Онкологический пациент потребовал с лечебных учреждений более 1 000 000 рублей компенсации

28.08.2020 00:45
365

ФБУЗ «Приволжский окружной медицинский центр ФМБА» и ГБУЗ «Нижегородский областной клинический онкологический диспансер» допустили дефекты диагностики

В Выксунский городской суд Нижегородской области обратился онкологический пациент с иском к ФБУЗ «Приволжский окружной медицинский центр ФМБА», ГБУЗ «Нижегородский областной клинический онкологический диспансер». Истец просил взыскать с ответчиков солидарно 733 741 рублей убытков, связанных с дефектами лечения, а также 300 000 рублей компенсации морального вреда.

Требования обосновал тем, что поставленный ему диагноз и курс лечения ошибочные, а сами действия ответчиков привели к ухудшению его здоровья. Убытки возникли в связи с покупкой дорогостоящего препарата, который истец был вынужден приобрести за свой счет, поскольку его не проинформировали о наличии бесплатных лекарств.

Ответчики иск не признали, полагали его не подлежащим удовлетворению.

Суд, рассмотрев материалы дела, установил:

  • отношения, возникающие в сфере охраны здоровья граждан в России, регулируются ФЗ от 21 ноября 2011 г. №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;
  • критерии оценки качества лечения формируются по группам заболеваний или состояний на основе соответствующих порядков, стандартов и клинических рекомендаций (протоколов лечения) по вопросам оказания медицинской помощи, разрабатываемых и утверждаемых в соответствии с ч. 2 ст. 76 этого ФЗ, и утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти;
  • медицинские организации и работники несут ответственность в соответствии с законом за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи;
  • вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законом;
  • согласно разъяснениям, содержащимся в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках ДМС и ОМС, применяется законодательство о защите прав потребителей;
  • установленная ст. 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред;
  • истец застрахован по программе обязательного медицинского страхования в АО «РОСНО-МС»;
  • из-за эпилептического приступа, у истца обнаружена опухоль головного мозга, взята биопсия и проведен курс радиотерапии;
  • лечение истец проходил в ФБУЗ «Приволжский окружной медицинский центр ФМБА», ГБУЗ «Нижегородский областной клинический онкологический диспансер»;
  • впоследствии было выявлено увеличение опухоли, ухудшение состояния пациента, однако лечение по этому поводу назначено не было;
  • в связи с этим истец обратился в иные медицинские учреждения, где ему были поставлены иные диагнозы и рекомендован дорогостоящий препарат, предупреждающий распространение опухоли и поддерживающий нормальное жизненное состояние, однако назначен он ему не был;
  • по делу назначена и проведена судебно-медицинская экспертиза, производство которой поручено комиссии экспертов ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы Санкт-Петербурга»;
  • эксперты заключили, что оказанная медицинская услуга по постановке диагноза по результатам проведения гистологических и иммуногистохимических исследований микропрепаратов опухолевой ткани истца оказана некачественно, при этом оказание данной медицинской услуги представляет собой дефект диагностики;
  • стороной ответчика не представлено доказательств отсутствия нарушения установленных в соответствии с законом порядка и стандарта проведения диагностики, в связи с чем действиями работников ответчиков истцу причинен моральный вред;
  • вместе с тем, эксперты не нашли причинной связи между дефектом диагностики, назначенным ответчиком лечением и ухудшением состояния пациента;
  • в соответствии с заключением экспертизы, в дорогостоящем препарате, который пациент приобрел за свой счет, он не нуждался, в связи с чем оснований для взыскания с ответчиков денежных средств в размере 733 741 рубля суд не усмотрел;
  • в связи с тем, что истец испытывает переживания от того, что ему были неверно установлены диагнозы, а представленные в деле доказательства подтверждают наличие дефекта диагностики, суд пришел к выводу о частичном удовлетворении требований истца о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда;
  • при назначении суммы компенсации суд учел фактические обстоятельства дела, характер причиненных истцу нравственных страданий, степени вины ответчиков и требования разумности и справедливости, баланс интересов сторон.

На основании вышеизложенных выводов суд решил частично удовлетворить требования, взыскать компенсацию морального вреда в пользу пациента с ответчиков ГБУЗ НО «Нижегородский областной клинический онкологический диспансер», ФБУЗ «Приволжский окружной медицинский центр» ФМБА России по 50 000 рублей с каждого.

Не согласившись с принятым решением, истец и ответчики подали апелляционные жалобы. Истец просил удовлетворить иск в полном объеме, ответчики – полностью отказать в удовлетворении требований. При этом ответчики ссылались на то, что заключение экспертов, положенное в основу взыскания компенсации морального вреда, является неполным и недостоверным.

Однако Нижегородский областной суд, проверив законность судебного акта, отметил:

  • доводы апелляционных жалоб не являются основанием для отмены решения суда, поскольку предусмотренные для этого ч.ч.1-3 ст.330 ГПК РФ основания отсутствуют;
  • расходы истца на покупку препарата являлись необязательными, решение о покупке данного лекарственного средства за свой счет истец принимал самостоятельно;
  • доводы ответчиков о том, что выводы суда об их виновности не доказаны установленными судом обстоятельствами, в связи с чем оснований для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда не имеется, не состоятельны, поскольку противоречат представленным в дело доказательствам – экспертному заключению;
  • доводы ответчиков о несогласии с заключением судебной экспертизы носят субъективный характер и не опровергают правильность выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении. При проведении судебной экспертизы не было допущено нарушений, ставящих под сомнение выводы экспертов.

На основании изложенных выводов, апелляционный суд оставил жалобы сторон без удовлетворения, а решение суда первой инстанции без изменения.

Судебные акты вступили в законную силу.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle