Фиксирование больных в остром периоде: инструкции и реальность

Дмитрий Иванов
История одной пациентки заставила специалистов вновь обратиться к теме общения врачей и родственников больных. От того, насколько квалифицированно и открыто построен между ними диалог, зависит здоровье и жизнь тяжёлых больных
12.04.2017
123

Это произошло в одной из московских клиник. Невестка 85-летней женщины во время очередного посещения стала свидетельницей халатного отношения медперсонала к больной после инсульта. Больше всего её возмутил факт привязывания свекрови к кровати и игнорирование её жалоб на проблемы с мочеиспусканием и рези в животе.

Но, к сожалению, подобные ситуации происходят не только в Москве и Московской области.

Взгляд родственников

В первую очередь вызывает возмущение безразличие медсестёр. Они не реагируют на жалобы больных, например, когда им хочется в туалет, а сходить не могут. Медсестра может неаккуратно покормить больного после инсульта и оставить его в таком положении, что он может захлебнуться. Но больше всего возмущает практика привязывание больных к кровати.

Лишний раз не подойдут, не проверят состояние пациента, лечащему врачу или некогда, или он может дать не совсем правильную информацию о состоянии и лечении больного. Даже катетеризацию приходиться выбивать. Кроме того, не разрешают приводить нанятую сиделку со средним медицинским образованием без местной прописки. Приходится писать жалобы и требовать предоставления положенного ухода за больным родственником.

Взгляд медицинских работников

Медики утверждают, что фиксация больного после инсульта просто необходима. После приступа больные находятся в состоянии психомоторного возбуждения, часто не отдают себе отчёт в том, кто они, где находятся, пытаются встать, куда-то пойти. А учитывая, что частичная парализация тела – наиболее частый симптом, такие попытки приводят к падениям, в результате чего больные получают черепно-мозговые травмы, перелом шейки бедра, что ещё более утяжеляет их состояние. Поэтому привязывание простынями и полотенцами становится необходимой мерой защиты больных от самоповреждений. Для этой же цели кровати снабжаются высокими бортиками, чтобы нельзя было перекинуть или свесить ноги.

К сожалению, зачастую родственники таких пациентов лишены возможности наблюдать весь лечебный процесс. Многие действия из-за отсутствия должной информации трактуются неверно. Например, на ощупь определить сухость памперса невозможно, он становится влажным на ощупь, только если в нём содержится не менее 300-400 мл жидкости. Постоянная катетеризация также может быть опасной для пожилых людей с инсультом в остром периоде, так как резко возрастает вероятность проникновения инфекций через постоянный катетер.

Но и нарушения из-за нехватки персонала, его низкой квалификации также имеют место. Эта проблема существует не только в медицине. Человеческий фактор играет свою роль во всех сферах деятельности.

Конечно, родственники больных и не обязаны всё это знать. Главным их чувством становится страх за родного человека, растерянность, ощущение собственного бессилия перед страшным недугом. Страх заставляет людей писать жалобы, врачам приходится писать ответы, проходить через проверки. В результате на самого больного и у тех, и у других остаётся меньше времени.

Люди должны сознавать, что беспокойство за родных – естественное, нормальное чувство. По мнению медиков, основной задачей родственников больных после инсульта является получение достоверной информации у лечащего врача о комплексе лечебным мероприятий, подготовка к выписке и дальнейшему уходу за пациентом в домашних условиях. В этом могут помочь обучающие курсы, консультации юристов, психологов, врачей. Не стесняйтесь задавать вопросы медсёстрам, докторам об уходе за таким больным. Конструктивный и открытый диалог врача и родственников пациента – основной залог его выздоровления.

Взгляд медицинских юристов

Привязывание пациента имеет свои нюансы. С одной стороны, оно необходимо для безопасности больного, находящегося в остром периоде во избежание его дополнительного травмирования. С другой стороны, если больному необходимо встать по какой-то причине (например, посещение туалета), то медсестра обязана ему в этом помочь. Иначе происходит необоснованное ограничение свободы человека без его согласия и не в его интересах, что чревато последствиями вплоть до уголовного преследования подобных действий.

В таких случаях необходима проверка Росздравнадзора и прокуратуры.

Уход государства из социальной сферы привёл к тому, что в больницах почти исчезли сиделки. Теперь их заменяют коммерческие сиделки из фирм, сотрудничающих с больницами. Скорее всего, это и есть основная причина того, что родственникам не разрешают приглашать нанятых ими сиделок.

Вообще в нашей стране сложилась безобразная ситуация: зачастую в клиниках и больницах во главу угла ставится не интересы пациентов, а так называемая «эффективность» (она же коммерческая окупаемость) медицинского учреждения. Больницы заключают договоры с частными фирмами, предоставляющими обслуживающий персонал, тем самым ограничивая права пациентов и их родственников на качественный медицинский уход.

Отсутствие ухода, который и обеспечивает половину успеха в выздоровлении больного, перечёркивает результаты высокотехнологичных, сложных операций. Пациент может погибнуть от легко устранимых причин, пролежней. Если государство не восстановит контроль над этой сферой, то получится, что именно средний медицинский персонал будет решать, кому выжить, а кому умереть.

Поэтому на плечи родственников ложится контроль за выполнением средним медицинским персоналом рекомендаций лечащего врача, уходом за больным. При обнаружении нарушений и недостатков начинать действия по их устранению нужно в русле законности: немедленно сообщать о них лечащему врачу. Если с его стороны нет реакции, то обращаться с жалобами на действия или бездействие медицинского персонала к главврачу больницы. Если и тут нет ответа – прямая дорога в прокуратуру.

Вообще уход – это неотъемлемая часть медицинской помощи. И оказывается она в соответствии со стандартами на основе номенклатуры медицинских услуг. По закону медицинская помощь у нас бесплатная и оказывается на основе как раз этих самых стандартов. Например, гигиеническая проблема суть медицинская, следовательно, те же бахилы должны предоставляться бесплатно.

Государству стоило бы принять регламент или другой базовый документ, чётко разграничивающий сервисные услуги в государственных и муниципальных медицинских учреждениях. Ведь именно на этой сервисной сфере зарабатываются очень большие деньги. Разграничение сервисных услуг на относящиеся к медицинской помощи и просто сервисные услуги даст однозначный ответ на вопрос, за что больница имеет право требовать деньги, а за что не имеет.

История московской пациентки, с которой мы начали, закончилась благополучно. Её родственники обратились к главврачу, сообщили все претензии. В ходе беседы выяснилось, что лечащий врач была некорректна, медсёстры невнимательны, да и сами родственники недоглядели. В результате им дали полную информацию о состоянии пациентки, рекомендации по уходу, изменил своё отношение к больным и медицинский персонал.

Подобные ситуации говорят только об одном: надо изучать и знать свои права, идти на контакт с лечащим врачом и руководством больницы, сообщать им обо всех нарушениях. И если руководство больницы не идёт на контакт и не реагирует на обращения, идти в прокуратуру и Росздравнадзор. Только так мы сможем улучшить качество медицинской помощи и уменьшить количество трагедий в результате отсутствия контроля за действиями медицинского персонала или их ошибок.

Комментарии: