возможность "надавить" через общее начальство.
Исключать из МЗ РФ  - ну это, скорее, "кремлевские мечтания", о чем давно мечтают многие судебно-медицинские эксперты). Согласен с автором поста, что действительно, есть в этом какой-то резон, при условии создания отдельной независимой организации с федеральным финансированием, достойными условиями для специалистов, которые Минздрав обеспечить не в состоянии, однако, чтобы провернуть такое дело, необходимо огромное количество ресурсов, надеяться на которые не приходится.
Ответить Ссылка 0
А экспертиза по "врачебным" делам, проводимая экспертами бюро СМЭ, учредителем которого является Минздрав субъекта, разве может быть справедливой и беспристрастной?

Истина где-то посередине, полагаю. В идеале - создать бы сеть действительно независимых экспертных учреждений...но это уже из области фантастики.
Ответить Ссылка 0