Театр судебной экспертизы

04.04.2016 10:17
2639

По накалу страстей спектакль с тестом на отцовство в жизни завлита Ларисы Львовой не уступает пьесам Шекспира

Лариса Львова работала завлитом Рыбинского драмтеатра, когда туда пригласили для разовых постановок режиссера из Рязани Геннадия К. Рязанцу доверили сразу два спектакля, так что в Рыбинске он задержался надолго.

Кабинеты завлита и режиссера оказались рядом. Обаятельной Ларисе было едва за 30, и приезжий сразу же принялся за ней ухаживать.

- Геннадий Дмитриевич мне тогда не понравился, - вспоминает Лариса. – На 21 год старше и совсем не в моем вкусе. Но он очень упорно добивался меня, хотя и не скрывал, что женат, есть сын Константин и дочь Вероника. После двух недель осады не устояла… Поверьте, я не хотела разрушать его семью, даже не представляла, как с этим человеком можно жить под одной крышей. Но когда настаивала на том, чтобы предохраняться, Геннадий Дмитриевич ответил: «Это все равно что плавать в резиновых сапогах»…

Когда Лариса забеременела, она не знала, что делать. Растерянно рассказала об этом К., который уже готовился к отъезду, и тот, ничего не ответив, оставил ей свой рязанский номер, принадлежавший, как потом выяснилось, постороннему человеку.

В 1998 году родился Гоша. То, что у мальчика врожденная патология, определили не сразу. Заболевание было в легкой степени, и первые семь лет Лариса за помощью к Геннадию Дмитриевичу не обращалась – не хотела тревожить, надеясь, что тот сам проявит интерес к судьбе Гоши. Получала Лариса около 6 тыс. рублей в месяц – на них они и жили с сынишкой, перебиваясь от зарплаты до зарплаты (инвалидность мальчику установили лишь в 2010 году).

Терпение матери лопнуло после трагического случая. В семь лет Гоша попал в реанимацию, перенес клиническую смерть. Врачи сказали, что для восстановления нужны дорогие лекарства. Купить их было не на что. Тогда Лариса впервые обратилась к К. Разыскав его координаты через интернет, передала, чтобы имел совесть: помощь отчаянно необходима, поскольку речь идет о жизни ребенка. Пригрозила судом.

Гоша так и не получил от Геннадия Дмитриевича денег на хорошие лекарства

Гоша так и не получил от Геннадия Дмитриевича денег на хорошие лекарства

Вместо Геннадия Дмитриевича ответил его сын Константин. В 2005-м он только возглавил один из рязанских театров, и лишний негатив был совсем ни к чему.

- Константин попросил меня не выносить сор из избы, отказаться от разбирательств в суде. Обещал помогать добровольно, - говорит Львова. – Я согласилась.

Правда, сумма, которую с этого момента ей стали высылать из Рязани, оказалась не ахти какая: 200 рублей в месяц. Нужных лекарств Лариса купить на нее не смогла. Женщина до сих пор корит себя за то, что поверила Константину. Ведь если бы Гоша получил тогда рекомендованное лечение, его состояние сейчас могло быть гораздо лучше.

В 2009 году в Рыбинском театре сменилось руководство. Директор привела своих людей, и Львова осталась без работы. А найти новую не смогла, поскольку уход за ребёнком требовал особого графика труда. Сначала мать с сыном жили на 3 тыс. рублей в месяц, которые получали через Центр занятости, потом на полторы. Гоша сидел на хлебе и воде, Лариса позволяла себе перекусить разве что где-то в гостях. При ходьбе ее шатало, начались голодные обмороки.

К тому времени 200 рублей из Рязани из-за инфляции превратились в копейки. Однако сумму не увеличивали, только присылать стали с перерывами – сразу за несколько месяцев. Лариса попросила К. увеличить выплату, но получила отказ. Тогда снова пригрозила судом, дав на раздумья месяц. А потом обратилась в Рыбинский городской суд с иском об установлении отцовства и взыскании алиментов.

К. потребовал экспертизу ДНК с тем условием, что половину ее стоимости – 11 тыс. рублей оплачивает Львова. Мать Ларисы сняла со сберкнижки последние несколько тысяч, остальное Лариса заняла у знакомых, пообещав вернуть после взыскания алиментов.

- За 10 лет у меня не было другого мужчины, я не сомневалась в результате, - продолжает Лариса.

Когда она и Гоша приехали в бюро СМЭ Ярославской области, Геннадий Дмитриевич оказался там не один, а вместе с Константином.

- Всех пригласили в кабинет и предложили расписаться, - рассказывает Львова. – Потом врач-эксперт сказала, что нужно спуститься двумя этажами ниже, к кассе, чтобы оплатить экспертизу. Проводив меня до лестничной площадки, она вернулась назад, вывела Гошу из кабинета в коридор и закрыла дверь. Поэтому ни я, ни сын не видели, у кого взяли кровь – Геннадия Дмитриевича или Константина.

Денег на адвоката у Ларисы не было, и никто ей тогда не объяснил, что согласно 161-му приказу Минздрава РФ «взятие крови для исследования родства рекомендуется проводить при одновременной явке всех заинтересованных лиц».

А результат экспертизы показал, что Геннадий К. биологическим отцом Гоши не является.

- Для меня это стало шоком, - плачет Лариса. – Я не могла поверить ни глазам своим, ни ушам!

Зато судья очень даже поверила. Отказала и в ходатайстве о повторной экспертизе, и в удовлетворении исковых требований. Львова снова обратилась в суд с требованием повторной ДНК. Вместо этого судья заслушала вызванного в качестве свидетеля эксперта Ярославского бюро СМЭ – этого ей показалось достаточно. Снова отказ.

Львова безрезультатно обжаловала решения суда, вплоть до Верховного.

В 2014-м ей подсказали провести независимую экспертизу ДНК. Выводы специалиста-генетика АНО «Судебный эксперт» подтвердили ее подозрения: кровь для исследования могли взять не у Геннадия Дмитриевича, а у Константина.

В бюро СМЭ К. не поздоровался с мальчиком

В бюро СМЭ К. не поздоровался с мальчиком

Цитата из заключения: «К-ов Г.Д. (или тот, кто сдал за него кровь – авт.) может приходиться Георгию Львову полукровным братом по отцу. Расчетная вероятность такого события составляет 99,3 процента». Независимый эксперт с 10 летним стажем работы, публикациями в российских и зарубежных научных изданиях дал рекомендацию: «Для установления новых фактов, которые могут иметь доказательственное значение по делу, целесообразно назначение и проведение повторной молекулярно-генетической экспертизы».

12 января 2015 года Львова снова обратилась в Рыбинский горсуд с заявлением о пересмотре уже вступившего в силу решения по вновь открывшимся обстоятельствам, приложив выводы эксперта АНО «Судебный эксперт». Судья С.В. Капустина, принимавшая предыдущие решения, выносит отказ. Ярославский облсуд, куда Лариса направила жалобу на это решение, оставляет его в силе.

Львова не успокаивается и пытается возбудить уголовное дело о фальсификации экспертизы ДНК. И получает очередной отказ – от следователя Следственного отдела Рыбинска О.А.Томзиной. Из Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела видно, что Томзина выясняла у экспертов и лаборанта Ярославского бюро СМЭ обстоятельства забора крови у Кириллова и Львовых. Ни один из них не вспомнил подробностей. Вместо этого опрошенные заверили следователя, что «фальсификация результатов исключена и бессмысленна, так как повторная экспертиза может быть проведена в другом экспертном учреждении». Эксперт Фомичев порассуждал зачем-то о том, что «попытка изменить геном человека может привести к онкозаболеванию или гибели» - хотя Львовы подозревали замену одного донора другим, а не генома.

Однако этим экспертам Томзина поверила – в отличие от их коллеги из АНО «Судебный эксперт». Цитата из отказного Постановления: «Данная АНО…проводит экспертизу на платной основе (как будто в бюро СМЭ ее делали бесплатно! – авт.). Можно сделать вывод, что эксперт заинтересован в даче выводов, о которых просит Львова».

После чего следователь делает вывод: «Путем допроса эксперта Фомичева установлено, что образцы крови не могли быть получены у Константина К. ввиду несовпадения информации по отцовской линии».

Внимательно перечитав текст Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, я не нашла в нем фактов, на основании которых можно было сделать такой вывод. Но, может, я чего-то не понимаю, поэтому обратилась в АНО «Судебный эксперт».

«Эксперт Фомичев, написавший заключение № 07/10, не мог доказать, что образцы крови не могли быть взяты у Константина К. (старшего сына Геннадия Дмитриевича) ввиду несовпадения генетической информации по отцовской линии, поскольку генотип Константина Кириллова в заключении № 07/10 не исследовался» - четко и внятно ответила заместитель директора АНО «Судебный эксперт» Вероника Тихомирова.

К. перечислил Гоше около 6 тыс.рублей, а на экспертизу Львовы потратили 11 тысяч

К. перечислил Гоше около 6 тыс.рублей, а на экспертизу Львовы потратили 11 тысяч

Лариса и Гоша продолжают надеяться, что каким-то образом «отыграют» ситуацию назад и получат алименты. На днях они обратились в Центр медицинского права.

Проанализировав ситуацию, управляющий ЦМП Алексей Панов ответил:

- К сожалению, время упущено. Сейчас заключение АНО «Судебный эксперт» основанием для открытия дела по новым обстоятельствам не является. Вот если бы оно было получено в 2010 году, в ходе первого судебного процесса... На мой взгляд, ничто тогда не мешало судье назначить еще одну экспертизу ДНК. В моей практике было и по три экспертизы в делах о врачебных ошибках. А если судья упорствовала, тогда и понадобилось бы мнение независимого эксперта – как еще одно основание для повторной экспертизы. Так что история Ларисы Львовой – урок для других мам: независимую экспертизу проводить нужно сразу, а не через четыре года.

Несмотря на это, Гоша и его мама продолжают надеяться, что Геннадий Дмитриевич для разрешения всех вопросов все же пройдет повторную экспертизу ДНК и заплатит алименты. Или хотя бы просто поможет…

Кстати, на оплату экспертизы в бюро СМЭ Ярославской области денег Лариса потратила вдвое больше, чем получила переводами из Рязани.


Комментарии: