Здравоохранение в России: проблемы, реальность, перспективы

Дмитрий Иванов
Что сегодня происходит в отечественной медицине, каковы планы отрасли, на что могут рассчитывать граждане, нуждающиеся в качественной диагностике, лечении, реабилитации.
19.08.2019
490

Специалисты в сфере экономики полагают, что российское здравоохранение более не может традиционными методами повышать статистический показатель продолжительности жизни. Более того, недавние разоблачительные публикации в СМИ заставляют критично оценивать отчеты, опубликованные за прошлый и текущий год Минздравом.

Объективные показатели

С января по май этого года умерло 180 тыс. россиян. 13 регионов продемонстрировали порог заражения ВИЧ выше 1%. Если сравнить с ситуацией в других странах, то столь высокий показатель наблюдается в 44 государствах (из 190), из которых 39 расположены в Африке. Говорить о «прорыве» в отечественной медицине преждевременно.

Вызывает недоверие манипулирование терминами в статистике. Если закупка нового оборудования для ангиографии позволила в каком-то регионе снизить смертность по каким-то диагнозам, то это нисколько не означает фактического снижения смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Для этого пациенты должны каждый год проходить комплексную диагностику, включая МРТ сосудов, раннее выявление онкологии, УЗИ органов брюшной полости и т.д. В действительности в рамках диспансеризации этого не делает почти никто.

Манипулировать статистическими показателями становится тем проще, что в подавляющем большинстве населенных пунктов происходит замена бумажных медкарт на электронные. Смещение приоритета здравоохранения в сторону предупреждения онкологии пока не дает даже прогноза ожидаемых операций, поскольку зачастую пациенты попадают в больницу в тяжелом состоянии без своевременной диагностики.

Важно отметить, что в рамках национального проекта «Здоровье», цель состоит в 100%-информировании населения о доступности диспансеризации, но не в реальном 100% охвате населения диагностикой. В 2018 г. поликлиники потратили 930-1390 руб. на каждого пациента, прошедшего диспансеризацию. Настоящую же отдачу диагностика дает только при проведении новейших исследований (МРТ, развернутый анализ крови, УЗИ органов брюшной полости), каждое из которых обходится в 700-25000 руб. В результате подход к здравоохранению остается формальным, а тяжелые заболевания по-прежнему будут выявляться на поздних стадиях.

Недофинансирование «страховой» медицины в нашей стране остается острой проблемой. На лечение заболеваний выделяется в разы меньше средств, чем в странах Европы или США. В результате растут очереди на высокотехнологичную медицинскую помощь, сокращаются квоты, а многие пациенты оказываются «за бортом» из-за недофинансирования в данном регионе или целом секторе медицины. Единственный путь исправления ситуации – увеличение бюджетных расходов на российскую медицину с 3,2% ВВП до 5-7%.

Не стоит забывать о том, что крупнейшие закупки медоборудования для муниципальных учреждений выполнялось в рамках национального проекта «Здоровье» (2008-2011 гг.). Этот парк техники уже потребует обновления в ближайшее время. Ситуация с окладами врачей остается далекой от прогнозируемой. Пока перед бюджетом стоит задача сделать ее равной хотя бы двукратному среднему уровню по конкретному региону. Но и при выполнении этой задачи сохранится колоссальный разрыв с зарплатами врачей в развитых странах и даже с доходами аналогичных специалистов в частных клиниках. К примеру, по данным статистики, врач в США зарабатывает около 294 тысяч долларов в год. Ожидать повышения качества медицинского обслуживания в бюджетных медучреждениях при текущем положении дел не приходится.

Принято считать, что с увеличением числа больниц, количества проводимых операций и диагностических процедур, будет улучшаться здоровье населения. Так же считается, что в нашей стране есть все необходимое для лечения самых сложных болезней. Вот только доступность высококвалифицированной медицинской помощи обычному гражданину оставляет желать лучшего. Например, за 2016 г. в РФ провели 32,8 тысяч аортокоронарных шунтирований (303 тыс. в США), 60 тысяч замен коленного и тазобедренного сустава (1,45 млн. в США).

У нас получить высокотехнологичную помощь можно исключительно в региональных медцентрах. Это главная причина малой востребованности на местах западных протоколов лечения, а также новейших лекарств. К примеру, в США каждый год издаются различные настольные книги, предназначенные для обычных людей (не врачей) по основным направлениям медицины. В нашей стране многие из них ни разу не переводились на русский язык.

Ключевые проблемы здравоохранения

До сих в России врач высокой квалификации воспринимается населением, как гений, а сама медицина, как искусство. Весь остальной мир воспринимает ее, как ремесло, кроме отраслей, связанных с наукой.

Оставляющее желать лучшего лекарственное обеспечение имеет три ключевые проблемы:

  1. В аптеках представлено огромное количество лекарств, таковыми не являющихся. Их выпускают только потому, что производители получили одобрение чиновников. Пациенты, вынужденные покупать их по рецепту врача, в лучшем случае не получают никакого облегчения, а в худшем, наносят вред своему здоровью.
  2. Поставки препаратов в учреждения здравоохранения во многом монополизированы. Это приводит к колоссальному завышению закупочных цен. Отсюда ограниченные закупки, необеспеченность больных и т.д.
  3. Пути решения проблемы импортозамещения учитывают все интересы российских фармацевтических компаний, но не потребителей. В настоящий момент до 70% лекарств закупают за границей, а медоборудования – до 80%. Решить такую проблему только административными мерами невозможно.

Пугает ситуация в сфере медицинского образования. В вузах коррупция остается высокой, что в дальнейшем заставляет выпускников всеми доступными способами пытаться поскорее вернуть вложенное в диплом. Например, сотрудничать с поставщиками лекарств, выписывая их продукцию пациентам, не оглядываясь на реальную пользу.

Профессиональный уровень выпускников оставляет желать лучшего. Практически все они стемятся поступить в ординатуру. Даже при СССР такого не было. При этом лечить людей такие «специалисты» не хотят. Целые социальные категории оказываются «за бортом». Речь, в первую очередь, о наименее обеспеченных слоях населения: пенсионерах, студентах, инвалидах и т.д.

Причин того, что врачам становится проще не делать ничего в критической ситуации, чем поступать на свой страх и риск, - несколько. С одной стороны, растет угроза со стороны правоохранительных органов. С другой стороны, медицинские риски никак не страхуются. Врачу не выгодно продолжать борьбу за жизнь пациента.

Еще одним серьезнейшим тормозом в механизме оказания медицинской помощи остается бюрократизация. За рубежом врачу помогают в работе сотрудники, заполняющие документацию. В нашей стране доктора сами ведут всю отчетность, заполняют многочисленные бланки и формы, что не может не сказываться в худшую сторону на пациентах. Вместо того, чтобы выслушать пациента, врач обязан заполнить множество бумаг в ограниченное регламентом время приема. Реформы фактически приводят не к повышению средних зарплат врачей, а к перемещению специалистов в нижестоящие разряды, либо вовсе к их увольнению. В итоге остающиеся работать оказываются перегруженными. Напряженность в коллективах только растет. Вмешательство бюрократии в частную врачебную практику приводит к увеличению расценок на услуги коммерческих клиник и снижению их доступности для населения.

В данный момент средняя продолжительность жизни россиян по оценке ВОЗ занимает 102-е место в мире и составляет 72 года. Выживаемость после диагностирования рака груди в первые 5 лет составляет 57% (в США – 85-90%). Распространенность ВИЧ среди населения старше 15 лет – 1,2%. В связи с этим довести объем экспорта медуслуг к 2024 г. до 1 млрд. долларов не представляется возможным.

Направление реформ

Отечественное здравоохранение нуждается в радикальных изменениях. В целом обрисовать необходимые отрасли реформы можно следующими тезисами.

В практику медучреждений следует повсеместно вводить американские и европейские протоколы лечения, подтвердившие свою эффективность на практике. Стоимость медстрахования и предоставляемой бесплатно медицинской помощи нуждаются в пересмотре, как и размеры затрат на диагностику и профилактику самых распространенных заболеваний. Пока между ними сохраняется колоссальный разрыв.

В аптеках должны быть доступны лекарства, прошедшие сертификацию в развитых странах мира, а не имеющие таковой следует изъять из оборота. Если медпрепарат отсутствует в ежегодно обновляемом перечне ВОЗ, то это свидетельствует лишь о его неэффективности. Рынок лекарств в России нуждается в демонополизации. У пациента должен быть выбор, но только не между действующим препаратом и «пустышками», а между сопоставимыми по эффективности и доступности лекарствами.

Работа врачей должна быть организована с меньшей долей бюрократизации, а их квалификация подтверждена переаттестацией (повторной аккредитацией). Следует ввести в практику материальную ответственность врачей за совершенные ошибки. Как доказывает мировой опыт, угроза финансовых убытков действует намного лучше, чем маловероятная уголовная ответственность.

Все проблемы российского здравоохранения только этими реформами решить невозможно, но можно остановить тенденцию к деградации. Чтобы настолько радикально изменить российскую медицину, потребуются экономические, политические, законодательные меры.

Комментарии: