Врач считал, что приказ об увольнении является результатом «сведения личных счетов», гонением, преследованием за критику. Так ли это?

Алексей Панов
Публикация на тему судебной практики
07.05.2024
527

С врачом-хирургом хирургического отделения 25 июня 2021 г. было заключено дополнительное соглашение к трудовому договору от 06 мая 2015 г. , согласно которому Г. переведен на должность врача-инфекциониста в отделение для взрослого населения с новой коронавирусной инфекцией COVID-19, не нуждающихся в проведении искусственной вентиляции легких (хирургический корпус на 220 коек).

Данный перевод осуществлен временно с 25 июня 2021 г. и до особого распоряжения на период действия специализированного стационара.

Приказом от 17 марта 2022 г. Г. переведен с 23 марта 2022г. врачом-хирургом в хирургическое отделение.

В соответствии с приказом от 30 ноября 2021 г. Г. был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за не соблюдение требований, установленных санитарно-эпидемиологических правил, не качественное оформление медицинской документации, ненадлежащее исполнение или не исполнение должностных обязанностей врачом-инфекционистом отделения для взрослого населения с новой коронавирусной инфекцией COVID-19, не нуждающихся в проведении искусственной вентиляции легких .

Приказом от 13 апреля 2022 г. прекращено действие трудового договора от 06 мая 2015 г.

Г. уволен 13 апреля 2022 г. за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание, пункт 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Врач обратился в суд об оспаривании дисциплинарных взысканий, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании денежной компенсации морального вреда,

ПОЗИЦИЯ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ

РАБОТНИК

Приказом 30 ноября 2021 г. года Г. был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за несоблюдение требований должностной инструкции в отношении стационарного больного –медицинская карта №…

Истец считает данный приказ незаконным по тому основанию, что он является результатом «сведения личных счетов» с истцом, его гонением, преследованием за критику, необоснованной попыткой руководства переложить свою личную вину и ответственность за несоблюдение руководством норм и требований ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан.» на врача-инфекциониста Г.

Действия врача-инфекциониста соответствуют требованиям должностной инструкции врача-инфекциониста. Считает оспариваемый приказ надуманным.

Кроме этого, указал, что приказом от 13 апреля 2022 года ответчик прекратил действие трудового договора и уволил Г. по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Основанием для применения дисциплинарного взыскания указан, в том числе, приказ 30 ноября 2021 г.

В приказе указано на ряд допущенных нарушений должностной инструкции.

Однако, должностная инструкция не подлежала исполнению работником – врачом-инфекционистом Г. поскольку согласно п.1.1. дополнительного соглашения, заключенного с Г., он обязался выполнять работу в соответствии с условиями трудового договора и должностной инструкцией, то есть должностной инструкцией от 19.05.2020 года.

С должностной инструкцией от 29.07.2021г. истца не знакомили. Считает, что он на момент вынесения приказа от 13 апреля 2022 года являлся работником ответчика в должности врача-хирурга и свои обязанности выполнял в соответствии с должностной инструкцией от 17.03.2022 года. В связи с чем, ответчик не имел права на применение к нему дисциплинарных взысканий за работу в должности врача-инфекциониста.

РАБОТОДАТЕЛЬ

Врач совершил дисциплинарные проступки, применение дисциплинарных взысканий правомерно.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, УСТАНОВЛЕНЫЕ СУДОМ

Приказом 30 ноября 2021 г. года Г. был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за несоблюдение требований должностной инструкции в отношении стационарного больного – медицинская карта № …

Как следует из акта служебного расследования от 29.11.2021 года основанием для привлечения истца к дисциплинарной ответственности послужили те обстоятельства, что врач-инфекционист Г. :

  • не соблюдал требование установленных санитарно-эпидемиологических правил,
  • некачественно оформил медицинскую документацию, ненадлежащее исполнил и не исполнил должностные обязанности относительно медицинской карты № … стационарного больного, обнаруженных в период с 09.11.2021 года по 29.11.2021 года, выразившиеся в отсутствие контроля в назначении, не назначении лекарственных препаратов и медицинских изделий пациентам с инфекционными заболеваниями и (или) состоянии в соответствии с действующим порядком оказания медицинской помощи, с учетом стандартов медицинской помощи, отсутствие проведения оценки эффективности и безопасности применения лекарственных препаратов и медицинских изделий для пациентов с инфекционными заболеваниями и (или) состояниями;
  • не организованы и не проведены (в том числе не своевременно организованы и проведены) противоэпидемиологические мероприятия в случае возникновения очага инфекции, в том числе карантинных мероприятий, при выявлении особо опасных карантинных заболеваний, не проведении интерпретации результатов осмотров лабораторных и инструментальных обследований пациентов с хирургическими заболеваниями и (или) состояниями, не проведение экстренных операций у пациентов с хирургическими заболеваниями и (или) состояниями;
  • Г. не своевременно отреагировал на результат исследования по бак. пасеву мокроты, выполненного и переданного в отделение 26.10.2021 года, согласно которому у пациента Б. находящегося на стационарном лечении отделения для взрослого населения с новой коронавирусной инфекцией COVID-19, не нуждающихся в вентиляции легких специализированного стационара для оказания медицинской помощи пациентам с новой коронавирусной инфекцией COVID-19 с 20.10.2021 года по 02.11.2021 года, была высеяна синегнойная палочка, своевременно не осуществил корректировку антибактериальной терапии, поскольку чувствительный к инфекции препарат цефоперазон был назначен только 28.10.2021 года, при этом сообщив 28.10.2021 года недостоверную (неполную) информацию врачу-эпидемиологу, а в последствии и зав. отделением, зам. главного врача и главному врачу, об отсутствии свободных палат, создал ситуацию при которой пациент Б. с высеявшейся синегнойной палочкой не был изолирован в отдельную палату, то есть не в полной мере были проведены эпидемиологические мероприятия.

Кроме того, врач-инфекционист Г. назначая лабораторное и инструментальное обследование пациенту Б. не контролировал своевременность их выполнения и не в полной мере выполнил их интерпретацию, в связи с чем, пропустил необходимость выполнения пациенту экстренной операции.

Согласно заключению № 12/2 комплексной судебно-медицинской экспертизы по материалам дела от 31 марта 2023 г. при оказании медицинской помощи Б. имели место следующие дефекты:

  • оформления медицинской документации: проведенная пациенту операция не вынесена в основной клинический диагноз; имеются исправления в листе назначений, отсутствует лист выполнения назначений; на титульный лист вынесена непереносимость гепарина, однако, в записях это нигде не указано; в выписном эпикризе отказ пациента от дальнейшего лечения не указан и нет активного вызова врача на дом; лечение окончено по инициативе пациента, а документация оформлена как «выписан»;
  • диагностический: не произведен общий анализ крови в день поступления; не произведена коррекция антибиотикотерапии с учетом бак. посева отделяемого от 26.10.2021 года;
  • лечебный: несвоевременное проведение операции 23.10.2021 года, несмотря на наличие показаний 22.10.2021 года.

Приказом от 13 апреля 2022 г. прекращено действие трудового договора от 06 мая 2015 г.

Г. уволен 13 апреля 2022 г. за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание, пункт 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Исходя из акта служебного расследования от 07 апреля 2022 г. врачом инфекционистом Г. неоднократно фиксировались дефекты в оказании медицинской помощи и ведении медицинской документации, на которые обращалось его внимание, в целях недопущения нарушения прав пациентов и причинения вреда их здоровью, предотвращения санкций со стороны страховых организаций, а также контроля принятия во внимание Г. ранее допущенных дефектов и недопущения их в последующей работе, то есть отношения сотрудника к исполнению своих должностных обязанностей, проведена целевая проверка оценки качества и безопасности медицинской деятельности и соблюдения прав граждан в сфере осуществления медицинской деятельности врачом-инфекционистом Г. по пролеченным случаям сплошным методом за ноябрь, декабрь 2021 г., январь 2022 г.

По результатам заседания врачебной комиссии, состоявшегося 25 марта 2022г., проанализированы 39 медицинских карт, выявлены многочисленные дефекты как ведения пациентов, так и в оформлении медицинской документации.

Согласно указанному акту служебного расследования Г. допустил:

  • некачественное оформление медицинской документации, ненадлежащее исполнение или неисполнение должностных обязанностей по 38 медицинским картам, обнаруженных в период с 03 марта 2022 г. по 07 апреля 2022 г., выразившихся в не направлении пациентов с инфекционными заболеваниями и (или) состояниями на лабораторное исследование, на инструментальное исследование, на консультацию к врачам-специалистам в соответствии с действующим порядком оказания медицинской помощи, клиническими рекомендациями (протоколами лечения) по вопросам оказания медицинской помощи, с учетом стандартов медицинской помощи;
  • не выполнение обоснования и допущение нарушений в постановке диагноза с учетом действующей МКБ, отсутствие контроля в назначении, не назначении лекарственных препаратов и медицинских изделий пациентам, отсутствие проведения оценки эффективности и безопасности применения лекарственных препаратов и медицинских изделий для пациентов с инфекционными заболеваниями и (или) состояниями, отсутствие контроля правильности проведения диагностических и лечебных процедур, эксплуатации инструментария, аппаратуры, оборудования, рационального использования реактивов и лекарственных препаратов, соблюдение правил техники безопасности и охраны труда средним и младшим медицинским персоналом должностных обязанностей;
  • нарушение организации и проведения противоэпидемических мероприятий в случае возникновения очага инфекции, в том числе карантинных мероприятий при выявлении особо опасных (карантинных) инфекционных заболеваний;
  • неправильное определение медицинских показаний к введению ограничительных мероприятий;
  • не направление пациентов с хирургическими заболеваниями и (или) состояниями на лабораторное исследование;
  • не направление пациентов с хирургическими заболеваниями и (или) состояниями на инструментальное обследование;
  • не направление пациентов с хирургическими заболеваниями и (или) состояниями на консультацию к врачам-специалистам;
  • не выполнение интерпретации результатов осмотров, лабораторных и инструментальных обследований пациентов с хирургическими заболеваниями;
  • нарушения в назначении лекарственных препаратов пациентов с хирургическими заболеваниями;
  • отсутствие оценки эффективности и безопасности лекарственных препаратов у пациентов с хирургическими заболеваниями должностных обязанностей;
  • не обеспечение своевременного и качественного оформления медицинской документации.

Данный акт служебного расследования содержит подробное, конкретное описание допущенных Г. нарушений, комиссией учтена тяжесть совершенных Г. проступков, обстоятельства, при которых нарушения были совершены, отношение сотрудника к должностным обязанностям, проявление неоднократности в неисполнении и (или) ненадлежащем исполнении должностных обязанностей, привлечение его к дисциплинарной ответственности по аналогичным нарушениям, рекомендовано применение мер дисциплинарного взыскания.

Установленные нарушения положений должностной инструкции находятся в пределах трудовой функции истца и непосредственно связаны с возложенными на него должностными обязанностями врача, соответствуют условиям трудового договора и предусмотрены должностной инструкцией, ненадлежащее исполнение которых могло привести к негативным последствиям, как для работодателя, так и для третьих лиц – пациентов

РЕШЕНИЕ СУДА

В удовлетворении требований о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении Г. на работе в прежней должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказать.

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ИНСТАНЦИЯ

Работник подает апелляционную жалобу

В апелляционной жалобе истец Г. просит решение суда отменить как необоснованное и незаконное и принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В обоснование жалобы указал, что у него имелись уважительные причины неисполнения должностной инструкции врача-инфекциониста от 29.07.2021 года, поскольку действовала другая должностная инструкция от 19.05.2020 года, а также то, что его не ознакомили с должностной инструкцией от 29.07.2021 года.

В решении отсутствуют ссылки на нормы материального и процессуального права. Нарушения допущены врачом - инфекционистом, а уволен врач- хирург. Кроме этого, он не согласен с выводами экспертов, поскольку в заключении № 12/2 комплексной судебно-медицинской экспертизы по материалам дела от 31 марта 2023 г. года отсутствуют нормы права.

Выводы сделаны исходя из обязанностей, отраженных в должностной инструкции от 29.07.2021 года. Нет выводов того, что в дефектах оформления медицинской документации виновен истец. Судом не учтено, что все пациенты выписаны из стационара с улучшением и без повторной госпитализации.

В апелляционном представлении прокурор просит решение от 17.04.2023 года отменить и принять новое, которым исковые требования Г. удовлетворить.

Из 39 медицинских карт, проанализированных на предмет дефектов, 18 не могли приниматься к сведению при принятии решения, поскольку больные были вписаны из медицинской организации до привлечения Г. к дисциплинарной ответственности 30.11.2021 года, в связи с чем, они не образуют признака неоднократности неисполнения трудовых обязанностей.

В заключении экспертизы отражено, что Г. действительно допущены дефекты оказания медицинской помощи, однако они не привели к ухудшению состояния здоровья пациентов. Это свидетельствует о значительном снижении тяжести совершенного проступка истца и необходимости применения иного дисциплинарного взыскания, кроме увольнения.

Приказ от 13 апреля 2022 г. года также подлежит отмене, поскольку, сославшись на многочисленные пункты в рамках исполнения трудовых функций, указанных в должностной инструкции, работодатель не привел конкретный дисциплинарный проступок (его описание, обстоятельства совершения).

Представитель ответчика возражала против удовлетворения апелляционной жалобы истца и апелляционного представления прокурора, полагая решение суда законным и обоснованным.

Позиция суда апелляционной инстанции

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы истца и апелляционного представления прокурора, письменных возражений ответчика, заслушав объяснения истца Г. и представителя ответчика заключение прокурора поддержавшей представление и полагавшей решение суда подлежащим отмене, а требования истца удовлетворению, проверив в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ законность и обоснованность постановления суда первой инстанции в обжалуемой части исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе истца и апелляционном представлении прокурора, судебная коллегия приходит к следующему.

Оснований для отмены решения суда об отказе о признании незаконным и отмене приказа от 30 ноября 2021 г. и удовлетворения апелляционной жалобы и апелляционного представления не имеется.

Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, в том числе нарушение должностных инструкций, положений, приказов работодателя. Неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей признается виновным, если работник действовал умышленно или по неосторожности.

Противоправность действий или бездействия работников означает, что они не соответствуют законам, иным нормативным правовым актам, в том числе положениям и уставам о дисциплине, должностным инструкциям.

Дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей. Текст оспариваемого приказа не содержит описания событий, которые расценивались бы работодателем как дисциплинарный проступок (объективную, субъективную стороны проступка), то есть за неисполнение или ненадлежащее исполнение каких трудовых обязанностей (в форме действий либо бездействия) на истца наложено дисциплинарное взыскание, учитывалась ли при определении вида дисциплинарного взыскания тяжесть, вмененного Г. в вину дисциплинарного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также то, что ответчиком учитывалось предшествующее поведение истца, его отношение к труду.

В приказе не указано какие именно дисциплинарные проступки образуют критерий неоднократности. Перечисление в приказе в качестве оснований наименования документов, а также ссылка на результаты служебного расследования без конкретизации, какие именно неправомерные действия (бездействие) он совершил, лишает истца, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, возможности возражать против доводов работодателя, а суд, возможности оценить обстоятельства, послужившие основанием для привлечения работника к дисциплинарной ответственности.

Самостоятельно за работодателя определять в чем заключался дисциплинарный проступок, вмененный работнику, суд не вправе.

В нарушение требований норм материального права, подлежащих применению к спорным правоотношениям и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 №2, суд первой инстанции самостоятельно определил, в чем заключился дисциплинарный проступок, вмененный Г.

Кроме этого, Г. с 23.03.2022 года работает врачом-хирургом в хирургическом отделении, а ответчик приказом от 13 апреля 2022 г. от увольняет истца за неисполнение обязанностей в период работы врачом-инфекционистом. Сведений о нарушении должностных обязанностей врача – хирурга не представлено.

Поскольку истец уволен незаконно, судебная коллегия приходит к выводу, что в соответствии со ст. 394 ТК РФ Г. подлежит восстановлению на работе в должности врача-хирурга с 14.04.2022 года, и в его пользу подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула за период с 14.04.2022 года по 11.07.2023 года и денежная компенсация морального вреда.

Определение апелляционной инстанции (от 20.11.2023 г.)

Апелляционную жалобу истца Г. удовлетворить частично, апелляционное представление прокурора удовлетворить частично.

Решение … районного суда .. от 17 апреля 2023 года в части отказа Г. в удовлетворении исковых требований о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании компенсации за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда отменить и принять по делу в этой части новое решение: «Исковые требования Г. к Областному бюджетному учреждению здравоохранения…о признании незаконными и отмене дисциплинарных взысканий, о восстановлении на работе, о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, о взыскании денежной компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Признать незаконным приказ ОБУЗ … от 13 апреля 2022 г. года о прекращении (расторжении) трудового договора.

Восстановить с 14.04.2022 года Г. в Областном бюджетном учреждении здравоохранения … в хирургическом отделении в должности врача-хирурга. Взыскать с Областного бюджетного учреждения здравоохранения … в пользу Г. заработную плату за время вынужденного прогула за период с 14.04.2022 года по 11.07.2023 года в размере 679 167 рублей и компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей.

В остальной части решение … районного суда … от 17 апреля 2023 года отставить без изменения.

КАССАЦОННАЯ ИНСТАНЦИЯ

Работодатель (больница) подает кассационную жалобу. В ней изложена просьба об отмене апелляционного определения в связи с нарушением норм материального и процессуального права, несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Работник в отзыве считает законным и обоснованным судебный акт апелляционной инстанции. В удовлетворении требований кассационной жалобы просит отказать.

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции полагает выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном применении норм материального и процессуального права.

Суд апелляционной инстанции, признавая незаконным увольнение Г. по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, сослался лишь на то, что текст оспариваемого приказа не содержит описания событий, которые расценивались бы работодателем как дисциплинарный проступок (объективную, субъективную стороны проступка), то есть за неисполнение или ненадлежащее исполнение каких трудовых обязанностей (в форме действий либо бездействия) на истца наложено дисциплинарное взыскание, учитывалась ли при определении вида дисциплинарного взыскания тяжесть вмененного Г. в вину дисциплинарного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также то, что ответчиком учитывалось предшествующее поведение истца, его отношение к труду, какие именно дисциплинарные проступки образуют критерий неоднократности, что, по мнению суда, лишает истца, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, возможности возражать против доводов работодателя, а суд возможности оценить обстоятельства, послужившие основанием для привлечения работника к дисциплинарной ответственности и самостоятельно за работодателя определять в чем заключался дисциплинарный проступок, вмененный работнику.

Вместе с тем, как следует из приказа о прекращении трудового договора, основанием увольнения истца послужил, в том числе, акт служебного расследования от 07 апреля 2022 г., которому суд апелляционной инстанции не дал надлежащей правовой оценки.

При этом судом апелляционной инстанции не учтено, что акт служебного расследования от 07 апреля 2022 г. содержит подробные, конкретные сведения относительно совершения Г. дисциплинарного проступка и нарушения им как должностных обязанностей, так и ведомственных приказов.

Суд апелляционной инстанции, указывая на то, что при определении вида дисциплинарного взыскания работодателем не учтена тяжесть вмененного Г. в вину дисциплинарного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение истца, его отношение к труду, не дал надлежащей оценки тому, что в акте служебного расследования указанные обстоятельства отражены, комиссией учтено наличие неснятого дисциплинарного взыскания в виде выговора, объявленного приказом от 30 ноября 2021 г., при этом комиссия рекомендовала представителю нанимателя привлечь Г. к дисциплинарной ответственности.

При разрешении спора суд первой инстанции, правильно установив юридически значимые обстоятельства по делу, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, в том числе, оспариваемому приказу от 13 апреля 2022 г. о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении), акту служебного расследования от 07 апреля 2022 г. и иным документам, указанным в качестве оснований для увольнения истца, обоснованно пришел к выводу о наличии неоднократного неисполнения (ненадлежащего исполнения) работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание, соблюдении работодателем порядка и процедуры увольнения истца, с учетом того, что при применении к работнику дисциплинарного взыскания учитывались тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Обосновывая тяжесть совершенных проступков, суд первой инстанции исходил из того, что к числу общепризнанных, основных, неотчуждаемых прав и свобод человека, подлежащих государственной защите, относится прежде всего право на жизнь (часть 1 статьи 20 Конституции Российской Федерации) как основа человеческого существования, источник всех других основных прав и свобод, и право на охрану здоровья (часть 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации), которое также является высшим для человека благом, без которого могут утратить значение многие другие блага.

В связи с указанным у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания, предусмотренные статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены решения суда от 07 апреля 2023 г., поскольку суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и правильно применил нормы материального права к отношениям сторон, на основании чего пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Г..

С учетом изложенного, обжалуемое апелляционное определение нельзя признать законным, оно подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с установленными обстоятельствами и подлежащими применению к спорным отношениям.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам .. областного суда от 11 июля 2023 г. отменить. Оставить в силе решение … районного суда … от 07 апреля 2023 г.

  1. Судебный процесс – процедура со многими неизвестными. В данном трудовом споре сначала работодатель торжествовал, затем работник, но затем кассационный суд согласился с позицией работодателя о правомерности наложения дисциплинарных взысканий.
  2. Доказательством по делу выступило и заключение судебно-медицинской экспертизы, установившей нарушения со стороны лечащего врача при оказании медицинской помощи пациенту Б. (не исключаю, что к больнице предъявлен гражданский иск).
  3. Невыполнение (ненадлежащее выполнение) врачом своей трудовой функции посягало на охрану здоровья пациента, как на одно из общепризнанных, основных, неотчуждаемых прав и свобод человека, подлежащих государственной защите, что являлось отягчающим обстоятельством при применении дисциплинарного взыскания.
  4. Я не нашел подтверждения обстоятельств «сведения личных счетов» с врачом, его гонением, преследованием за критику, необоснованной попытки руководства переложить свою личную вину и ответственность за несоблюдение руководством норм и требований ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан»

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle