Октябрьский районный суд Новосибирска отказал во взыскании с клиники «Претор» 960 000 рублей

08.06.2020 00:25
409

Проверив ход и результаты лечения, проведенного в ООО МСЧ «Клиницист», судебные эксперты подтвердили отсутствие вреда здоровью пациента

Пациент клиники «Претор» (МСЧ «Клиницист») обратился в Октябрьский районный суд Новосибирска с исковым заявлением, в котором просил возвратить уплаченные за лечение 360 000 рублей, компенсировать моральный вред в сумме 600 000 рублей, а также обязать МСЧ оплатить будущее лечение.

Истец сослался на то, что обратился в «Претор» за платной медицинской услугой. Ему было необходимо иссечение опухолевидного образования, тенолиз сухожилий разгибателей 2-5 пальцев правой кисти. Процедуру провел хирург клиники, в результате чего пациенту был причинен вред здоровью, а именно: начался некроз тканей правой кисти в области послеоперационных швов, из кисти не был удален вазелин.

Мужчина надолго утратил трудоспособность и не смог работать по специальности (каменщиком), что существенно снизило уровень его дохода. Ему пришлось менять сферу деятельности, приобретать новую профессию, брать кредиты, тем самым ухудшилось его материальное положение, что пагубно отразилось на жизни его семьи. Таким образом, истец полагает, что ему была оказана некачественная медицинская услуга, причинен вред его здоровью, физические и нравственные страдания.

«Претор» иск не признал и просил отказать в удовлетворении заявленных требований в связи с тем, что услуги пациенту были оказаны надлежащим образом и качественно.

К участию в деле третьим лицом привлечен хирург, который пояснил, что в период заявленных событий истец обратился в «Претор» с просьбой удалить вазелин в межпальцевом промежутке. По показаниям хирургом была проведена операция кисти правой руки, которая проводилась под местной анестезией и длилась в пределах установленного времени, ход операции отражался в медицинской карте. При проведении операции он увидел патологически измененную ткань, указав, что всегда есть вероятность того, что такая ткань может распространиться на большой участок, в связи с чем не исключал, что такую операцию необходимо будет проводить многоэтапно, о чем устно предупреждал пациента.

При проведении операции он удалил только ту часть ткани, которая мешала истцу, указав, что после операции оставались патологические изменения ткани. О возможных осложнениях вплоть до летального исхода истцу разъяснялось, при этом он дал согласие на проведение операции. Операция прошла успешно, после ее проведения лечение было завершено, а также были выданы рекомендации по реабилитации. Послеоперационный период лечения в виде перевязок, антибактериальной терапии и наблюдения истец в клинике не проходил.

Прокурор в заключении полагал, что заявленные исковые требования удовлетворению не подлежат.

В рамках рассмотрения дела допрошены свидетели, а также назначена судебно-медицинская экспертиза, производство которой поручено ООО «МБЭКС».

Изучив материалы дела, выводы экспертов, показания свидетелей и доводы сторон, суд установил:

  • пунктом 9 части 5 статьи 19 Федерального закона №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» предусмотрено право пациента на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи;
  • применительно к спорным правоотношениям в соответствии с действующим правовым регулированием, «Претор», как организация, оказывающая медицинские услуги, должна доказать отсутствие своей вины в причинении истцу вреда при оказании помощи;
  • между сторонами спора заключен договор возмездного оказания медицинских услуг, а именно проведения операции по иссечению опухолевидного образования, тенолиз сухожилий разгибателей пальцев правой кисти – услуга оплачена пациентом в полном объеме;
  • пациенту проведена операция, которая, по его мнению, осуществлена некачественно, вазелин был удален не в полном объеме, что повлекло образование некроза тканей правой кисти в области послеоперационных швов;
  • согласно выводам проведенной по делу экспертизы медицинские услуги были правильными, полными, своевременными, соответствовали действовавшим на момент оказания медицинской помощи актам. Дефектов оказания медицинской помощи комиссией экспертов не выявлено;
  • стационарного лечения пациенту после проведения операции не требовалось. Эксперты отметили, что риск развития гнойных осложнений увеличивается в связи со снижением кровотока. Некроз мягких тканей был обусловлен наличием олеогранулёмы после введения вазелина;
  • причинно-следственной связи между развитием некроза и проведением в «Преторе» оперативного вмешательства в области изначально пораженной ткани рубцовым процессом не имеется. Вред здоровью пациента причинен не был, утрата профессиональной трудоспособности не установлена;
  • эксперт в судебном заседании, отвечая на вопросы, связанные с проведенным исследованием, подтвердил правильность сделанных в заключении выводов, дополнительно указав, что нарушений функции правой кисти у пациента не имеется;
  • возражения истца относительно экспертного заключения сводятся к несогласию с выводами экспертов относительно качества оказанной медицинской услуги, при этом, каких-либо объективных достаточных доказательств, опровергающих выводы экспертов, истцом не представлено;
  • информирование пациента осуществлено в полном соответствии с указанными требованиями, что прямо следует из медицинской карты, содержащей собственноручно подписанные истцом информированное согласие на операцию, информированное добровольное согласие на виды медицинских вмешательств, согласие с общим планом обследования и лечения, информированное согласие пациента на проведение анестезиологического пособия.

На основании вышеуказанных выводов, суд решил отказать в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Решение вступило в законную силу.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle