Блог Алексея Тихомирова
Компания: Некоммерческое партнерство Информационно-правовой центр «ЮрИнфоЗдрав»
Должность: Главный редактор

О лотерее на здоровье

12.09.2018 02:00 Комментариев: 0 91
Мне импонирует Георгий Бовт. Его материалы всегда логично-последовательные, содержательные, и пусть не во всем глубокие, но – без претензий на всезнание и все равно емкие.

Очередная его статья в Газете.ру порадовала и вызвала здоровую реакцию несогласия.

Сначала о том, что – бесспорно.

На федеральных телеканалах каждый день собирают СМС-пожертвованиями средства на лечение больным детям. Хорошо, что наши люди милосердны. Но ведь не должно быть так, чтобы на лечение гражданину РФ, притом часто даже не за границей, собирали по 100 рублей всем миром. Ведь есть же какие-то «квоты», фонды, ОМС и даже целый федеральный министр Скворцова, которая как-то самолично спасла от инсульта (это ее специальность) случайного попутчика в самолете.

Действительно, когнитивный диссонанс: Скво вещает, что лишь единичные детки нуждаются в заграничном лечении за счет российского бюджета, в то время как в самой России все нуждающиеся обеспечиваются всем необходимым, а по всем телевизионным каналам идет перманентный сбор средств на все эти хорошо обеспеченные государством нужды простых людей.

И главная проблема российской медицины не только в ее недофинансировании, но и в отсутствии единых и понятных правил ее функционирования по всей стране.

Правил-то – как грязи, а вот внятных и общеприменимых – нет. Правила – для чего-то другого и для кого-то другого: не для врачей ради пользы пациентов и не здоровья последних для.

В этом смысле федеральная медицина в нашей стране как система отсутствует.

Ну, что говорить – отсутствует. От слова “совсем”. В отрыве от недофинансирования здравоохранения и в сборе. И функционирования нет (в смысле: системы), поскольку нечему функционировать.

Это трудно назвать системой. Это нечто в состоянии полуразвала, где много чего намешано: остатки советской еще организации, бюрократизм и формализм, при этом — колоссальная коррупция. Подчас завидная самоотверженность врачей, добросовестность и высокая квалификация — и некомпетентность и безответственность других представителей профессии, отсутствие единых финансовых стандартов по стране.

Так система-то – чего? Медицины? Здравоохранения? Компетентности? Ответственности? Организации? Финансирования? *Закрадывается внутренний протест*

И далее:

… онкобольного на последней стадии, выписали с, извините, калоприемником в руках из одного прославленного подмосковного госпиталя, куда положили, впрочем, бесплатно. Родственникам не разрешили проехать на территорию больницы на машине, чтобы забрать его, почти не ходячего. Ему предложили идти до ворот (территория большая) пешком. Другому человеку — повезло. Но не до конца. Ему надо было сделать МРТ, исследование согласились сделать бесплатно и быстро, что даже в богатой Москве бывает нечасто. В силу особенностей заболевания сама процедура вызывала боль, ее надо было проводиться с анестезией, которую делать отказались: «вот сделайте укол, где хотите, потом приходите». В другом месте сделали МРТ с уколом, но уже за деньги.

И вот тут рождается открытое несогласие. Нет, не с жестокостью времени и людей, в том числе людей в белых халатах – это, как раз, общее место. Потому что рефреном звучит: … бесплатно, … бесплатно, … за деньги.

Так все-таки: лотерея-то – медицина или “за деньги”? “Кто виноват”? “… отсутствие единых финансовых стандартов по стране”?

При формальном даже наличии общих регламентов и протоколов, которые стремятся внедрить, смысл такой работы — нулевой, если эти протоколы не финансировать и если врачи, которые им должны следовать, порой просто вопиюще безграмотны. Или они их игнорируют, потому что денег нет.

Автор вдруг, внезапно подменяет понятия. Вроде – “регламенты и протоколы”, но в ракурсе – “финансировать”, на что – “денег нет”.

Только намедни в комментах к одной публикации пришлось использовать яркие, на мой взгляд, гиперболы: Если приходим на рынок, то, покупая, например, помидоры, поступаемся деньгами на их оплату. И, напротив, продавец, поступаясь помидорами, получает деньги в их оплату. И никаких вопросов измерения помидоров мерой денег не возникает.

Тогда откуда это удивительное предложение медицинскую деятельность мало того, что загнать в рамки “регламентов и протоколов”, но еще и измерять мерой “единых финансовых стандартов по стране”? Пациенту нужно, чтобы врач денежными знаками выложил историю его болезни? Пациенту нужно, чтобы диагноз и план лечения определялся нормативами финансирования деятельности врачей “сверху”? Да отнюдь!

Вот тут и возникла детерминирующая ошибка: бесплатному здравоохранению – почему-то! – противопоставлена бесплатная медицина.

Полностью бесплатная медицина должна быть похоронена официально, поскольку ее все равно давно нет, а то, что есть — это сплошное лукавство и обман завышенных ожиданий.

Но позвольте! Бесплатной медицины нигде никогда не было, нет и не будет. Вопрос в том, где и сколько на медицину тратят. Медицина не может быть бесплатной. Если это – деятельность. Если это деятельность в гражданском, экономическом обороте. Если это деятельность по реализации материальных (материальных!) благ – таких, как услуги. Если, в конце концов, это деятельность, имеющая себестоимость. Если это деятельность систематическая, т.е. обеспечивающая воспроизводство. Расширенное воспроизводство. То есть осуществляемая в расчете окупить издержки будущих периодов (прощу прощения у всех, не понимающих мой французский). Проще говоря, медицинской является деятельность, имеющая экономический характер и невозможная без извлечения прибыли, хотя бы и обращаемой на цели расширенного воспроизводства.

Для самой себя медицина не может быть платной или бесплатной. Медицина может быть бесплатной для потребителя (гражданина, обывателя, пациента и пр.), только если кто-то за это платит. Бесплатным может быть только здравоохранение. Здравоохранение и существует для того, в частности, чтобы сделать медицину бесплатной. Это вопрос к организации здравоохранения в стране – как сделать так, чтобы сохранить медицину бесплатной для тех, кто ею пользуется. Это не вопрос к самой медицине.

И бесплатное здравоохранение вовсе не нуждается в похоронах. Ничто не мешает здравоохранению оставаться бесплатным. При условии, что медицина будет оплачиваться в здравоохранении так, как это того требует. Вопрос лишь в том, кем.

И не факт, что государство не в состоянии оплачивать медицину для людей. Плохая организация – не повод утверждать, что денег для бесплатной медицины для людей нет. Для этого государству нужно лишь наладить здравоохранение – как механизм организации функционирования и оплаты медицины для людей.

И вот это – главное. Медицина должна быть! И всегда должен находиться тот, кто заплатит за медицину для людей – будь то государство, страховщик, работодатель, благотворитель или кто-то еще. Это может быть и сам нуждающийся, но (!) при условии, что и медицина, и государство в адеквате: руководствуются необходимым и достаточным для здоровья, не кивают друг на друга и соразмеряют финансовые аппетиты и возможности. Это если речь идет о финансовой стороне дела.

Теперь – о стороне организационной. Прав Бовт: пока – это “остатки советской еще организации”, не прав – что еще и “…бюрократизм и формализм, при этом — колоссальная коррупция”. Рассуждать можно, конечно, о промежуточности институтов (что, кстати, правильно), но нужно – о несоответствии этих институтов окружающим реалиям.

Никто пока не отменял теорию интересов. Для советского здравоохранения интересы иные, чем партии и государства, были не просто не важны, но и преследуемы: “раньше думай о Родине, а потом – о себе”. В новое же время интересы приобрели значение движущей силы: они управляют рынком, они детерминируют прогресс и ломают устои. Бюрократизм, формализм и колоссальная “коррупция” – суть отражение неправильного позиционирования интересов в здравоохранении. И разве это новость? Разве секрет, что во главу угла в российском здравоохранении поставлены имущественные интересы государства, а не интересы здоровья членов общества? Разве секрет, что имущественные интересы государства отраслевая бюрократия в здравоохранении измеряет своими интересами и уж точно не интересами граждан?

Так вот. У нас медицина подчинена здравоохранению. Государственному, на минуточку. И потому – подчинена бюрократии. Отраслевой, не отраслевой. И ее интересам. А всюду это не так. Это – первое.

Получается, что медицине по барабану, что там нужно пациенту, а важно то, что нужно чинуше, потому что из-под чинуши текут деньги, а не из-под пациента. Вот и вся институциональная организация нынешнего российского здравоохра.

У нас – деньги СЛЕДУЮТ ЗА пациентом. А за рубежом – пациент САМ носит предназначенные для него деньги. Деньги государства, там где это государство – социальное. Деньги казны. Как у нас в верхах говорят, деньги “окрашенные”. За бугром деньги окрашены не меньше, а носит их не чинуша, а пациент. Это – второе.

В Германии (США – не наше дао), например, государство выделяет средства казны на пациента, но пациент сам приносит их в клиники. Приносит, пополняя дополнительными взносами, через больничные кассы. Просто потому, что пациент содержит больничные кассы, они представляют его интересы перед медициной (иначе пациент уйдет в другую больничную кассу, а эта – потеряет в деньгах). И не через лотерею псевдострахового наперстничества, как у нас, а через вариант настоящего страхования, социального – ни его налоги не уходят в никуда, ни его взносы в больничную кассу не “сгорают”, как по страховке.

У нас – правит бал чинуша. На содержание которого, на секундочку, тоже деньги казны (то есть наших налогов) уходят. Отсюда – квоты, ВМП, “платные” услуги и пр. Это все порождение чинуш. Для общества. Для пациентов. Для нас.

И то, что за государственный счет граждане Российской Федерации не могут рассчитывать на бесплатное лечение, это – тоже мысль тех же самых чинуш. Для общества. Для пациентов. Для нас. Чтобы мы смирились с этой мыслью.

И предложение платить на “персональный страховой счет” (государству) – это вода на мельницу этих же чинуш.

Как и продолжение делегировать оным (чинушам же) “государственного финансирования, грантов и иной помощи”.

Фантазии на темы рейтингования “по качеству и уровню лечения, максимально независимую от Минздрава (!) и региональных чиновников (!)” уж опустим – это просто не серьезно. Во всем – и в категориях, и в независимости. Тратить время на аргументацию против не стоит в силу очевидности.

Очевидной является и несостоятельность лечения по “единым регламентам, нормативам, протоколам и финансовым параметрам лечения”. Как в примитивной песне Богдана Титомира “… делай как я, делай как я”. Едва ли найдется человек разумный, который хотел бы, чтобы его лечили не индивидуально, как нужно для него в соответствии с потребностями его здоровья, а по шаблону названия его болезни (диагноза), не факт что правильного.

Должны работать не усмотрения (тех же чинуш), не унификаты (стандарты, регламенты, нормативы), не запреты, ограничения (квоты, лимиты, секвестры), а правила, алгоритмы. Работать на интересы. Не безотносительно и, тем более, не против. Не вопреки.

Вопрос вопросов – позиционирование интересов. Нужно, чтобы медицине было выгодно лечить. Лечить для выздоровления. Чтобы заниматься здоровыми, не больными. Заниматься здоровьем, а не болезнями. Заниматься предотвращением болезней, профилактикой.

Будь правильно позиционированы интересы – и вопрос о программах медицинского обслуживания пожилых не возник, как и вопрос об аудите медицинского образования, просто не мог бы возникнуть: медицине выгодно было бы быть лучше.

Это – прямо противоположное тому, что есть у нас сейчас. Сейчас российской медицине все не выгодно. Сейчас она стреножена по вертикали здравоохранения.

В лучшем заинтересованы врачи – и для себя, и для пациентов. В лучшем заинтересованы пациенты – и для себя, и для врачей. Но и те, и другие – то есть общество – лишены какой бы то ни было возможности влиять на ситуацию.

А те, кто в состоянии влиять на ситуацию – не заинтересованы в каких бы то ни было подвижках. Это чинуши, бюрократия. То есть власть.

И снова здорОво! Опять пресловутая политическая воля. Точнее – ее отсутствие.

И потому лотерея – не медицина. И даже не здравоохранение. А простое безразличие в верхах к позиционированию влияющих на организацию здравоохранения интересов иных, кроме интересов правящей вертикали.

Действительно, “медицинская реформа — даже более важна и актуальна, чем обсуждаемое сейчас повышение пенсионного возраста”. Но ее не будет. Будет продолжение псевдо-, квази-, мета-, недореформы. Будут предложения полумер. Будут рассуждения о промежуточных институтах.

И единственное, что сохранится в стране – это бред на месте здравоохранения.

Источник
Просмотров: 91 Комментариев: 0 0

Добавить комментарий

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.