Ошибки врачей при лечении холецистита в Карелии привели к взысканию 1 500 000 рублей с больниц

22.03.2020 00:29
469

Суд удовлетворил требования супруги пациента, умершего в результате некачественного лечения в Сегежской ЦРБ и Республиканской больнице им. В.А. Баранова

В Петрозаводский городской суд Республики Карелия обратилась истица с заявлением о взыскании компенсации морального вреда с ГБУЗ РК «Сегежская центральная районная больница» (далее ЦРБ), ГБУЗ РК «Республиканская больница им. В.А. Баранова» (далее РБ). В обоснование своих требований сослалась на смерть супруга после проведенной плановой операции по поводу хронического калькулезного холецистита. Указывая на дефекты оказания медицинской помощи, которые привели к летальному исходу, просила взыскать по 5 миллионов рублей с каждого ответчика.

Ответчики заявленные требования не признали, полагали их завышенными.

В качестве третьих лиц к участию в деле привлечены врачи-хирурги.

В ходе разбирательства проведена судебно-медицинская экспертиза качества оказания медпомощи, результаты которой стороны не оспаривали.

Выслушав доводы сторон и изучив материалы дела, суд пришел к следующим выводам:

  • супруг истицы поступил в ЦРБ в плановом порядке для оперативного лечения с диагнозом – желчнокаменная болезнь, хронический калькулезный холецистит, при поступлении состояние было удовлетворительным, жалоб не имелось;
  • после операции состояние пациента ухудшилось, он был переведен в РБ, где было проведено повторное вмешательство, однако на 11 день после госпитализации он скончался;
  • по результатам проверки территориального ФОМС экспертом выявлены дефекты оказания медицинской помощи пациенту в ЦРБ, в том числе несвоевременный перевод пациента в медицинскую организацию более высокого уровня. По результатам экспертной проверки РБ установлено, что оперативное лечение выполнено в более поздние сроки, что привело к ухудшению состояния здоровья. Дефекты оказания медицинской помощи в той или иной степени повлияли на летальный исход и привели к смерти пациента;
  • к ответчикам применены финансовые санкции;
  • по факту смерти пациента была проведена проверка в рамках уголовного дела по ч.2 ст. 109 УК РФ, однако причинно-следственной связи между установленными дефектами оказания медицинской помощи и смертью пациента не выявлено, в действиях врачей-хирургов состав преступления отсутствует, в связи с чем уголовное дело было прекращено;
  • по результатам комиссионной судебной медицинской экспертизы выявлено, что смерть наступила от перитонеального сепсиса, явившегося исходом разлитого гнойного перитонита, сформировавшегося после ряда осложнений и дефектов оказания медицинской помощи, последовательно развившихся у пациента с непредусмотренным и недиагностированным в ЦРБ пересечением общего печеночного протока во время плановой хирургической операции, предпринятой по поводу желчекаменной болезни;
  • в ЦРБ были допущены следующие ошибки оперировавшего хирурга и лечащего врача: непредусмотренное методикой операции пересечение общего печеночного протока; неправильное определение уровня пересечения желчных путей - хирург определил пересечение общего желчного протока, в то время как был пересечен общий печеночный проток; неполноценное диагностическое обследование в процессе проведения операции – не выполнена рентгеновская холангиография; после пересечения общего печеночного протока у больного с желчекаменной болезнью был избран неправильный объем и способ продолжения хирургической операции; запоздалое решение о повторной хирургической операции – спустя неделю после появления желтухи; неполноценное диагностическое обследование для выявления причины желтухи – следовало выполнить ультразвуковое исследование желчевыводящих путей;
  • дефекты, допущенные в ЦРБ, были нарушением стандартов оказания медицинской помощи больным с желчнокаменной болезнью (Приказ М3 РФ №461 от 02.07.2007), оказались последовательно и причинно-следственно связаны друг с другом и привели к образованию у пациента ограниченного подпеченочного перитонита к моменту его перевода в РБ. Между перечисленными дефектами оказания медицинской помощи и развитием ограниченного подпеченочного перитонита усматривается прямая причинно-следственная связь;
  • далее лечение пациента в РБ было направлено на устранение существенных негативных последствий дефектов, допущенных на предыдущем этапе, однако и здесь также были допущены дефекты: позднее выполнение повторного хирургического вмешательства на 2-й день после перевода; неправильно выбран способ хирургической операции; поздняя диагностика разлитого перитонита и, как следствие, позднее заключительное хирургическое вмешательство. Допущенные дефекты являются нарушением рекомендаций, содержащихся в специальной медицинской литературе по лечению больных сепсисом;
  • сформировавшийся у пациента в ЦРБ перитонит являлся опасным для жизни и угрожающим жизни человека вредом здоровью, который обычно заканчивается смертью. В конечном итоге, смерть наступила от перитонеального сепсиса, явившегося исходом ограниченного перитонита. Кроме дефектов оказания медицинской помощи не было иных причин, которые привели к возникновению перитонита, и возникшее угрожающее жизни состояние находится в прямой причинно-следственной связи с наступлением смертельного исхода;
  • дефекты оказания медицинской помощи, допущенные при дальнейшем лечении в РБ, негативно повлияли на состояние его здоровья и ускорили наступление смертельного исхода. Таким образом, между этими дефектами и более быстрым наступлением смерти от перитонеального сепсиса имеется прямая причинно-следственная связь;
  • для возложения на указанных ответчиков обязанности по возмещению истцу компенсации морального вреда необходимо наличие всех оснований, предусмотренных для наступления соответствующей ответственности: наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинная связь между противоправными действиями (бездействием) причинителя вреда и наступившими последствиями и вина причинителя вреда, в том числе, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также соблюдения требований разумности и справедливости;
  • принимая во внимание установленные обстоятельства дела, суд признает требования истца о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда в связи со смертью супруга обоснованными, а, определяя размер компенсации, учитывает достаточно молодой трудоспособный возраст умершего (43 года), тот факт, что он являлся супругом истицы и ее единственным близким человеком, характер причиненных истцу физических и нравственных страданий, обстоятельства их причинения.

Основываясь на вышеуказанных выводах, суд принял решение удовлетворить частично заявленные требования и взыскать с ГБУЗ РК «Сегежская центральная районная больница» в пользу истицы компенсацию морального вреда в сумме 1 000 000 рублей, с ГБУЗ РК «Республиканская больница им. В.А. Баранова» - 500 000 рублей.

Решение в законную силу не вступило.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle