Судьба злодейка, жизнь – копейка?

Дмитрий Иванов
Мы должны научиться ценить наших людей
26.04.2017
216

Почему компенсации за потерянных граждан в терактах, катастрофах, природных катаклизмах, врачебных ошибках и, других чрезвычайных происшествиях так невелики? Неужели наши граждане менее ценны, чем французы, американцы или швейцарцы?

Родственникам погибших при теракте в метро Санкт-Петербурга будут выплачены компенсации в размере 5 миллионов рублей за каждого погибшего. Казалось бы, большая сумма. Но на деле она весьма отдалённо приближается к тем выплатам, которые производят правительства других стран, например, США. Там средняя цена жизни 1,5-2 миллиона долларов. С чем связана такая разница?

Кто определяет стоимость жизни?

Как таковой системы оценки жизни в России не было, нет и вряд ли когда-нибудь будет. По сути, каждая потеря и компенсация за неё назначается специальным постановлением правительства. Каждый раз суммы разные. Чаще всего, назначение размера компенсаций происходит с оглядкой на текущий политический момент. У государства и регионов есть фонды, из которых и выплачиваются эти компенсации.

Общественный резонанс повышает стоимость смерти

Чем больший общественный отклик произвела трагедия, тем выше суммы, выплачиваемые за погибших. Например, при наводнениях и других природных катастрофах они выплачиваются по линии МЧС и составляют около 2 миллионов. Эти трагедии не так сильно раскручиваются в общественном поле, чтобы государство, обратив внимание на отклик общества, повышало размер выплат.

Откуда вообще начался отсчёт сумм компенсаций?

Первыми в этом деле стали авиакомпании. Гибель людей при авиакатастрофах воспринимаются гражданами очень болезненно, потому что, ко всему прочему, шансов выжить попавшим в неё ничтожно мало. И каждая такая катастрофа влечёт мощный всплеск в обществе. Первые оценки были произведены в 2007 году на основе опросов общественного мнения. Тогда люди оценили свою жизнь в 2,5 миллиона рублей. Разумеется, сумму округлили в меньшую сторону.

Таким образом, мы видим, что размеры первых выплат государство основывало на мнении людей. Это гарантировало, что не будет возмущений, что кому-то что-то недодали, недоплатили. Есть вторая сторона вопроса, весьма щекотливая – зависть к полученным суммам. К тому же всегда найдутся люди, которые пожелают своей смертью улучшить положение своих близких. Кстати, это весьма частое явление в странах с высокими компенсациями.

Изменение оценки стоимости жизни и инфляция

Проведение ежегодных социологических опросов показывает, что и самооценка россиян выросла, и инфляция на неё подействовала. С 2007 года суммы, называемые при опросе, выросли в среднем в 2 раза, также как и размер инфляции, то есть до 5 миллионов рублей.

Дороже всего государство оценивает жизнь военнослужащих. Компенсации семьям погибших как раз и составляют около 5 миллионов рублей.

Хоть и медленно, но административный аппарат реагирует на изменения людей в оценке себя и своей жизни. События в Санкт-Петербурге это показывают.

Однако, большинство россиян плохо себе, как обстоят дела по этим вопросам за пределами России. Наши СМИ крайне редко и очень мало говорят о том, какие выплаты за потерю родственников в аналогичных ситуациях получают граждане других стран. На Западе существуют целые ассоциации юристов и адвокатов, специализирующиеся на защите прав потерпевших при различных видах катастроф и происшествий. В том числе и их стараниями там люди неплохо представляют, сколько стоит их жизнь.

Нам тоже необходимо какое-то либо общественно-социальное, либо профессиональное движение, которое бы научило наших людей ценить свою жизнь и её значимость для общества.

Понятно, что для большинства россиян 5 миллионов – огромная сумма, которую и в руках мало кто держал. Но со стороны государство это, можно сказать, по-жульнически – платить такие небольшие деньги родственникам погибших. Особенно в свете постоянно проговариваемого президентом и правительством тезиса о том, что нам надо увеличивать население страны.

Нужно ещё обратить внимание на то, что несправедливость кроется в определении размера компенсаций не только от степени резонанса, но и от региона, где произошла трагедия. Отсутствие более или менее единого отношения сделало смерть в автокатастрофе очень «недорогой». По закону об ОСАГО сумма составляла 500 тысяч рублей. После увеличения стоимости страховки увеличилась и минимальная компенсация.

Или смерть в результате врачебной ошибки. В среднем компенсация составляет 1-2 миллиона рублей по стране. И это недавнее достижение. Раньше вообще платили оскорбительные копейки.

Налицо острая необходимость создания единой системы расчёта выплаты компенсаций. Существует даже примерный расчёт, с учётом всех издержек, стоимости жизни гражданина России – около 34 миллионов рублей.

Опять всех под одну гребёнку?

Разумеется, сумма компенсации не может составлять примерно одинаковую для всех случаев сумму. Если поднять сумму компенсации за смерть в ДТП, то страховку ОСАГО придётся поднять в 2-3 раза. Какое возмущение начнётся, ведь каждый считает себя если не бессмертным, то везунчиком или баловнем судьбы, с которым такого никогда не случится.

34 миллиона рублей за жизнь – никаких бюджетов не хватит

Главный смысл высоких компенсаций – заставить компании и государства вкладывать деньги в безопасность. Элементарный экономический расчёт: повышение мер безопасности (установка дополнительных перил, страховочных сеток, дополнительных ограждений и т.д.) влетит в копеечку. Но если затраты сравнить с суммами высоких компенсаций, то гораздо дешевле потратится на меры безопасности, чем, выплатив по суду жертвам положенные суммы, идти с протянутой рукой.

Безопасность, как показывает мировая практика, зависит не только от строгости наказания виновных, но и от того, насколько высокие компенсации за нарушения мер безопасности, повлёкшие смерти, назначаются.

Какие есть примеры единого расчёта

Этого нет ни в одной стране мира. Однако, влияние юридических сообществ установило негласную минимальную планку для компенсаций по случаю смерти – 500 тысяч долларов. Обычная сумма составляет 1-2 миллиона долларов.

Если взять военных, то у них сравнительно небольшие зарплаты. Предполагается, что пошедший на военную службу осознаёт и принимает риски, связанные с профессией. Но у них существует другая система льгот, например, бесплатное образование для детей и т.д.

Есть другая опасность, что при оценке потерь от смерти кормильца богатые в более выгодном положении, чем бедные. Сегрегация по имущественному признаку не есть хорошо.

Но у них есть защита – это минимальная планка компенсаций. Сонмы адвокатов и юристов затаскают и сделают невыносимой жизнь любой виновной в смерти человека компании и даже государства, если они не захотят платить назначенную судом сумму или минимальный её размер. Это нигде не записано, но сложившаяся судебная практика и этические нормы не позволяют нарушать эти неписаные законы. Осознание многомиллионных и имиджевых потерь заставляет бизнесменов тратить средства на безопасность, а не на суммы со многими нулями в результате небрежного отношения к безопасности.

И ещё существенный момент – для русского человека считается неприличным обсуждать цену жизни человека. Мы привыкли оценивать её как нечто высокодуховное, и перевод её цены в денежный эквивалент воспринимается, как кощунство. Но необходимо понять, что цена жизни важна с экономической точки зрения. Ведь потеря работоспособного члена семьи, а не дай бог матери, - это резкое ухудшение положения самых незащищённых её членов, что, в конечном счёте, сказывается и на всём обществе.

Комментарии: