Блог Ивана Печерея
Компания: МГМСУ им. И. А. Евдокимова, г. Москва
Должность: Доцент кафедры судебной медицины и медицинского права

К вопросу применения статьи 238 УК РФ в отношении медицинских работников

23.02.2018 04:00 Комментариев: 29 1618
Очень много споров и дискуссий на различных площадках, включая «Врачи. РФ», вызвал вопрос применения ст. 238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» к медицинским работникам. Давайте попробуем в нем разобраться, ибо вопрос действительно очень принципиален.

Для начала, пара слов о том, что из себя представляет данная статья. Как правило, медицинские работники привлекаются к уголовной ответственности по ч. 2 данной статьи, а именно «1. Производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности, -

повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека, -

- наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового».

Принципиальный момент здесь следующий. Данная статья содержит состав тяжкого преступления. Здесь есть несколько неприятных моментов, например погашение судимости через 8 лет после выхода из колонии (ст. 86 УК РФ), и самое на мой взгляд неприятное и решающее – срок давности по таким преступлениям составляет 10 лет (в отличии от, например статьи 109 УК РФ, где аналогичный срок составляет 2 года) в силу ст. 83 УК РФ. Но об этом чуть позже.

Так, объектом преступления по данной статье выступает здоровье населения. Объективная сторона преступления в случае, когда субъектом преступления становится медицинский работник, заключается в выполнении работ либо оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей. Здесь в целом все понятно. Гораздо интереснее дальше.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, что подтверждается мнением ряда авторов ("Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т." Постатейный, том 2, 2-е издание, под ред. А.В. Бриллиантова, "Проспект", 2015; "Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический", постатейный, 2-е издание, переработанное и дополненное, под ред. С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова, "Юриспруденция", 2013). Это означает, что лицо, совершающее преступление, знало о том, что его действия приведут к общественно опасным последствиям, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ст. 25 УК РФ). То есть, медицинский работник выполняя медицинскую манипуляцию (что де-факто считается услугой) должен был осозновать, что выполняет медицинское вмешательство с нарушением требований безопасности.

Итак, делаем первый вывод. Статья 238 УК РФ не применима к медицинскому работнику, поскольку содержит в себе состав преступления с прямым умыслом, заключающимся в осознанном совершении действи, представляющих опасность для пациентов, который у медицинского работника де-факто отсутствует.

Но гораздо интереснее, кто считается субъектом данного преступления. Так, ряд авторов (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. М.: Контракт, 2013. 152 с.; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры / Отв. ред. В.В. Малиновский; Науч. ред. А.И. Чучаев. М.: Контракт, 2011. С. 706; Колосовский В.В., Савченко А.Н. Установление потерпевшего и субъекта преступления, предусмотренного статьей 238 УК РФ // Уголовный процесс. 2008. N 3. С. 11 - 13.) однозначно указывает на то, что субъектом преступления по данной статье является собственник коммерческой организации, либо руководитель организации, оказывающей определенные услуги. Данное обстоятельство основано на положении Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 "О защите прав потребителей" согласно которому исполнителем признается организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору.

Таким образом, напрашивается вывод номер два. Медицинский работник, который состоит в трудовых отношениях с медицинской организацией, и не выступает в деловом обороте от своего имени, поскольку не имеет лицензии на осуществление медицинской деятельности и не заключает договора возмездного оказания услуг с пациентом, не может быть привлечен к ответственности по статье 238 УК РФ. Однако, данное обстоятельство не исключает факта привлечения его по другим статьям УК в случаях, если в его действиях имелась неосторожность, повлекшая причинение тяжкого вреда здоровью либо смерти пациента. В этом случае его возможно привлечь по ч. 2 ст. 109, и ч.2 ст. 118 УК соответственно. Но никак по статье 238 УК РФ.

Едем дальше. Вчитаемся внимательно в название самой статьи – «… выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности». Окей, сразу же возникает вопрос – а какие требования безопасности установлены к медицинским услугам? Все что удалось найти, так это определение безопасности медицинской помощи, под которой понимается отсутствие недопустимого риска, связанного с возможностью нанесения ущерба ("ОСТ 91500.01.0005-2001. Отраслевой стандарт. Термины и определения системы стандартизации в здравоохранении", принят и введен в действие Приказом Минздрава России от 22.01.2001 № 12). При этом сразу на ум приходит ч. 2 ст. 41 УК РФ «Обоснованный риск», согласно которой риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам. То есть проще говоря согласно данным определениям медицинская услуга (сиречь медицинская манипуляция) не должна иметь недопустимого (необоснованного риска), который может привести к возможному нанесению ущерба. Но в подавляющем большинстве случаев оказания медицинской помощи такого сознательного риска и не бывает. Беда лишь только в том, что сама по себе медицинская помощь таит в себе риск возникновения тех или иных осложнений, равно как и, например, перелет в самолете таит в себе угрозу его падения. Но если причину падения самолета можно установить (хотя конечно далеко не всегда) и она может быть связана в том числе с невыполнением требований по технике безопасности (например, своевременного обслуживания двигателя) которые четко установлены и регламентированы различными техническими регламентами, то для медицинской помощи таких регламентов, устанавливающих критерии безопасности, к сожалению нет.

Также законом о защите прав потребителя установлено, что безопасность услуги подразумевает собой безопасность, услуги для жизни, здоровья, имущества потребителя и окружающей среды при обычных условиях, а также безопасность процесса выполнения работы (оказания услуги). При этом требования к безопасности должны быть установлены каким-либо нормативным актом, однако в настоящее время такого акта в отношении медицинских услуг нет.


Приходим к третьему выводу – применение данной статьи к оказанию медицинских услуг невозможно ввиду отсутствия соответствующих критериев безопасности их предоставления, установленных законодательно.

Таковы основные моменты, почему 238 статья не может применяться к медицинским работникам. Но ведь она применяется, и применяется активно. На мой взгляд, это связано с тем, что у правоохранительных органов есть некая задача по реальному осуждению медицинских работников, а также задача по выполнению плана по раскрытию тяжких преступлений, которую можно решить таким вот незамысловатым путем. Как показывает практика, в случае если удается вмешаться в расследование подобного рода дел до того, как их передадут в суд, шанс развалить такое дело достаточно высок. Но к сожалению, тенденция такова, что число уголовных дел в отношении медицинских работников, в том числе дел, возбужденных по 238 статье УК РФ неуклонно увеличивается. «Охота на ведьм» набирает обороты…
Просмотров: 1618 Комментариев: 29 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.
Насчет наличия прямого умысла в данном составе сомневаюсь. Если исполнитель услуги желает смерти потребителя и добивается наступления преступного результата путем оказания опасной услуги, то достаточно квалифицировать деяние по ст. 105 УК РФ. Зачем тогда ст. 238 УК РФ? Даже продавая технический спирт под видом качественной водки у продавца только косвенный умысел, а не прямой. Поскольку медицинский работник не желал наступления смерти потребителя, то возможен только косвенный умысел.
Ответить Ссылка 0
23.02.2018 14:45
Прямой умысел заключается здесь в том, что лицо сознательно оказывает услуги с несоблюдением требований безопасности, а не в том, что он хочет причинить вред. Это принципиальная разница, о которой как правило мало кто задумывается.
Ответить Родитель Ссылка 0
"... субъектом преступления по данной статье является собственник коммерческой организации, либо руководитель организации, оказывающей определенные услуги". Я думаю, что совсем не обязательно. Если собственник коммерческой организации, либо руководитель организации, оказывающей определенные услуги со своей стороны сделал все, что от него зависело, чтобы осуществление услуг было безопасным, а непосредственный исполнитель услуги, вопреки требованиям руководителя, допустил нарушение безопасной технологии оказания услуги, то непосредственный исполнитель услуги и должен быть привлечен к уголовной ответственности. А если причина оказания услуги именно по опасной технологии содержится в организации оказания услуги, то к уголовной ответственности нужно привлекать руководителя (собственника).
Ответить Ссылка 0
23.02.2018 14:36
Весь прткол в том, что по смыслу законодательства работник не оказывает услугу. Услуги оказываются исполнителем, коим считается организация - юридическое л цо. А поскольку его привлечь к уголовной ответственности нельзя - привлекают его руководителя. Для работника другие статьи применимы.
Ответить Родитель Ссылка 0
Субъективная сторона преступления характеризуется не обязательно умыслом. Тем более, прямым умыслом.
А.И. Рарог видит в измененной редакции части 2 статьи 24 УК РФ возврат законодателя «к концепции преступлений с альтернативной формой вины: если при характеристике преступления форма вины в уголовно-правовой норме не указана, и она с очевидностью не вытекает из способов законодательного описания этого преступления, то оно может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности (например, заражение ВИЧ-инфекцией, разглашение государственной тайны)». Но если умысел не доказан, то в случае наступления смерти по неосторожности требуется квалификация преступления по ч. 2 ст. 109 УК РФ и по ч. 1 ст. 238 УК РФ. Поскольку п. "в" ч. 2 ст. 238 УК РФ устанавливает запрет на совершение преступления с двумя формами вины. Поэтому, если умысел не доказан, то преступление должно быть отнесено к категории небольшой тяжести.
Ответить Ссылка 0
23.02.2018 16:01
Сваливаемся во мнения разных авторов. Приводимые мною авторы мыслят несколько иначе. Про две формы вины, впрочем, согласен.
Ответить Родитель Ссылка 0
Прямой умысел всегда направлен на достижение преступного результата. Если нет желания наступления общественно опасных последствий, то нет и прямого умысла.
Ответить Ссылка 0
23.02.2018 16:50
Безусловно. Но здесь как раз и есть прямой умысел. Лицо знает, что нарушает требования безопасности и оказывает небезопасную услугу, и тем не менее её осуществляет, хотя может этого и не делать. Это - прямой умысел. Негативные последствия здесь - факт оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности.
Ответить Родитель Ссылка 0
Оказание услуг состоит из организационной части и непосредственно оказания самой услуги. Все зависит на каком этапе произошли нарушения, которые привели к наступлению общественно опасных последствий. Если руководитель (собственник) ничего не нарушил, а непосредственный исполнитель все сделал не так как нужно, то последний и должен нести ответственность. Например, чтобы избежать исключительно редкого осложнения какой-нибудь манипуляции, за больным необходимо наблюдать в течение суток, но опытный врач рискует, поскольку данный риск характеризуется настолько малой величиной, что ею вполне, при его опыте, можно пренебречь. Поэтому сразу после проведения инвазивной манипуляции опытный врач отпускает больного домой, не проводя никакого наблюдения. У больного развивается данное, исключительно редкое осложнение. И это осложнение приводит к смерти. По моему мнению, в такой ситуации риск будет расценен как необоснованный. Ответственность по п. "в" ч. 2 ст. 238 УК РФ.
Ответить Ссылка 0
23.02.2018 16:18
Нет, все зависит от того кто является исполнителем услуги. А им является лицо, обладающее лицензией на осуществление соответствующей деятельности, которое выступает в деловом обороте от своего собственного имени. Это - организация либо ИП, И их следует привлекать по ст. 238 УК РФ. Для работников же есть свои составы преступлений, для медицинских работников, в частности - ст. 109 УК РФ и 118 УК РФ.
Ответить Родитель Ссылка 0
Факт оказания услуг не является негативным последствием. Преступление по ч. 1 ст. 238 УК РФ имеет формальный состав.
Ответить Ссылка 0
23.02.2018 19:40
Да ну? По данной статье - является. Поскольку умысел - именно в этом . Заведомое оказание услуг не отвечающих требованиям безопасности. Все остальное уже связано с причинением вреда.
Ответить Родитель Ссылка 0
Исполнителем услуги является организация, которая оказывает услугу действиями своих сотрудников. Например, врач посчитал, что руководитель закупил неэффективные лекарства. Он посчитал, что большая эффективность будет от другого лекарства, более дорогостоящего. Он специально это лекарство приберег для лечения именно этого заболевания. Срок хранения дорогостоящего лекарства истек всего год назад. Совсем ведь свежее лекарство! Но это дорогостоящее лекарство с незначительно истекшим сроком годности дало нежелательный побочный эффект или развилось какое-то осложнение. Причем здесь будет руководитель? Но состав преступления по ч. 1 ст. 238 УК РФ будет окончен.
Ответить Ссылка 0
23.02.2018 19:29
Вы путаете понятия "сбыт" и "оказание услуг". Между ними есть разница, не находите?
Ответить Родитель Ссылка 0
Мнение Алексея Ивановича я привел для примера. Просто наши мнения совпадают. А вот с мнением, что "Субъективная сторона преступления (ст. 238 УК РФ) характеризуется прямым умыслом" и только прямым умыслом, категорически не согласен. Поскольку это на самом деле не так. Причем совсем не так. Зачем писать что-то заведомо ложное? Мое мнение часто не совпадает с мнением окружающих. Когда работал в соматопсихиатрическом отделении областной психиатрической больницы это было гораздо чаще, чем сейчас. И когда говорят что-то совсем уж далекое от действительности, то сразу же это вижу.
Ответить Ссылка 0
23.02.2018 19:13
А мое мнение несколько иное, и совпадает с мнением других авторов. Солидарен с Вами - зачем писать что-то ложное, на мой взгляд в данном случае имеет место лишь прямой умысел.
Ответить Родитель Ссылка 0
Использование врачом просроченных лекарств при оказании медицинских услуг, если он считал, что этим он добьется в данной клинической ситуации лучшего лечебного эффекта не является сбытом просроченного лекрства. Сбыт - это реализация товара в процессе самостоятельной сделки. А если врач не предполагал в процессе использования лекарства какого либо материального возмещения, мог бы воспользоваться лекарствами предоставленными ему для работы руководителем, которое, с его, врача, точки зрения, неэффективно, но имеет МНН очень эффективного лекарства под торговым наименованием оригинального препарата, то откуда там взятся такому признаку как сбыт. Нет там такого признака. С учетом положений ст. 704 и ст. 783 ГК РФ лекарства, бинты, шприцы, бахилы расходуются исполнителем в процессе оказания медицинских услуг и сбытом не являются.
Кроме того, я могу найти множество других примеров того, что врач, как непосредственный исполнитель медицинской услуги должен нести ответственность именно по ст. 238 УК РФ.
Ответить Ссылка 0
24.02.2018 15:50
В данном случае, это конечно же сбытом не является, соглашусь. Тем не менее, продолжаю не соглашаться с основополагающим фактом который лежит в основе Вашего убеждения, а именно того, что медицинский работник является непосредственным исполнителем медицинской услуги, поскольку это прямое противоречие действующему законодательству, а именно - взаимосвязанным положениям ГК РФ, 323-ФЗ и ЗоЗПП. Соответственно, все примеры, которые Вы можете привести, не опровергнут данного факта.

На самом деле, проблема действительно есть. Поймите. принципиально ведь дело не только в том, кто является исполнителем услуги. Дело в том, что для привлечения по данной статье должно быть осознанное нарушение критериев безопасности услуги, которые не установлены в настоящее время законодательно. Их просто нет. Именно поэтому в первую очередь нельзя применить 238 УК РФ к исполнителям медицинских услуг, вне зависимости от того, кто им является.
Ответить Родитель Ссылка 0
Если состав преступления формальный, то последствия не являются обязательным признаком объективной стороны состава преступления. Умысел есть, тут с Вами не поспоришь. А последствия необязательны. Они могут быть, но влияют не на квалификацию, а индивидуализацию наказания. Ну не знаю, почитайте хотя бы классический университетский учебник под редакцией проф. Марченко М.Н. по теории государства и права. Там очень доходчиво преподносится учебный материал по материальному и нематериальному (формальному и усеченному) составам преступления. Я сам по этому учебнику готовился к занятиям и к экзамену - очень рекомендую.
Ответить Ссылка 0
24.02.2018 15:58
Так я и говорю же про умысел исключительно. А он прямой. Который как правило отсутствует у врача как таковой при оказании медицинской помощи, что по-моему мнению ошибочно называть и приравнивать к медицинской услуге, как это делается, в частности, сотрудниками правоохранительных органов . Согласен с Вами также, что состав преступления здесь формальный, но это не отменяет присутствие умысла как обязательного условия привлечения к ответственности по данной статье.

А из авторов учебников мне ближе Хропанюк ))))))
Ответить Родитель Ссылка 0
"Тем не менее, продолжаю не соглашаться с основополагающим фактом который лежит в основе Вашего убеждения, а именно того, что медицинский работник является непосредственным исполнителем медицинской услуги, поскольку это прямое противоречие действующему законодательству, а именно - взаимосвязанным положениям ГК РФ, 323-ФЗ и ЗоЗПП".
Ну тут, по всей видимости какие-то фундаментальные системно-сверхценные построения, которые пока, действительно, находятся за пределами моего понимания. Ну чтож, будем изучать вопрос.
Ответить Ссылка 0
24.02.2018 15:39
Да нет, все очень просто. Нужно всего лишь ответить на один-единственный вопрос - кто является исполнителем услуги по смыслу законодательства. Никаких особенных сверхценных построений здесь нет, всего лишь простая азбучная истина, хотя безусловно - фундаментальная.
Ответить Родитель Ссылка 0
24.02.2018 20:14
Тут погуглил немножко - и вот результат. Судебное решение, подтверждающее правоту моих слов: https://rospravosudie.com/court-oktyabrskij-rajonnyj-sud-g-tomska-tomskaya-oblast-s/act-538698810/
Ответить Родитель Ссылка 0
Ну так-то да, конкретные правоприменители посчитали, что субъективная сторона преступления по ст. 238 УК РФ предусматривает вину только в форме прямого умысла. Иван Олегович, Вы имеете полное право сдать экзамен и стать судьей. И Ваше мнение тоже станет судебной практикой. Тогда у Вас будет возможность трясти не одним приговором, а целой пачкой приговоров из реальной судебной практики федерального судьи И.О. Печерея.
Ответить Ссылка 0
24.02.2018 20:45
Совершенно не понимаю причину Вашей иронии. Полагаю, она выглядит как-то неуместно. Переход на личности как правило опускает любую дискуссию ниже плинтуса, и мне очень жаль, что это произошло у нас с Вами. Честь имею.
Ответить Родитель Ссылка 0
Иван Олегович, извините, не хотел Вас обидеть! Живу, по большей части, в сельской местности, не в Москве. Поэтому иногда могу допускать неуместные шутки.
Ответить Ссылка 0
24.02.2018 21:16
Хорошо, проехали ))))). Дело кстати разбиралось в 2015 году, а сейчас судебная практика значительно поменялась к сожалению.
Ответить Родитель Ссылка 0
Надо будет мне дополнительно разобраться с данным составом. Может быть и я что-то не так пониааю.
Ответить Ссылка 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.