Реальные эффекты от модернизации медицины

Дмитрий Иванов
Реформа в здравоохранении бьет все рекорды – регулярно увеличивающиеся зарплаты, роботы- хирурги, новейшая аппаратура. Но кратковременное голодание объявлено полезным. Такова ли реальность?
14.05.2018
385

С экранов телевизоров рисуются радужные картины, где врачам ежеквартально увеличивают зарплаты, в операционные внедрены роботы-хирурги.

Но в городских поликлиниках очереди остаются прежними, в больницах оперируют обычные люди. Почему не видно тех «ударных» инноваций обычным пациентам? Почему из уст российской власти звучит одно, а реалия современной медицина другая?

Статистика, не отражающая реальность

Минздрав радостно сообщает о снижении смертности по «главным» болезням: онкологическим, сердечным, легочным. Но при этом, сообщает, что по другим цифры увеличились. Из этого выходит, что главные болезни победили, но с остальными дело обстоит хуже. От других заболеваний: психических, эндокринных, нервных и мочеполовых смертность выросла в 1,7 раза по данным 2017 года. При этом всем, смертность до сих пор превышает показатели рождаемости – за 2017 год число умерших больше родившихся на 7,9%.

Псковская область – лидер по смертности, которая составила 17,4 случая на 1000 населения за прошедший год. А сама область уменьшилась почти на 20% за последние 20 лет. Это можно связать с тем, что в области сосредоточено множество деревень, но жителей в них, как правило, менее 10 человек. Это объяснимо только одним: недоступностью медицины на селе. Вся помощь заключается лишь в разовом посещении мобильных кабинетов – раз в год.

Псковская область – лидер по количеству деревень с количеством жителей менее 10 человек. Чтобы хоть как-то справиться с проблемой, властями проведена оптимизация, районы были объединены, больницы перемещены в районные центры. А итог? Чтобы добраться до медицинской помощи нужно проехать около 100 км по «дырявой» дороге, и то , если дождешься машину скорой помощи к нужному моменту.

Но для «прикрытия» дыр в демографии принято решение об открытии перинатального центра, который должны были сдать после 20 апреля. Но как это решает проблему? Рожать больше будут? Или медики новые появятся? Как отмечают коренные жители, то многие уже давно ездят рожать в соседнюю Эстонию, где и квалификация врачей, и обслуживание на высоте.

Все это говорит о том, что пожинать плоды модернизации рановато. Тем более в последнее время часто скрывают сердечно-сосудистую причину смерти, ее классифицируют болезнями других рубрик. Но даже Минздрав признает, что цифры на деле другие, а все лишь для того, чтобы скрыть развал системы здравоохранения. В 2018 году больниц по стране меньше, чем в 1932 году. И как тут не упомянуть бесплатную советскую медицину.

«А куда текут наши денежки?»

С каждым годом больниц и поликлиник становится все меньше, но при этом анонсируются цифры расходов на медицину, которые растут с каждым годом и к 2020 году должны составить 4 трлн рублей. Но врачей не хватает, аппаратура советских времен – деньги не доходят до своего адресата.

Советская медицина полностью находилась на обеспечении государства. Но с приходом перестройки было решено «стимулировать» врачей и медицинских работников – сколько оказал «услуг», столько денег и получи. Но как же это работает? Средства на медицину идут от каждого работника, чей работодатель платит налоги. Часть денег распределяется между регионами, и Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС) определяет какие виды медицинских услуг будут оплачиваться. Получив лечение по полису ОМС, деньги поступают из Фонда на счет медицинских организаций, выдающих полис. И только потом больницы получают деньги за оказанную услугу, и только в том случае, если страхования компания не выявит нарушений. Из этих самых средств получают зарплаты медики.

Но денег обычных граждан, платящих налоги, не хватает. И большинство регионов выделяют из бюджета деньги, чтобы покрыть расходы на медицину. Или пытаются выделить… Из средств федерального бюджета также направляются деньги, но уже в меньшем количестве. Данная система самая коррумпированная в стране – деньги из Фонда ОМС не доходят до получателя. Как отметила Генпрокуратура – руководители за счет денег граждан покупали квартиры, выписывали премии. Так стоит же удивляться, что пациент не может получить качественное лечение, а половина больниц в огромных долгах?

На теории контроль за всеми средствами осуществляет Министерство здравоохранения, но местные минздравы отчитываются проделанной работе перед губернаторами. А тем выходит нет дела до граждан. Что можно подтвердить массой примеров случаев из провинции.

Медики за чертой бедности и нехватка лекарств

Проблемы на Дальнем Востоке и вовсе ужасающие. Пациенты туберкулезного диспансера сами выносят умерших в морг, потому что врачам нет дела. Никакой заинтересованности из-за низких зарплат, но и совсем отказать в помощи они не могут. Губернатор Хабаровска Вячеслав Шпорт находится «на карандаше» у центральных органов.

Даже в Калининграде был громкий случай отсутствия лекарств в онкологических диспансерах. И вроде дело не в деньгах, просто дотянули до последнего, не закупая препараты. И вот в силу вступил новый Закон о закупках, который предполагает более длительное время приобретения лекарств. Губернатор Алиханов Антон признается в проблеме, но причину задержки назвать никак не может.

В Иркутской области нет в наличии многих лекарств, а их аналоги являются пустышками. Но, это не самое главное. В бюджет 2018 года не заложено средств для борьбы с ВИЧ, и это в области, которая идет 3 в списке по заболеваемости. Руслан Болотов – председатель правительства области, поясняет, что средства будут изысканы в течение года. А что если ненужных денег не появится?

В Ивановской области в городе Кинешме фельдшеры скорой помощи ездят поодиночке, получая за это зарплату равную 15 тысячам. По городу курсирует 6 бригад СМП, жители злятся на медиков, срываясь и вступая в драки. Но временного и.о. губернатора, Воскресенского Станислава, это мало волнует. Пока он у власти в медицине не произошло никаких изменений.

«Модернизация» здоровья

Власти только и делают, что говорят о том, что денег нет. А как только они появляются – сразу же устанавливается дорогостоящее оборудование. Но почему пациенты Челябинска ходят со своими бинтами и градусниками? Из-за нескоординированности врачей, отсутствия свободной машины скорой помощи в поселке республики Марий Эл умерла 8-летняя девочка.

Аналогичных ситуаций полно: в Удмуртии женщину долго-долго обследовали, лечили не от того. Врачи заняты «писаниной», а не лечением – врач пошел под суд, пациентка умерла. А в культурной столице итого похлеще: из-за уменьшения коечного фонда больные вынуждены спать на матрасах, брошенных на полу. Перед этим с них берется бумага – о согласии на условия, а деваться некуда, когда уже привезли в больницу.

Скованные цепью врачи

О каком лечении может идти речь, если врач работает на полторы или даже две ставки, чтобы сохранить прежнюю заработную плату. Некоторые сами покупают недостающие препараты и инструменты. На прием пациента устанавливается определенный промежуток времени, в которое специалист должен успеть заполнить и медкарту, и статталоны, чтобы отчитаться перед страховыми компаниями. Как можно говорить о качестве медицинской помощи, когда голова врача занята другими проблемами? А их можно ликвидировать, если установить контроль за расходом средств в медицине.

Комментарии: