Выводы о причинно-следственной связи смерти ребенка и действиями врача безосновательны

20.09.2018 00:04
429
ГБУЗ АО "ОДКБ имени Н.Н. Силищевой"

Специалисты Центра независимой экспертизы Национальной медицинской палаты готовы оказывать дальнейшую поддержку астраханскому медику

Продолжаются судебные заседания по уголовному делу против врача государственного бюджетного учреждения здравоохранения Астраханской области "Областная детская клиническая больница имени Н. Н. Силищевой»

Врача медучреждения обвиняют в том, что он ненадлежащим образом исполнил свои профессиональные обязанности при оказании медицинской помощи, что в итоге привело к смерти двухмесячного младенца.

По данным следствия, в июне 2015 года двухмесячный ребёнок, находящийся в крайне тяжелом состоянии, был госпитализирован в детскую клиническую больницу им. Н.Н. Силищевой. Ребенок был переведен в отделение анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии, где через некоторое время была зафиксирована аспирация рвотными массами, остановка дыхания.

Несмотря на проведенные реанимационные мероприятия (ИВЛ, пункция и катетеризация подключичной вены) ребенка спасти не удалось. По версии следствия, врачи отделения не обеспечили необходимый комплекс лечебно-диагностических мероприятий. Кроме того, во время проведения медицинской манипуляции были повреждены стенки правой подключичной вены ребенка. Эти факторы, как утверждает следствие, стали причиной гибели ребенка. Отметим, что изначально уголовное дело по ч. 2. ст.109 УК РФ было возбуждено против нескольких врачей больницы, однако, учитывая, что сроки давности данного преступления истекли уголовное преследование в отношении нескольких врачей, было прекращено. Врач, который сейчас находится под судом, сам отказался от прекращения уголовного преследования в связи с истечением сроков давности. По мнению адвоката, это было взвешенным и обдуманным решением со стороны медика. «Мой клиент уважаемый доктор, настоящий профессионал и он не может согласиться с выдвинутыми против него обвинениями. Для него важно доказать, что обвинения против него не имеют под собой основания», – отметила адвокат астраханского врача.

Адвокат медика обратилась в Союз медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» с просьбой организовать проведение экспертизы качества медицинской помощи в Центре независимой экспертизы качества НП «Врачебная палата Московской области». Центр независимой экспертизы привлек к рассмотрению ситуации с врачом независимых экспертов: врачей высшей квалификационной категории педиатров и инфекционистов, анестезиологов. Они полагают, что выводы о прямой причинно-следственной связи смерти ребенка и действиями врача безосновательны.

Как было установлено экспертами, на основе анализа медицинской документации, ребенок родился недоношенным с тяжелой генетической патологией (врожденный ихтиоз) – кожные покровы были сильно истончены и практически отсутствовали. Вилочковая железа (тимус) у ребенка отсутствовал, что свидетельствует о вероятной выраженной недостаточности гуморального и клеточного иммунитета характерного для врожденного иммунодефицита у новорожденного. При патологоанатомическом вскрытии были выявлены врожденные метеопатии – незрелость ткани легких и почек, что полностью укладывается в клиническую картину тяжелого течения врожденной патологии - врожденного ихтиоза, дефицита питания и развития инфекционных осложнений. Эксперты пришли к выводу, что при таких патологиях летальный исход был предопределен, учитывая тяжелую генетическую патологию плода, а в последующем новорожденного ребенка. Это подтверждается всеми имеющимися на сегодняшний день данными отечественной и зарубежной литературы, действующими стандартами и клиническими рекомендациями.

Продлению жизни ребенка после рождения поспособствовало квалифицированное и длительное медицинское наблюдение, лечение и уход в условиях стационара после рождения. Согласно выписке из истории болезни, после рождения ребенок находился в отделении патологии новорожденных и недоношенных детей в больнице им. Н.Н. Силищивой. Однако через месяц мама ребенка отказалась от дальнейшего лечения и наблюдения в обособленном подразделении, хотя ей была разъяснена информация о степени риска и возможных негативных последствиях в результате отказа от дальнейшего лечения и наблюдения.

При самостоятельном уходе за ребенком в домашних условиях применялись методы самолечения. Факты, изложенные в документах, подтверждают, что уход за ребенком в домашних условиях осуществлялся не должным образом, рекомендации врачей не соблюдались. При осмотрах педиатром была выявлена отрицательная динамика – потеря веса, дальнейшее истончение кожных покровов. Было дважды дано направление на госпитализацию, но мама ребенка отказалась от госпитализации. И лишь, когда состояние ребенка резко ухудшилось – во время ночного кормления произошло расстройство дыхания, ребенок посинел и некоторое время не дышал, была вызвана бригада скорой медицинской помощи и ребенок госпитализирован.

В судебно-медицинской экспертизе имеются указания на недостатки (дефекты) оказания медицинской помощи ребенку в реанимационном отделении. Судмедэксперты утверждают, что при лечении в отделении не был организован необходимы комплекс лечебно-диагностических мероприятий». Однако, в данном случае речь идет о дефектах, допущенных в разное время, разными врачами-специалистами (в том числе в отсутствии самого врача, которого сейчас обвиняют по 109 статье).

В заключениях представленных судебно-медицинских экспертиз игнорируется оценка всех этапов оказания медицинской помощи, с позиции внимательности и предусмотрительности, на фоне нарастания тяжести патологического процесса у ребенка и бездействия родителей, что в корне неверно, и противоречит всем действующим в здравоохранении нормам. Имеются основания полагать, что одним из факторов усугубления тяжести заболевания стали самолечение, несоблюдение рекомендаций врачей, отсутствие адекватного ухода и позднее обращение за медицинской помощью (факты подтверждают представленные документы). Иными словам, действия (бездействия) родителей ребенка, создали условия для наступления неблагоприятного исхода.

Кроме того, в актах судмедэкспертизы было зафиксировано, повреждение стенки подключичной вены ребенка во время реанимационных мероприятий. Но технические трудности при выполнении инвазивных манипуляций при оказании экстренной медицинской помощи, по жизненным показаниям, которые были допущены врачом, не являлись причиной летального исхода пациента. Следуя выводам судебно-медицинских экспертов, повреждение (перфорация правой подключичной вены) в причинной связи с наступлением смерти не состоит. «Непосредственной причиной смерти ребенка явились характер и тяжесть, имевшегося у ребенка патологического состояния. Оказанная медицинская помощь ребенку не явилась причиной ухудшения состояния его здоровья».

Таким образом, комиссия по независимой экспертизе пришла к заключению, что причинно-следственная связь между неблагоприятным исходом клинического случая пациента и действиями врача отсутствуют. Как сообщила адвокат обвиняемого врача, выводы независимой медицинской экспертизы Нацмедпалаты судья приобщила к материалам дела. В данный момент идут судебные заседания и ее подзащитный намерен добиваться справедливого решения своего дела. Специалисты Центра независимой экспертизы НМП готовы оказывать дальнейшую поддержку астраханскому врачу.

Комментарии: