Мать пациента отсудила у Сахалинской больницы 17 млн рублей

16.12.2015 11:29
2243
ГБУЗ «Сахалинская областная больница»

После операции по исправлению носовой перегородки здоровый парень стал инвалидом

18-летний  Владислав С. из Южно-Сахалинска  мечтал стать морским офицером. Когда в 2013 году парень собрался поступать в военное училище, врачи рекомендовали ему исправить носовую перегородку.

Первого апреля Владислав поступил в стационар Сахалинской облбольницы, а уже на следующий день ему делали операцию по исправлению носовой перегородки. Во время введения лидокаина пациент потерял сознание, произошла остановка дыхания и сердца. Диагностировав клиническую смерть, ЛОР-врачи пытались оказать необходимую помощь самостоятельно, затем вызвали реаниматолога. Кровообращение пациента восстановили лишь через 15 минут. Из-за кислородного голодания наступили необратимые изменения мозга, парень впал в кому.

После 80 суток в реанимации Сахалинской облбольницы у Владислава возникла угроза жизни - его срочно перевели в Российский научно-исследовательский нейрохирургический институт им.Поленова в Санкт-Петербурге. Туда же переехала семья парня. Сейчас он  в вегетативном состоянии: не разговаривает, не ходит, никого не узнает, питается через гастростому. Владиславу нужен пожизненный уход. Из-за этого его матери пришлось бросить работу, а на медикаменты в месяц уходит до 100 тыс.рублей.

До июня 2014 года Правительство Сахалинской области помогало семье с оплатой лечения. Однако затем в облбольнице предложили решать эти вопросы в судебном порядке.

Матери парня ничего не оставалось, как обратиться в суд, уже по новому месту жительства. В своем иске в Приморский райсуд Санкт-Петербурга женщина потребовала взыскать с облбольницы и Правительства Сахалина 17 млн рублей. В ходе процесса была проведена судебно-медицинская экспертиза.

Специалисты Санкт-Петербургского бюро СМЭ выявили в действиях медиков Сахалинской больницы сразу несколько дефектов. Основной - запоздание с проведением сердечно-легочной реанимации. Вместо того, чтобы до прихода реаниматолога делать Владиславу непрямой массаж сердца, подключить его к аппарату ИВЛ, врачи ЛОР-отделения вводили реланиум, адреналин и преднизолон, что никак не влияло на снабжение головного мозга кислородом, сделали вывод эксперты. А ведь все медработники должны быть обучены навыкам первичной сердечно-легочной реанимации - говорится в заключении СМЭ.

Как следует из заключения, шока от лидокаина могло и не быть, если бы медики провели пациенту пробу на препарат (заменив его). Также эксперты сочли завышенной дозировку: 10 мл 1-процентного лидокаина. По их мнению, при 0,5-процентной концентрации и более медленном введении последствия могли оказаться не столь тяжкими. Таким образом, специалисты СМЭ выявили опосредованную причинно-следственную связь между дефектами медпомощи и результатом операции.

В обоснование суммы иска мать Владислава сообщила суду, что отсутствие средств может привести к прекращению лечения, а значит, смерти парня. И 14 декабря Приморский райсуд удовлетворил иск, взыскав в пользу истицы 17 млн рублей.

- Считаю решение суда справедливым, в том числе по сумме компенсации, - сказал представитель истицы, директор Московского Центра медицинского права Андрей Карпенко. - С учетом того, что Владиславу теперь требуется уход до конца жизни, у его семьи будут на это средства.

Того же мнения придерживается управляющий Центром медицинского права Алексей Панов:

- Сегодня это одна из самых высоких сумм компенсаций по врачебным ошибкам. Больше 10 лет назад в Омске вынесено решение по похожему случаю. Упав в подъезде, бизнесмен Олег Солдатов получил травму плеча и согласился на операцию в местной БСМП-2. Во время наркоза у пациента началось кислородное голодание, которое не удалось вовремя купировать, он впал в кому и через полтора года скончался. Я представлял интересы истцов в суде, родные бизнесмена тогда выиграли лишь 120 тыс.рублей: 60 тысяч компенсации - в пользу супруги и по 30 тысяч каждому из двоих несовершеннолетних детей. Понятно, что это до обидного мало…К тому же Олег Солдатов вполне мог обойтись без операции. Когда через некоторое время я сам получил травму плеча, то, вспомнив о своем клиенте, наотрез отказался от операции, мне просто наложили гипс. После его снятия возникла контрактура, но с помощью лечебной гимнастики я привел руку в порядок, ограничений в движениях давно нет.

Комментарии: