Суд взыскал с ОГБУЗ «Первомайская районная больница» компенсацию за невыдачу молока

26.03.2020 00:14
446

Врач-фтизиатр обратилась с иском по факту нарушения ее прав, связанных с работой во вредных условиях. Заявление удовлетворили также в части морального вреда

В Первомайский районный суд Томской области обратилась истица с заявлением к ОГБУЗ «Первомайская районная больница» о взыскании денежной компенсации за невыдачу молока в связи с вредными условиями труда с 2009 по 2019 годы в размере 66 803 рубля, компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей.

В иске сообщила, что работает в больнице с 1984 года, а с 1998 – врачом-фтизиатром. За работу во вредных условиях (4 класс биологической опасности) администрация больницы, нарушая положения указанных локальных актов, не выдавала истцу молоко или равноценные продукты и не производила компенсацию в денежном эквиваленте. Врач о своих правах узнала только в августе 2019 года при принятии коллективного договора в новой редакции.

Возражая против удовлетворения требований, больница подчеркнула, что врач-фтизиатр занят на работе с вредными условиями менее половины рабочей смены. Ведется учет отработанных часов, эти данные отображаются в табелях, из которых затем переносятся в ведомости на выдачу молока, однако заявитель ни в табелях, ни в ведомостях в заявленный период не фигурировала. Дополнительно истицей пропущен срок защиты прав (3 месяца), поскольку о нарушении она узнала в августе 2019 года, а заявление подано в декабре. Ответчик также подчеркнул, что иными льготами (дополнительный отпуск, надбавка) истица пользовалась, поэтому ее ссылка на незнание о выдаче молока или компенсации необоснованна.

Проанализировав позиции сторон, изучив материалы дела, суд установил:

  • истец поступила на работу в больницу участковым врачом-терапевтом в 1984 году, далее в 1998 году переведена участковым врачом фтизиатром;
  • вопросы выдачи молока в связи с вредными условиями работы урегулированы Приказом Минздравсоцразвития России от 16.02.2009 N45н, статьей 222 ТК: на работах с вредными условиями труда работникам выдаются бесплатно по установленным нормам молоко или другие равноценные пищевые продукты. Если во время работы человек во вредных условиях труда проводит меньше, чем длится полная рабочая смена, выдача молока происходит, если действие вредных факторов длится не менее половины такой смены;
  • выдача продуктов за вредность может быть заменена денежной компенсацией по письменному заявлению сотрудника;
  • факт невыдачи продуктов питания ответчик не отрицал, указывая, что права на получение молока у истца не имеется, поскольку непосредственно во вредных условиях она проводит меньше половины времени рабочих смен;
  • однако согласно карте аттестации рабочего места (2011 год) выявлено наличие биологического фактора класса условий труда 4.0, являющегося опасным/экстремальным, а в рекомендательных графах указано на необходимость и размер компенсаций в виде рекомендуемой выдачи 0,5 литра молока при фактической занятости не менее 50% рабочего времени;
  • истица с установленными результатами оценки своих условий труда не была ознакомлена работодателем, что является нарушением её права на получение достоверной информации;
  • согласно результатам специальной оценки условий труда (2018 год) установлено наличие биологического фактора производственной среды, соответствующего классу условий труда – 3.3 (вредные условия труда 3 степени). Доказательств ознакомления фтизиатра с СОУТ в деле не имеется;
  • таким образом, из представленных документов относительно вредности рабочих условий, истец занята на работе с вредными (подкласс 3.3.) и опасными (класс 4.0.) условиями работы, что дает ей право на получение гарантии и компенсации в виде молока или других равноценных продуктов;
  • ответчик сообщил, что установить вредность в более ранние периоды не представляется возможным, в ответ на что суд отметил, что не проведение работодателем аттестации рабочих мест не освобождает его от обязанности предоставить работнику компенсацию стоимости молока в дни его фактической занятости на работах, связанных с наличием на рабочем месте вредных производственных факторов;
  • занятость истца на работах, связанных с наличием вредных производственных факторов, в период с 2009 года, ответчиком не оспаривается. Таким образом, суд считает обоснованным доводы истца о том, что право на получение гарантий и компенсаций имелось у истца с момента перевода на должность участкового врача – фтизиатра;
  • в больнице действует приказ главного врача, регулирующий бесплатную выдачу работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, молока или других равноценных пищевых продуктов, или осуществление эквивалентных компенсационных выплат. Согласно приложению к данному приказу, врач фтизиатр указана в числе работников, занятых на работе с вредными условиями труда, однако с приказом истица не ознакомлена;
  • аналогичная обязанность работодателя установлена и коллективным договором;
  • ответчик представил анализ процентного соотношения больных туберкулезом, посетивших приемы истицы, которые, по его мнению, подтверждают, что врач-фтизиатр проводит во вредных условиях меньше половины рабочей смены (в частности, за 9 месяцев 2017 года количество больных туберкулезом составило 23.5% от общего количества посещений), однако суд отклонил данный расчет, поскольку процент занятости работника на работе с вредными условиями труда не может быть определен, исходя из приведенных процентов посещений лиц больных туберкулезом;
  • довод ответчика о том, что при выполнении рабочей смены во вредных условиях в течение менее 50% ее продолжительности истец не имеет права на получение молока, а равно компенсационной выплаты, является необоснованным и противоречит положениям п.1, п.4 «Нормы и условия бесплатной выдачи работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, молока или других равноценных пищевых продуктов»;
  • работодателем надлежащий учет рабочего времени и продолжительности рабочей смены истца во вредных условиях организован не был, поэтому суд приходит к выводу, что рабочая смена истца проходит во вредных условиях. Так как биологический характер вредных производственных условий заключается в контакте с пациентами, страдающими заболеванием, передающимся воздушно-капельным путем, в том числе, страдающими открытой формой туберкулеза, риск наступления вредных последствий для истца обусловлен самим характером её работы;
  • истец в нарушение требований трудового законодательства не была ознакомлена работодателем с локальными нормативными актами, в которых содержались сведения о наличии у нее права на получение молока или иных равнозначных продуктов или денежной компенсации в связи с выполнением работы с вредными условиями труда;
  • истец также обращалась с целью защиты нарушенных прав непосредственно к работодателю дважды, а в сентябре 2019 года обратилась с заявлением о нарушении своих прав работодателем в Прокуратуру Томской области;
  • суд отклоняет довод истца о нарушении сроков исковой давности, поскольку требование носит денежный характер и связано с обязанностью работодателя произвести причитающиеся выплаты, а в соответствии с ч.2 ст.393 ТК РФ за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, работник имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, следовательно истцом не был пропущен срок обращения в суд;
  • представленный истцом расчет причитающейся ей компенсации судом проверен и признаётся неверным, поскольку расчет произведен в текущих ценах за весь заявленный период, расчетная цена молока не является среднерыночной;
  • судом произведен расчет на основе информации, полученной из территориального органа Росстата по Томской области, согласно которой приведены сведения о стоимости 1 литра молока жирностью 2,5 % на территории г.Асино (ближайшего города к с.Первомайское) за период с 2009 по 2019 годы;
  • с учетом выявленных нарушений суд признает право истицы на компенсацию морального вреда, однако считает размер заявленной компенсации морального вреда, завышенным, не соответствующим характеру допущенного нарушения.

На основании изложенного выше, суд пришел к решению частично удовлетворить заявленные требования и взыскать с ОГБУЗ «Первомайская районная больница» в пользу истца денежную компенсацию за невыдачу молока за период работы участковым врачом-фтизиатром с 2009 по 2019 годы включительно в размере 44 771 рубль, а также 10 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Решение вступило в законную силу.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle