Клиника БГМУ доказала в суде, что ампутация ноги была единственно верной тактикой лечения

11.06.2020 00:19
476

Уфимский районный суд Республики Башкортостан отказал пациенту клиники во взыскании компенсации морального вреда 2 800 000 рублей в связи с отсутствием вины медиков

В Уфимский районный суд Республики Башкортостан с заявлением о компенсации морального вреда обратился пациент ФГБОУ ВО БГМУ Минздрава России. Указал, что в связи с несвоевременным оказанием медицинской помощи и неверно выбранной врачами тактикой лечения у него ампутировали левую ногу. В результате перенесенных операций в течение двух лет испытывает нравственные страдания, не может ходить без костылей, находится в состоянии глубокой депрессии, ежедневно испытывает сильную боль и неудобства, не может ощущать себя полноценным человеком и жить обычной жизнью.

До обращения в суд направлял претензию с требованием компенсации морального вреда в Клинику БГМУ, однако в ответ получил отказ со ссылкой на то, что ампутация связана с тяжестью заболевания и поздним обращением за медицинской помощью.

Дополнительно в адрес директора АО «МСК «Уралсиб» пациентом направлены жалоба на неправомерные действия врачей Клиники БГМУ и ходатайство о проведении экспертизы для определения правильной тактики лечения. В ответ он получил заверенную копию экспертного заключения, в котором указано, что сосудистым отделением Клиники БГМУ неправильно определена тактика лечения, которая повлекла ампутацию левой ноги.

В связи с изложенным просил взыскать с Клиники БГМУ компенсацию морального вреда в размере 2 800 000 рублей и расходов на представителя в размере 30 000 рублей.

Клиника БГМУ иск не признала, просила в удовлетворении заявленных требований отказать.

Прокурор полагал требования пациента не подлежащими удовлетворению.

Рассмотрев материалы дела и позиции сторон, суд установил:

  • в августе 2016 года пациент поступил в Клинику БГМУ в экстренном состоянии по «скорой помощи» с диагнозом «Атеросклероз. Тромбоз берцовых артерий левой нижней конечности. Острая ишемия 1Б-2А. Соп: ИБС. Фибрилляция предсердий, нормосистолическая форма». В анамнезе отмечено, что пациент болеет несколько лет, перемежающаяся хромота через 50 м, ухудшение состояния в предшествующие обращению 2 дня;
  • в экстренном порядке произведена ангиография артерий ног, на которой выявлено расширение артерий обеих ног на всем протяжении, окклюзия подколенной артерии выше щели коленного сустава и отсутствие контрастирования сосудов дистальнее окклюзии (тотальный тромбоз подколенной и берцовых артерий);
  • после проведенного совместного осмотра, обсуждения больного с целью спасения конечности в экстренном порядке по абсолютным показаниям выполнена операция – аневризмэктомия аневризмы подколенной артерии, бедренно-подко ленное протезирование НЩКС реверсированной аутовеной, во время операции выполнялась тромбэктомия из берцовых артерий;
  • в раннем послеоперационном периоде наблюдалось кровотечение из послеоперационной раны, в связи с чем выполнена новая операция – эвакуация гематомы, остановка кровотечения, санация, редренирование. Интра-и послеоперационно шунт функционировал. Кровопотеря составила около 400 мл, что является незначительным;
  • в послеоперационном периоде при осмотре дежурного врача пульсация на шунте определялась, дистальнее – нет, появилась парциальная контрактура голеностопного сустава, наблюдалось нарастание ишемии, несмотря на проводимую терапию;
  • в связи с некупирующейся острой ишемией левой ноги после совместного осмотра врачами Клиники выполнена ампутация левого бедра;
  • пациентом было подписано добровольное информационное согласие на все проведенные в отделении операции;
  • для определения качества медицинской помощи судом назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, проведение которой было поручено ООО «Экспертиза»;
  • отвечая на вопрос, в связи с чем была ампутирована левая нога пациента, эксперты заключили, что в рассматриваемом случае (при тотальном тромбозе) ампутация является единственным оперативным пособием, поскольку иные тактики лечения имеют очень высокие риски летального исхода, даже при теоретической возможности восстановления кровотока;
  • отвечая на вопрос, правильная ли была выбрана тактика лечения и имеется ли прямая причинно-следственная связь между лечением, проведенным в Клинике БГМУ, и неблагоприятным исходом, эксперты отметили, что медицинская помощь пациенту в условиях Клиники БГМУ была оказана своевременно, правильно и в полном объеме, согласно действующим методическим рекомендациям, стандартам и приказам;
  • комиссия экспертов также выявила наличие ряда недостатков, не влияющих на течение заболевания и не имеющих прямой причинно-следственной связи с ампутацией конечности, в частности, не проведён осмотр кардиологом при поступлении; в анамнезе указано, что больной перенёс грыжесечение и аппендэктомию, но в сопутствующий диагноз это не вынесено; не проведена инструментальная оценка состояния артериального русла конечности после оперативного вмешательства;
  • отвечая на вопрос о вероятности благоприятного исхода по научным данным, эксперты заключили, что с учетом всей совокупности фактов, в том числе несвоевременного обращения пациента за помощью (через 2 дня после ухудшения состояния), возможность благоприятного исхода в виде сохранения конечности была маловероятна;
  • степень тяжести вреда, причиненного здоровью, в данном случае не определяется, так как ухудшение состояния здоровья, вызванное характером и тяжестью травмы, отравления, заболевания, поздними сроками начала лечения, его возрастом, сопутствующей патологией и другими причинами, не рассматривается как причинение вреда здоровью;
  • таким образом, Клиникой БГМУ были предприняты все необходимые и возможные меры по спасению нижней конечности пациента, проведенные оперативные вмешательства соответствовали состоянию его здоровья и правилам оказания медицинской помощи;
  • выявленные экспертами недостатки оказания медицинской помощи, а также недостатки в оформлении медицинской документации на прогрессирование основной патологии и ампутацию нижней конечностей влияния не оказали;
  • на наступление неблагоприятного исхода повлияли несвоевременное обращение истца в Клинику БГМУ при давности образования тромбоза в период от 7 до 10 дней до обращения, несоблюдение пациентом рекомендаций медицинских работников, полученных истцом ранее, тяжесть состояния пациента при поступлении и наличие сопутствующих заболеваний;
  • оказание медицинской помощи является специфическим видом деятельности, проведение медицинских мероприятий, даже при условии их точного соответствия установленным порядкам и стандартам оказания медицинской помощи, показаниям, не может гарантировать полного выздоровления или иного ожидаемого пациентом результата, поскольку действенность лечения зависит не только от выбранной тактики и действий персонала, но и от индивидуальных особенностей организма, сроков обращения, условий жизнедеятельности, имеющихся у пациента заболеваний, иных, не поддающихся точному прогнозированию и учету, обстоятельств, поэтому само по себе наступление вреда здоровью не является основанием для возмещения вреда;
  • вопреки аргументам искового заявления, исходя из заключения экспертизы, установлена невозможность для Клиники БГМУ избежать ампутации конечности, следовательно, применительно к положениям п. 2 ст. 1064 ГК РФ ответчиком доказано отсутствие вины в ампутации конечности – следовательно, оснований для взыскания компенсации морального вреда у суда не имеется;
  • кроме того, в судебном заседании по заявлению ответчика суд установил пропуск истцом срока исковой давности по заявленным требованиям, что является самостоятельным основанием для отказа в иске.

На основании изложенных выводов суд решил отказать в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Решение вступило в законную силу.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle