Блог Дмитрия Гаганова
Компания: Ассоциация организаторов здравоохранения в онкологии
Должность: Юрисконсульт

Иски пациентов в отношении качества медпомощи во время коронавирусной пандемии: о гражданско-правовой ответственности и вине юридического лица

17.09.2020 18:18 Комментариев: 0 179
Немного теории.

Для начала разберём, что такое юридическая ответственность, разновидностью которой является гражданско-правовая.

Ответственность – это, прежде всего обязанность или как говорит видный правовед Смирнов В.Н. «ущербная обязанность». С другой стороны – это отношение, правовое отношение между государством и юридическим лицом (медицинская организация – лицензиат!), при этом управомоченный орган государства (тот, который имеет право, в нашем случае – судебный орган или территориальное управление Росздравнадзора) наделён полномочиями применить к правонарушителю принуждение, а у нарушителя (медицинской организации) возникает обязанность претерпеть ущерб (в нашем случае – материальный).

Далее – совсем немного теории экстраординарного правового регулирования, в преломлении к российской правовой системе.

Вспышка COVID-19 признана 30.01.2020 Всемирной организацией здравоохранения «чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения», имеющей международное значение.

Генеральный директор ВОЗ Тедрос Гебрейесус 11.03.2020 объявил о пандемии COVID-19 и поставил четыре основные задачи.

Во-первых, принятие мер по обеспечению готовности.

Во-вторых, выявление больных, оказание им помощи и лечения.

В-третьих, предупреждение дальнейшего распространения инфекции.

В-четвертых, поиск инновационных решений и изучение опыта.

Это – международно-публичный уровень. На уровне нашей страны – применение ст.ст. 51 и 52 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» - в виде Постановлений Главного санитарного врача №7, основанного на рекомендация ВОЗ.

На уровне границ медицинской организации – территория базового санэпидрежима (каждая медорганизация или субъект меддеятельности – лицензиат и одновременно объект, на который выдано сан-эпидзаключение), который трансформируется в режим «по недопущению внутрибольничного распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19»(приказ № 198н Минздрава от 19 марта 2020г.), являющийся неотъемлемой частью временного порядка организации медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19.

Вне границ медицинской организации (они должны быть юридически определены!) действует «режим повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации или в зоне чрезвычайной ситуации» в рамках реализации которого существует возможность установления «обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения».

ЧТО ПРИНИМАТЬ ВО ВНИМАНИЕ В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда в многочисленных своих актах отметила, что недопустимо возлагать бремя доказывания на истцов обстоятельств, касающихся некачественного оказания гражданину медицинской помощи и причинно-следственной связи между этим событием и вредом здоровью (смертью пациента).

При этом доказывать качество оказания медицинской помощи должна сама медицинская организация, а не пациент или его родственники, с учётом того, что судебно-медицинская экспертиза не имеет заранее установленной силы, и суд её будет оценивать наряду с остальными доказательствами.

Что общего почти у всех «ковидных» дел, (дел, осложнённых коронавиротической составляющей)?

Отдельно выделю иски о ненадлежащем оказании медицинской помощи при лечении пациента с уже выявленной коронавирусной инфекцией – данная категория дел близка к «классическим» врачебным делам, когда ответчику надо доказывать надлежащее качество оказанной помощи. Особенность здесь – ходатайствуем о привлечении в качестве клинического специалиста эпидемиолога.

Абзац из возможного варианта ходатайства о назначении СМЭ

В связи с тем, что в процессе рассмотрения дела возникли вопросы, требующие специальных знаний и руководствуясь ст. 79, 82 ГПК РФ,
прошу суд:

I. Назначить комплексную судебно-медицинскую, качества оказания медицинской помощи, экспертизу с обязательным привлечением, помимо прочих, специалистов в области: эпидемиологии, пульмонологии, анестезиологии, реабилитологии _____________ (список формируется в зависимости от конкретного дела) на
разрешение которой поставить следующие вопросы:

II. __--------------------------------------------------

Относительно остальных категорий следует сказать следующее.

Общетеоретический подход – доказать отсутствие вины медицинской организации в заражении конкретного пациента.

Вина в форме умысла или неосторожности – для гражданского процесса значения в разрезе наступления деликтной (внедоговорной ответственности) значения не имеет.

Определяется степень вины для определения размера компенсации морального вреда.

Как определять степень вины?

Исследуем ст. 401 Гражданского кодекса РФ. В ней содержится указание на обстоятельства, исключающие вину лица (в судебной медицине – несчастный случай) – принятие ИСЧЕРПЫВАЮЩИХ мер для надлежащего исполнения обязательства при должной степени заботливости и осмотрительности.

Из этого заключаем с обоснованностью: вина медицинской организации как юридического лица – гражданского ответчика выражается в таком отношении к своим действиям, которое характеризуется несоблюдением требований должной внимательности, заботливости и осмотрительности.

Разберём применительно к искам и досудебным претензиям, осложнённым «коронавиротической» ковидной составляющей.

Какие действия, к которым ваша организация, с учётом специфики, конечно, к которым гражданский ответчик должен надлежащим образом относится, что должно быть выражено в организационных мероприятиях и действиях?

Границы и содержание данных действий указаны в Приказе Минздрава 198н от 19.03.2020, действие которого распространяется на ВСЕ медицинские организации вне зависимости от ведомственной принадлежности и типа собственности. Действует данный приказ до 01 января 2021 года и является базовым при формировании и поддержании системы оказания медицинской помощи вообще, даже при смягчении жёсткости мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции.

Так что может оценить суд общей юрисдикции?

1) Прошли ли все сотрудники, участвующие в исследованиях лиц с подозрением на коронавирусную инфекцию, а также в проведении обработки определенных для исследований помещений специальное обучение (инструктаж) по работе с возбудителем новой коронавирусной инфекции COVID-19 и принципам техники безопасности.

2) Было ли установлено за лицами, контактными с умершим или инфицированным, медицинское наблюдение.

3) Поскольку суд общей юрисдикции является региональным и учитывает ситуацию, сложившуюся в данном регионе он будет выяснять.

При наличии неблагоприятной санитарно-эпидемиологической обстановки в субъекте Российской Федерации и при получении соответствующих распоряжений от территориального органа Роспотребнадзора, относился ли данный случай к случаю без наличия сопровождающей медицинской документации и и к случаю пневмонии с неустановленным возбудителем которые должны исследоваться согласно принципам проведения исследований лиц с подозрением на COVID-19.

4) Суд также потребует доказательства того, что были ли в соответствии с Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 30.03.2020 № 9 «О дополнительных мерах по недопущению распространения COVID-2019» [35], были ли предприняты меры, перечисленные в пункте 1.5.данного Постановления.

При раскрытии сущности должной осмотрительности следует анализировать действия гражданского ответчика – медицинской организации в соответствии с приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 02.04.2020 № 264н «О внесении изменений в приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 19 марта 2020 г. № 198н «О временном порядке организации работы медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19»»:

«6. Дополнить приказ приложением № 10 следующего содержания:
«Приложение № 10 к приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 19 марта 2020 г. № 198н

Минимальные требования к осуществлению медицинской деятельности, направленной на профилактику, диагностику и лечение новой коронавирусной инфекции COVID-19».

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ – МИНИМАЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ, это напрямую относится к выявлению степени должной осмотрительности у гражданского ответчика.

ПОМНИТЕ, ЧТО БРЕМЯ ДОКАЗЫВАНИЯ ОТСУТСТВИЯ ВИНЫ (onus probandi) ЛЕЖИТ НА МЕДИЦИНСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

В сложившихся условиях данное бремя доказывания осложняется ещё и бременем доказывания принятия исчерпывающих мер по «профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19» выражаемых в доказывании принятия мер по предотвращению заражения новой коронавирусной инфекцией.

Обязательность выявления наличия цепочки причинно-следственных связей накладывает обязательство на ответчика доказывать последовательность и преемственность действий медицинских работников, которая должна быть отражена во всей полноте в МСС: в диагнозе должны быть зафиксированы все имеющиеся осложнения, которые при смертельном исходе являются непосредственными и промежуточными причинами смерти, указанными в цепочке событий приведших к смерти (логическая последовательность «патогенеза смерти от COVID-19» по Г.А. Александровой, Д.Ш. Вайсману «Об использовании правил МКБ-10 при постановке посмертного диагноза, кодировании и выборе первоначальной причины смерти при травмах и заболеваниях, связанных с COVID-19»)

И в заключение – на всех стадиях как досудебного разбирательства, так и самой тяжбы готовьтесь к судебно-медицинской экспертизе, а если сказать точнее будьте готовы к тому, что действия вашей медицинской организации будут исследованы в процессе нахождения ответов на следующие вопросы или на подобные им:

1. При оказании медпомощи осуществлялись ли клиникой действия по своевременному выявлению и изоляции (госпитализации) пациентов с COVID-19 с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний (профилактические и обязательные медосмотры во время пребывания в стационаре)?

2. Есть ли прямая причинно-следственная связь между смертью пациента и неверной (несвоевременной) диагностикой заболеваний, некомпетентным использованием лабораторных и инструментальных диагностических методов, несвоевременным (неадекватным) лечением, поздней госпитализацией и изоляцией других пациентов, инфицированных COVID-19?

3. Есть ли опосредованная причинно-следственная связь между инфицированием пациента и непроведением обязательных медосмотров, нерегулярным проведением утренних медосмотров, неиспользованием современных медикаментозных средств профилактики?

4. Нарушила ли клиника установленные санитарно-гигиенические нормы и правила? Были ли в полной мере соблюдены меры санитарной профилактики инфекционных заболеваний?

5. Прослеживается ли опосредованная причинно-следственная связь между инфицированием гражданина и неправильной маршрутизацией пациентов в клинике?

6. Связано ли позднее поступление анализов на возбудителя COVID-19 с отсутствием надлежащего изолирования пациентов с подозрением на коронавирус?

7. Были ли своевременно получены клинические данные, позволяющие говорить о наличии новой коронавирусной инфекции, и были ли своевременно диагностированы признаки тяжелой пневмонии у пациента?


БРЕМЯ ДОКАЗЫВАНИЯ ОТСУТСТВИЯ ВИНЫ (onus probandi ) ЛЕЖИТ НА МЕДИЦИНСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ!

Согласно п. 28 Постановления Пленума ВС РФ “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей” при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере).
В сложившихся условиях данное бремя доказывания осложняется ещё и бременем доказывания принятия исчерпывающих мер по «профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19» выражаемых в доказывании принятия мер по предотвращению заражения бета-коронавирозом (новой коронавирусной инфекцией).
Просмотров: 179 Комментариев: 0 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.