Экспертам и специалистам дана методология экспертизы качества медицинской помощи вне ОМС

13.06.2017 09:19
365

Мнения участников видеоконференций о влиянии приказа МЗ РФ №226н на качество медицинской помощи разделились

Июньский сезон начался большой видеоконференцией информационного портала Право-мед.ру, посвящённой вышедшему приказу Минздрава России, определяющий порядок проведения экспертизы качества медицинской помощи вне системы ОМС. К традиционным участникам присоединился Михаил Белкин, директор Центра медицинского права в Республике Крым.

Ведущий Алексей Панов, главный редактор информационного портала Право-мед.ру, как всегда ставил перед участниками вопросы.

Определяя уровень объективности и компетентности эксперта и специалиста, все эксперты сошлись во мнении, что в приказе роль специалиста и эксперта, несмотря на некоторую функциональную разницу и разницу в ответственности за свои суждения и решения, практически уравнена. Дмитрий Гаганов, старший юрисконсульт ООО «ЮрБюро», указал, что специалист имеет более техническую функцию.

Игорь Степанов, врач - невролог, юрист, председатель Ярославской областной общественной организации инвалидов-больных рассеянным склерозом «Гефест», отметил, что аккредитованный по надлежащей процедуре эксперт после включения в публичный реестр аккредитованных экспертов Росздравнадзора имеет право проводить экспертизы в других регионах. Это особенно важно, учитывая определённую корпоративность. С ним согласились и Михаил Белкин, и Иван Давальченко, начальник юридического отдела БУЗОО «Родильный дом №2».

Игорь Васильев, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения НГМУ, также подчеркнул, что формулировки приказа практически уравняли статус эксперта и специалиста.

Игорь Васильев, Михаил Белкин и Иван Давальченко, пытаясь дать юридические признаки негативных последствий нарушения оказания медицинской помощи, постоянно говорили о соответствии уровня компетенции эксперта, специалиста возложенным на них задачам по поиску и определению виновности допустившего их лица. Ведь это в большей степени прерогатива правоохранительных или судебных органов.

Алексей Панов отметил, что задача видеоконференции дать правовую оценку нормам приказа и предложил отталкиваться от критерия параметров здоровья: до и после оказания медицинской помощи. А методология выявления нарушевшего лица через изучение медицинской документации с помощью метода экспертных оценок.

Дмитрий Гаганов напомнил, что этот приказ был создан во исполнение приказа Минздрава РФ о критериях оценки качества медицинской помощи, является его техническим дополнением.

Обсуждая, какие именно нарушения должны быть признаны наиболее значимыми, Игорь Васильев высказал мнение, что к наиболее значимым нарушениям относятся те нарушения, которые повлекли за собой причинно-следственное нарушение здоровья пациента.

Иван Давальченко считает, что самым значимым нарушением будет неверная постановка диагноза и, как следствие, неверное лечение.

Дмитрий Гаганов напрямую связал значимость нарушения с правами граждан, гарантированными Конституций РФ и её статьёй 41. Игорь Степанов считает, что значимость должна оцениваться по случившимся или возможным последствиям. Алексей Панов обратил внимание собравшихся, что мы идём за медицинской помощью, в первую очередь, рассчитывая на положительный результат. Поэтому немаловажным критерием наиболее значимого нарушения должна быть оценка достижения запланированного результата.

Давая прогноз о влиянии этого приказа на улучшение качества медицинской помощи, Дмитрий Гаганов, Михаил Белкин, Иван Давальченко и Игорь Степанов предположили, что влияние будет положительным, но окончательный ответ даст время. А вот Алексей Панов и Игорь Васильев высказали сомнение, и считают, что никакого влияния этот документ не окажет. Просто ещё один регламент, который приведёт к увеличению отписываемых бумаг.

Вы сможете узнать подробности нелёгкой, противоречивой дискуссии, посмотрев видеоконференцию:

Комментарии: