Блог Игоря Васильева
Компания: НГМУ, г. Новосибирск
Должность: Доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения

Медики могут понести уголовную ответственность, если «сами поднимут статью с пола»

28.11.2017 09:45 Комментариев: 2 232
Поводом к написанию данного блога послужила программа 60 минут на РТР от 23.11.17, которая основывалась на видео из интернета про случай одной из больниц Смоленской области где окровавленный пациент  лежал в приемном отделении на полу.

smolensk-pacient-video.jpg

Оставим за скобками выводы, сделанные «экспертами» о необходимости применить к врачам уголовно-правовые меры. На мой взгляд данный случай требует серьезного обсуждения юристами, работающими в медицинской проблематике.

Из материалов программы стало известно, что в приемный покой доставлен крупный, ранее судимый мужчина с травмой головы, нанесенной кастетом в ресторане в процессе празднования дня рождения. Больной долгое время не обследовался, самостоятельно вышел из приемного покоя, падал, ударялся, умер через 9 дней в реанимации этой же больницы.

Понимая, что признать человека виновным может только суд, я бы хотел остановиться на неких типовых медицинских ситуациях, которые могут стать (или не стать) основаниями для привлечения к уголовной ответственности.

Закон № 323-ФЗ говорит о том, что необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является добровольное информированное согласие гражданина. Данная норма конкретизирует положения статьи 22 Конституции РФ гарантирующей право на личную неприкосновенность. Согласно названному закону вмешательство без письменного согласия пациента невозможно, поскольку посягает на личную неприкосновенность. Вызывает сомнение, что прибывший с пьяной драки ранее судимый выразил добровольно и письменно свою волю на медицинское вмешательство!

Вместе с тем, Закон предусматривает право на вмешательство без согласия. Безусловно право подразумевает и обязанность вмешаться без согласия, образуя полномочие, хотя и явно не выражение Законе. В данном случае следует помянуть п.1 ч. 9 ст. 20 323-ФЗ: «если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю». Однако невозможность выразить волю - есть категория оценочная и не может быть установлена без участия специалиста-психиатра в случае когда пациент явно выражает свое несогласие. Можно упомянуть и ч. 4 той же статьи: «в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния (преступления). Безусловно данный пункт подходит к судимому за совершение преступления пациенту.

Исходя из данного подхода медработники обязаны оказать медицинскую помощь без согласия любому лицу, состояние которого, по мнению медработника не позволяет выразить волю, либо судимо! Очевидно, что данный подход заведомо сужает конституционное право на неприкосновенность и, в то же время, необоснованно порождает необоснованное право на насилие со стороны медицинских работников!

Вместе с тем, необходимо отличать право на вмешательство без согласия от принудительного медицинского вмешательства. Данное вмешательство в действующем законодательстве возможно только по судебному решению! Более того, для исполнения данного полномочия необходимо придавать медицинской организации силы,средства и полномочия для реализации (медсестрами не справится).

Исходя из изложенного привлечение медработников за факт, описанный в СМИ, - невозможно! В Законе необходимо прописать помимо случаев позволяющих оказывать помощь без согласия случаи,  обязывающие оказать помощь принудительно!

NB! Привлечение к уголовной ответственности за бездействие возможно только в случае прямого нормативного указания на обязанность действия!

На мой взгляд медики могут понести уголовную ответственность за вышеописанный случай только если «сами поднимут статью с пола».
Просмотров: 232 Комментариев: 2 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
"Закон № 323-ФЗ говорит о том, что необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является добровольное информированное согласие гражданина. Данная норма конкретизирует положения статьи 22 Конституции РФ, гарантирующей право на личную неприкосновенность. Согласно названному закону, вмешательство без письменного согласия пациента невозможно, поскольку посягает на личную неприкосновенность".
Кроме права на свободу и личную неприкосновенность есть еще и право на жизнь (ч. 1 ст. 20 Конституции Российской Федерации), которое в соответствии с ч. 3 ст. 56 Конституции Российской Федерации является более ценным благом.
"Однако невозможность выразить волю - есть категория оценочная и не может быть установлена без участия специалиста-психиатра в случае, когда пациент явно выражает свое несогласие".
В случае, когда пациент явно выражает свое несогласие, "Лечение может проводиться без согласия лица, страдающего психическим расстройством, или без согласия его законного представителя ... при недобровольной госпитализации по основаниям, предусмотренным статьей 29 настоящего Закона. В этих случаях, кроме неотложных, лечение применяется по решению комиссии врачей-психиатров" (ч. 4 ст. 11 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании").
"Можно упомянуть и ч. 4 той же статьи: «в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния (преступления). Безусловно данный пункт подходит к судимому за совершение преступления пациенту". Правовая норма указана неверно. По всей видимости автор публикации имел в виду пункт 4 части 9 ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"
Указанная правовая норма в данном случае не подходит. Совсем не подходит.
Ч. 10 ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"
2) в отношении лиц, указанных в пунктах 3 и 4 части 9 настоящей статьи, - судом в случаях и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации.
То есть, это совсем другой случай. Поскольку к лицам, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры медицинского характера по основаниям и в порядке, которые установлены федеральным законом. В данном случае требовалось медицинское вмешательство иного рода.
"Очевидно, что данный подход заведомо сужает конституционное право на неприкосновенность и, в то же время, необоснованно порождает необоснованное право на насилие со стороны медицинских работников!". Данный постулат, по моему мнению, комментариев не требует, поскольку его неадекватность очевидна.
Состояние не позволяет гражданину выразить свою волю в случае отсутствия сознания, возникновения коллапса, шока и других состояний. И неоказание медицинской помощи в таких случаях ведет к нарушению основных принципов охраны здоровья, которые закреплены в Федеральном законе от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации".
Доступность и качество медицинской помощи обеспечиваются:
5) предоставлением медицинской организацией гарантированного объема медицинской помощи в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи;
И если состояние не позволяет гражданину выразить свою волю, то это не должно приводить к ограничению доступности для него медицинской помощи.
Статья 5. Соблюдение прав граждан в сфере охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий
1. Мероприятия по охране здоровья должны проводиться на основе признания, соблюдения и защиты прав граждан и в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.
2. Государство обеспечивает гражданам охрану здоровья независимо от пола, расы, возраста, национальности, языка, наличия заболеваний, состояний, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и от других обстоятельств.
Оказывая гражданам медицинскую помощь медработники исполняют гарантии, предоставленные гражданам государством.
Статья 11. Недопустимость отказа в оказании медицинской помощи
2. Медицинская помощь в экстренной форме оказывается медицинской организацией и медицинским работником гражданину безотлагательно и бесплатно. Отказ в ее оказании не допускается.
Статья 73. Обязанности медицинских работников и фармацевтических работников
1. Медицинские работники и фармацевтические работники осуществляют свою деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации, руководствуясь принципами медицинской этики и деонтологии.
2. Медицинские работники обязаны:
1) оказывать медицинскую помощь в соответствии со своей квалификацией, должностными инструкциями, служебными и должностными обязанностями;
Статья 79. Обязанности медицинских организаций
1. Медицинская организация обязана:
1) оказывать гражданам медицинскую помощь в экстренной форме;
ГК РФ Статья 309.
Обязательства должны исполняться надлежащим образом ... .
Статья 98. Ответственность в сфере охраны здоровья
2. Медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.
3. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.
4. Возмещение вреда, причиненного жизни и (или) здоровью граждан, не освобождает медицинских работников и фармацевтических работников от привлечения их к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Также предусмотрена уголовная ответственность по ч. 2 ст. 124 УК РФ, если помощь совсем не оказывалась, или по ч. 2 ст. 109 УК РФ, если помощь была оказана некачественно.
Кроме того, мужчина был тяжелый и крупный. Положение его было пассивное. И чтобы оказать ему помощь, необходимо было его тело двигать и поворачивать.
Статья 10. Доступность и качество медицинской помощи
Доступность и качество медицинской помощи обеспечиваются:
9) оснащением медицинских организаций оборудованием для оказания медицинской помощи с учетом особых потребностей инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями здоровья.
ТК РФ Статья 21. Основные права и обязанности работника
Работник имеет право на:
рабочее место, соответствующее государственным нормативным требованиям охраны труда и условиям, предусмотренным коллективным договором;
ТК РФ Статья 22. Основные права и обязанности работодателя
Работодатель обязан:
соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров;
...
обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда;
обеспечивать работников оборудованием, инструментами, технической документацией и иными средствами, необходимыми для исполнения ими трудовых обязанностей;
Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей"
Статья 7. Право потребителя на безопасность товара (работы, услуги)
1. Потребитель имеет право на то, чтобы товар (работа, услуга) ... был безопасен для жизни, здоровья потребителя, ... .

Поэтому, в данном случае, возможно привлечение к ответственнести главного врача по п. "в" ч. 2 ст. 238 УК РФ.
Ответить Ссылка 0
30.11.2017 13:32
Уважаемый Евгений! Огромное спасибо за обстоятельный комментарий!

Очевидно, что поднятая тема, волнует врачей, особенно работающих в области неотложной медицины! Теперь по поводу аргументов, высказанных Вами. Прежде всего, мне бы очень не хотелось, чтобы пост был отнесен к конкретному случаю в Смоленской больнице. «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ст. 49 Конституции РФ). Именно поэтому, вначале комментируемого блога, я сделал оговорку: «Понимая, что признать человека виновным может только суд, я бы хотел остановиться на неких типовых медицинских ситуациях, которые могут стать (или не стать) основаниями для привлечения к уголовной ответственности». Поэтому оставим следствию и суду бремя рассмотрения конкретного случая, которые, безусловно, изучат ВСЕ доказательства и вынесут обоснованные постановления.

Вместе с тем, очевидно, что данная ситуация (обращение пациента в нетрезвом состоянии после полученных в драке телесных повреждений) является типовой и, вместе с тем одной из самых проблемных. Вариантов поведения больного может быть несколько:

1. Больной без сознания.
2. Больной в сознании, соглашается на вмешательство, подписывает согласие.
3. Больной в сознании, не соглашается, отказывается от вмешательства.

В первом случае, поведение медицинских работников очевидно регламентировано п.1, ч. 9, ст. 20 Закона 323-ФЗ: «если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю».

Во втором случае помощь оказывается в обычном режиме.

Именно третий случай и стал поводом к написанию блога, целью которого является привлечение внимания к имеющейся, на мой взгляд, правовой неопределенности.

Что такое состояние, которое не позволяет выразить волю? Является ли алкогольное опьянение состоянием, не позволяющим выразить волю? Кто и в каком порядке устанавливает состояние, не позволяющее выразить свою волю? В комментарии дается отсылка к Закону «О психиатрической помощи….»(ч. 4 ст. 11 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании"). Однако в нем идет речь о лицах, страдающих психическим заболеванием. Кто может установить наличие у лица психического заболевания? Указанная в Законе № 3185-1 норма чрезвычайно широка: «В этих случаях, кроме неотложных, лечение применяется по решению комиссии врачей-психиатров» (ч. 4 ст. 11 того же Закона). Из нормы непонятно, кто может принять решение в неотложных случаях о наличии психического расстройства и возможности выполнять вмешательство без согласия. Относится ли к этой категории врач-хирург, медсестра? Идет ли речь о лечении страдающего психическим расстройством от психического заболевания или о любой медицинской помощи данному больному? Данные вопросы требуют конкретизации, поскольку нормы Законов могут толковаться только буквально! Применительно к данной типовой ситуации неразрешенным остается вопрос о наличии у больного психического расстройства.

Далее, в комментарии обращается внимание: «Правовая норма указана неверно. По всей видимости автор публикации имел в виду пункт 4 части 9 ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ " Указанная правовая норма в данном случае не подходит. Совсем не подходит. Ч. 10 ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ 2) в отношении лиц, указанных в пунктах 3 и 4 части 9 настоящей статьи, - судом в случаях и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации.

То есть, это совсем другой случай. Поскольку к лицам, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры медицинского характера по основаниям и в порядке, которые установлены федеральным законом. В данном случае требовалось медицинское вмешательство иного рода».

Благодарю за поправку, я действительно имел в виду п. 4, ч. 9 ст. 20 Закона. Однако позволю себе с Вами не согласиться по следующим основаниям:
О принудительных мерах медицинского характера идет речь в ч.11, ст. 20, Закона №323 – ФЗ, только в этой норме указанный Закон позволяет выполнить вмешательство против воли пациента. Однако, п. 2, части 10 ст. 20 того же Закона предусматривает некие иные варианты вмешательства без согласия по судебному решению для лиц совершивших преступления согласно Законодательству!?  На сегодня это главы 30, 31, 31.1 "Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации", предусматривающие возможность недобровольного вмешательства психически больным, страдающим туберкулезом и несовершеннолетним, недееспособным при отказе законных представителей. Вместе с тем, открытая бланкетная форма п.2, ч.10, ст. 20 Закона 323-ФЗ позволяет принять нормативный акт или сослаться на некие иные нормативные акты. Данная Законодательная конструкция крайне нежелательна, поскольку для прямого обязывания обратиться в суд необходимы конкретные прямые и абсолютно понятные законодательные нормы. В нашей ситуации больной судим, следовательно, совершил преступление, должна ли больница обращаться в суд с заявлением о недобровольном вмешательстве? Вы уверены, что не должны обратиться в суд? А если завтра появится какой-либо иной нормативный акт. На мой взгляд, нормы законов, устанавливающие возможность недобровольного вмешательства должны прямо включаться Закон 323-ФЗ. Говоря о недопустимой расширительности формулировки п. 2, ч.9, ст.20 Закона 323-ФЗ, я имел в виду следующее – к лицам, совершившим общественно-опасные деяния (преступления) относятся: лица, содержащиеся в местах лишения свободы, лица к которым применены меры медицинского характера, лица приговоренные судом к наказаниям, не связанным с лишением свободы, лица судимые, лица с погашенной судимостью. На мой взгляд, абсолютно некорректно нормативно закреплять саму возможность вмешательства без согласия для всех этих категорий лиц, поскольку вмешательство без согласия против воли субъекта – насилие, норма должна быть конкретизирована.

Итак, мы разделяем понятия оказание помощи без согласия и недобровольное вмешательство. Второе возможно при применении принудительных мер медицинского характера согласно УК РФ и КАС РФ, отдельно стоят лица, страдающие психическими расстройствами в неотложных ситуациях со всей долей неопределенности, о которой говорилось выше!

В приведенном комментарии содержится большое количество ссылок на различные нормативные акты, но, ни один из них не обязывает выполнить вмешательство без согласия, а тем более против воли!

Теперь к конкретным составам! Действительно врачи могут привлечены к ответственности по ст.ст. 124 и 109 УК РФ, но разница не в том делали они чего-нибудь или нет! Ст. 124 предполагает умышленное бездействие без уважительных причин, хотя бы субъект что-то и сделал, а впоследствии отказался от продолжения действий. Его бездействие должно стать причиной наступления последствий в виде вреда здоровью или смерти, которые возникают с неосторожной формой вины. Статья 109 подразумевает не некачественную медицинскую помощь, а выполнение ненадлежащих действий, повлекших смерть, либо невыполнение надлежащих действий (при условии наличия прямой обязанности и возможности разорвать причинно-следственную связь между причиной и смертью) с неосторожной формой вины. Если установлено, что больной не соглашался или отказывался от вмешательства или сопротивлялся вмешательству, будучи в своей воле, говорить о данных составах невозможно. Говорить о ст. 238 в таковой ситуации, на мой взгляд, совсем проблематично, статья подразумевает прямой умысел в действиях лица, оказывающего услугу, не отвечающую требованиям безопасности, т. е. главный врач должен умышленно нарушить  какие-либо требования, в квалифицированном составе это прямо должно повлечь последствия в виде наступления смерти.
Конечно, к уголовной ответственности могут быть привлечены и врачи и главный врач, тем более что уже было несколько депутатских запросов. Вместе с тем, для этого врачам необходимо как до, так и после выполнить целый ряд действий, без которых такая квалификация их деяния невозможна. Особенно учитывая принцип презумпции невиновности.

Спасибо за комментарии! Готов продолжить обсуждение!
Ответить Родитель Ссылка 0