Порядок ведения медицинской документации в медицинских организациях частной формы собственности регулируется приказом Минздрава РФ

Алексей Панов
Судебная практика необходимо и достаточно подтверждает обязанность медицинских организаций частной формы собственности руководствоваться требованиями приказа Минздрава России от 15.12.2014 N 834н
29.04.2021
641

Ситуация

При внеплановой проверке частной медицинской организации, инициированной лицензирующим органом по жалобе пациента на качество медицинской помощи (услуги по лечению хронического простатита) в акте было указано, что в частной клинике не ведется медицинская документация по форме, установленной приказом Минздрава России от 15 декабря 2014 года № 834н и, тем самым, не выполняются требования Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ и постановления Постановление Правительства РФ от 16.04.2012 N 291.

Главный врач в возражениях на акт проверки указал, что ведение медицинской документации не входит в число лицензионных требований, кроме того, на медицинские организации частной формы собственности данный приказ не может распространяться, так как приказы Минздрава России обязательны для исполнения только федеральными бюджетными учреждениями здравоохранения.

Так ли это?

Переход здравоохранения России от советского прошлого к рыночному будущему сопровождался активным нормативно-правовым регулированием этой отрасли социальной сферы, но в одном вопросе отраслевое нормотворчество буквально замерло и по неведомым причинам не только не внесло свою лепту федерального регулятора, но даже своим бездействием ставило в некоторый тупик юрисконсультов медицинских организаций. Это вопрос по учетным формам медицинской документации.

Приказ Минздрава СССР от 04.10.1980 N 1030 "Об утверждении форм первичной медицинской документации учреждений здравоохранения" и "Типовая инструкция к заполнению форм первичной медицинской документации лечебно-профилактических учреждений (без документов лабораторий), утвержденных Приказом Минздрава СССР от 4 октября 1980 года N 1030" (утв. Минздравом СССР от 20.06.1983 N 27-14/70-83) устанавливали доступные для понимания медицинским сообществом формы первичной медицинской документации и инструкции по их заполнению, но документ утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава СССР от 05.10.1988 N 750[1] и нового нормативного акта по формам первичной медицинской документации не было, но отечественное здравоохранение в силу консервативности  и отсутствия прямых запретов на использование давно знакомых форм медицинской документации в Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан[2] продолжало их применять в своей деятельности, в том числе так называемую новую форму медицинской карты амбулаторного больного (ф. N 025/у-87) введенную ранее  приказом Минздрава СССР от 31.12.1987 N 1338 "О введении новой формы медицинской карты амбулаторного больного"

В 2004 году были внесены изменения в Федеральный закон от 17.07.1999 N 178-ФЗ "О государственной социальной помощи" предусматривающие право определенных категорий граждан на предоставление набора социальных услуг, в которые среди прочего включались:  дополнительная бесплатная медицинская помощь, в том числе предусматривающая обеспечение необходимыми лекарственными средствами по рецептам врача (фельдшера), предоставление при наличии медицинских показаний путевки на санаторно-курортное лечение, осуществляемые в соответствии с законодательством об обязательном социальном страховании[3].

Обеспечение лекарственными препаратами и предоставление путевки на санаторно-курортное лечение требовали своего документирования, как правового основания для получения социальных услуг и включения механизма их финансирования. Соответственно в  этих целях Минздравсоцразвития России был издан приказ от 22.11.2004 N 255 "О Порядке оказания первичной медико-санитарной помощи гражданам, имеющим право на получение набора социальных услуг" (вместе с "Инструкцией по заполнению учетной формы N 057/у-04 "Направление на госпитализацию, восстановительное лечение, обследование, консультацию", "Инструкцией по заполнению учетной формы N 030-Р/у "Сведения о лекарственных средствах, выписанных и отпущенных гражданам, имеющим право на получение набора социальных услуг"), которым была утверждена «Медицинская карта амбулаторного больного» (учетная форма N 025/у-04).

Фактически это был первый отраслевой приказ, регулирующий введение первичной медицинской документации в постсоветском периоде отечественного здравоохранения, но он имел отношение к государственному здравоохранению и не обязывал частную систему здравоохранения им руководствоваться.

В 2007 году постановлением Правительства РФ от 22.01.2007 N 30"Об утверждении Положения о лицензировании медицинской деятельности" было введено новое лицензионное требование и условие, не встречавшееся ранее: ведение лицензиатом при осуществлении медицинской деятельности учетной и отчетной медицинской документации[4].

Поэтому частное здравоохранение, оказывающее амбулаторно-поликлиническую медицинскую помощь, продолжало использовать как учетную форму N 025/у-87, так и стало переходить на учетную форму N 025/у-04 «Медицинская карта амбулаторного больного», хотя она и не была ориентирована на оказание платных медицинских услуг в силу своей специфики.

Складывающаяся в те годы судебная практика по привлечению к административной ответственности за нарушение лицензионных требований и условий в части ведения учетной и отчетной медицинской документации складывалась достаточно противоречивая.

В одних случаях судами констатировалось, что в медицинской организации частной формы собственности должна использоваться:

  • учетная форма N 025/у-87 «Медицинская карта амбулаторного больного»[5];
  • учетная форма N 025/у-04 «Медицинская карта амбулаторного больного»[6].

В других случаях утверждалось, что:

  • обязательность применения учетной формы N 025/у-04 при оказании платных медицинских услуг коммерческим медицинским учреждением из приказа Минздравсоцразвития РФ от 22.11.2004 N 255 не вытекает[7];
  • отсутствие медицинской документации в медицинской организации частной формы собственности по  учетной форме N 025/у-87 или N 025/у-04 является правомерным[8].

В целом сложилась ситуация правового вакуума: лицензионное требование по ведению медицинской документации при осуществлении медицинской деятельности есть, но нормативный правовой акт, регулирующий  содержание действий по его выполнению - отсутствовал.

В силу этого противоречия письмом Минздравсоцразвития России от 30.11.2009 N 14-6/242888 «О правомочности действия приказа Минздрава СССР от 4 октября 1980 г. N 1030» было сообщено: В связи с тем, что после отмены приказа Минздрава СССР от 4 октября 1980 г. N 1030 "Об утверждении форм первичной медицинской документации учреждений здравоохранения" не было издано нового альбома образцов учетных форм, учреждения здравоохранения по рекомендации Минздрава России использовали в своей работе для учета деятельности бланки, утвержденные вышеуказанным приказом. Одновременно информируем, что в настоящее время Минздравсоцразвития России проводится работа по подготовке нового "Альбома форм учетной медицинской документации".

Противоречивая ситуация

Складывалась достаточно противоречивая ситуация. Письмо отраслевого регулятора не является нормативным правовым актом[9], но, оказывается, были некие рекомендации Минздрава России и их было достаточно для учреждений здравоохранения, чтобы использовать «старые» бланки.

22 декабря 2011 года вступил в силу Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", вменивший в обязанности медицинских организаций ведение медицинской документации в установленном порядке[10], но установленный порядок ведения медицинской документации не спешил «появиться на свет» несмотря на то, что к полномочиям федерального органа исполнительной власти, осуществляющего выработку государственной политики и нормативное правовое регулирование в сфере здравоохранения названным законом было отнесено и утверждение порядка организации системы документооборота в сфере охраны здоровья, унифицированных форм медицинской документации, в том числе в электронном виде[11].

Постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 N 291 было утверждено  «Положением о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково")"), которое уже не содержало лицензионного требования по ведению медицинской документации, так как подобное стало обязанностью медицинской организации, вытекающей из Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ.

А 19 июня 2012 года постановлением Правительства РФ N 608 было утверждено Положение о Министерстве здравоохранения Российской Федерации, в п. 5.2.199. которого значилось и полномочие по принятию нормативных правовых актов по порядку организации системы документооборота в сфере охраны здоровья, унифицированные формы медицинской документации, в том числе в электронном виде.

Приказ Минздрава России 834н

Данное полномочие было реализовано только спустя 2,5 года в приказе Минздрава России от 15.12.2014 N 834н "Об утверждении унифицированных форм медицинской документации, используемых в медицинских организациях, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, и порядков по их заполнению", вступившем в силу с 9 марта 2015 года.

В пункте втором данного приказа было изложено следующее:

«Рекомендовать руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья, Федерального медико-биологического агентства, федеральных государственных бюджетных и казенных учреждений, подведомственных Министерству здравоохранения Российской Федерации, обеспечить введение унифицированных форм медицинской документации, используемых в медицинских организациях, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, и порядков по их заполнению».

По мнению автора, глагол «рекомендовать» в данном нормативном правовой акте является лишним, так как его смысловое содержание, не предусматривающее обязательность исполнения правовой нормы (диспозитивность[12] действий) входит в противоречие со смысловым содержанием глагола «обеспечить», явно не допускающим вольнодумства (имеративность[13] действия).

Кроме того, в данном пункте вообще ничего не говорилось о частной системе здравоохранения, которую составляют создаваемые юридическими и физическими лицами медицинские организации, фармацевтические организации и иные организации, осуществляющие деятельность в сфере охраны здоровья[14]. Следовало ли из этого, что приказ Минздрава России от 15.12.2014 N 834н на медицинские организации частной формы собственности не распространяется?

Формально да (если брать буквальное содержание текста), но во взаимосвязи данного приказа с Федеральным законом от 21.11.2011 N 323-ФЗ и иными  нормативными правовыми актами "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" вывод будет совершенно противоположный. Почему?

Ст. 2 Федерального закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ под медицинской организацией понимает юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, осуществляющее в качестве основного (уставного) вида деятельности медицинскую деятельность на основании лицензии, выданной в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Ч.1 ст. 79 этого же закона обязывает медицинские организации организовывать и осуществлять медицинскую деятельность в соответствии с законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, в том числе порядками оказания медицинской помощи, и на основе стандартов медицинской помощи.

Приказ Минздрава России от 15.12.2014 N 834н является иным нормативным правовым актом Российской Федерации, изданным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим выработку государственной политики и нормативное правовое регулирование в сфере здравоохранения в рамках его полномочий, следовательно, данный приказ обязателен для исполнения медицинскими организациями частной формы собственности в силу  требований ч.1 ст. 79 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ.

Данный вывод подтверждается и судебной практикой.

Судебная практика

Решение Арбитражного суда Томской области от 13 ноября 2019 г. по делу N А67-11617/2019.

В ходе проверки медицинской документации ООО «ДиаТомПлюс» установлено, что медицинские карты пациентов, получающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях (форма 025/у), не соответствуют форме, утвержденной приказом Минздрава России от 15.12.2014 № 834н (отсутствует п. 20 «Лист записи заключительных (уточненных) диагнозов»). Кроме того, медицинские карты надлежащим образом не заполняются, указывается только фамилия, имя, отчество пациента и дата его рождения (не заполняются следующие сведения: дата заполнения медицинской карты, место регистрации пациента, полис ОМС, наименование страховой медицинской организации, семейное положение, образование, занятость, место работы, должность и др.)

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 3 марта 2020 года по делу № А40-8506/20–79–54  (по заявлению ТО Росздравнадзора по г. Москве и Московской области к ООО «Медицинский центр «Хэлп» о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ)

В нарушение пп. «в» п. 5 Положения о лицензировании медицинской деятельности, п. 30 гл. V Постановления Правительства Российской Федерации от 04.10.2012 № 1006 «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг», медицинские карты пациентов, получающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях не соответствуют установленной форме, предусмотренной Приложением №1 к приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 15 декабря 2014 г. № 834н «Об утверждении унифицированных форм медицинской документации, используемых в медицинских организациях, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях и порядков по их заполнению».

Решение Арбитражного суда Владимирской области от 5 марта 2020 года по делу № А11-18650/2019

В нарушение пункта 30 Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 04.10.2012 № 1006, в ООО "ЛПУ МИБС" не соблюдаются требования к оформлению и ведению медицинской документации, что подтверждается медицинскими картами пациентов …, не соответствующими требованиям приказа Минздрава России от 15.12.2014 № 834н 11 "Об утверждения унифицированных форм медицинской документации, используемых в медицинских организациях, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, и порядков по их заполнению".

Из данных трех судебных решений необходимо и достаточно подтверждается обязанность медицинских организаций частной формы собственности руководствоваться требованиями приказа Минздрава России от 15.12.2014 N 834н.

В связи с тем, что штатное расписание медицинских организаций частной формы собственности формируется учредителем (руководителем медицинской организации) и не везде предусмотрена должность юрисконсульта, то автору представлялось разумным изначально пункт второй приказа Минздрава России от 15.12.2014 N 834н. изложить бы в следующей редакции: «Руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья, Федерального медико-биологического агентства, федеральных государственных бюджетных и казенных учреждений, подведомственных Министерству здравоохранения Российской Федерации, медицинских организаций частной системы здравоохранения обеспечить введение унифицированных форм медицинской документации, используемых в медицинских организациях, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, и порядков по их заполнению».

Такая редакция приказа отраслевого регулятор несколько бы не противоречила содержанию правовой норм п.2 ч.1 ст. 79 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ.

[1] По данным правовой систем Консультант плюс.

[2] Утверждены ВС РФ 22.07.1993 N 5487–1

[3] Ч.1ст. 6.2 федерального закона от 17.07.1999 N 178-ФЗ (ред. от 29.12.2004) "О государственной социальной помощи"

[4] П. 5 л постановления Правительства РФ от 22.01.2007 N 30

[5] Решение Арбитражного суда Самарской области от 20 ноября 2008 г. по делу N А55-16638/2008

[6] Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 2 сентября 2009 г. по делу N А12-16806/2009

[7] Решение Арбитражного суда Тюменской области от 18 июля 2007 г. по делу N А70-3589/22–2007

[8] Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 13 августа 2009 г. по делу N А27-12331/2009

[9] П. 2 Правила подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации. Постановление Правительства РФ от 13.08.1997 N 1009 "Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации"

[10] П.11 ч.1 ст. 79 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ

[11] П.11 ч.2 ст. 14 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ

[12] Диспозитивность — юридическая категория, характеризующая возможность свободного распоряжения субъекта права его правами. Электронный ресурс. Дата обращения 30.07.2015 https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%B7%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C

[13] Императивность -  юридическое свойство нормы права, диспозиция которой выражена в определённой, категоричной форме, устанавливающей правила, которые не могут быть изменены исполняющим их субъектом или по соглашению сторон соответствующих правоотношений. Электронный ресурс. https://ru.wiktionary.org/wiki/%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C

[14] Ч.5 ст. 29 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle