За ошибки в действиях СМП сын умершего пациента потребовал 4 000 000 рублей компенсации

26.08.2020 00:46
457

Яковлевский районный суд Белгородской области установил нарушения в оказании экстренной помощи и удовлетворил иск к Томаровской РБ им. И.С. Сальтевского частично

В Яковлевский районный суд Белгородской области обратился сын пациента, скончавшегося в приемном отделении ОГБУЗ «Яковлевская ЦРБ». Иск был предъявлен к Томаровской районной больнице им. И.С. Сальтевского с требованием о компенсации морального вреда, причиненного в результате некачественного оказания медицинской помощи, в размере 4 млн. рублей.

В обоснование требований истец указал, что бригадой скорой помощи Томаровской РБ его отцу ненадлежащим образом проведены реанимационные мероприятия, в результате чего пациент умер.

Ответчик с исковыми требованиями не согласился, сославшись на отсутствие своей вины.

Суд, рассмотрев материалы дела, установил:

  • истец является сыном погибшего пациента;
  • причиной смерти пациента, согласно медицинскому свидетельству о смерти, явилась сердечно-сосудистая недостаточность, атеросклеротическая болезнь сердца;
  • смерти пациента предшествовали следующие обстоятельства: у него резко ухудшилось здоровье, в связи с чем была вызвана бригада скорой медицинской помощи ответчика, которая прибыла более чем через 40 минут. Пациент был доставлен в ОГБУЗ «Яковлевская ЦРБ», где через 30 минут после доставления скончался;
  • по факту смерти Росздравназдзором была проведена внеплановая проверка, которая выявила, что в состав обеих бригад скорой входит только 1 фельдшер, к пациенту не направлена ближайшая свободная общепрофильная выездная бригада, время доезда при оказании помощи в экстренной форме превысило 20 минут с момента ее вызова, реанимационные мероприятия выполнены не в полном объеме;
  • по данному факту постановлением следователя возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.293 УК РФ, в рамках которого проведена судебно-медицинская экспертиза;
  • экспертизой установлено, что скорая помощь была оказана несвоевременно, допущены нарушения правил приказа Минздрава России № 388н от 20.06.2013, а также учитывая, что на момент осмотра у пациента отсутствовали ранние и (или) поздние трупные изменения, не было установлено время прекращения дыхания и сердцебиения;
  • эксперты заключили, что пациент нуждался в сердечно-легочной реанимации, которая ему фельдшером скорой проведена не была; нарушена тактика лечения на догоспитальном этапе, которая не предусматривает эвакуацию с места вызова пациентов в состоянии смерти, если данное состояние развилось не в автомобиле СМП;
  • эксперты не исключили, что при своевременном оказании реанимационных мероприятий работниками скорой помощи, сохранение жизни пациента было возможно;
  • уголовное дело следователем было прекращено в связи с отсутствием состава преступления в действиях работников СМП;
  • в судебном заседании ответчиком не оспаривался факт того, что бригада СМП по вызову не прибыла своевременно из-за нахождения двух бригад на других вызовах, в действиях работников имеются формальные нарушения оказания медицинской помощи, но они не способствовали развитию неблагоприятного исхода в виде смерти;
  • отношения истца и ответчика по оказанию отцу истца СМП, как медицинской услуги, направленной на удовлетворение личных потребностей пациента, в силу преамбулы и основных понятий Закона РФ «О защите прав потребителей» регулируются, в том числе, данным законом;
  • при оказании услуги СМП пациенту имело место ее несоответствие установленным государственным стандартам оказания, то есть имеет место недостаток услуги;
  • суд установил, что хотя непосредственное нарушение требований к качеству СМП не находится в причинно-следственной связи с наступившей смертью, однако пациент как потребитель медицинской услуги вправе был рассчитывать на оказание её в соответствии с установленными стандартами качества, что было нарушено ответчиком;
  • в соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность его денежной компенсации;
  • факт, что в связи с нравственными и физическими страданиями пациента его сыну был причинен моральный вред, является очевидным и в силу ст. 61 ГПК РФ не нуждается в доказывании. Истцу были причинены нравственные страдания, выразившиеся в переживаниях по поводу состояния здоровья близкого человека;
  • в соответствии с п. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными гл. 59 (ст. ст. 1064-1101 ГК Российской Федерации) и ст. 151 ГК РФ;
  • принимая во внимание вышеизложенное, степень вины причинителя вреда, доказанность оказания СМП ненадлежащего качества, суд счел, что размер компенсации морального вреда подлежит взысканию в размере 300 000 руб.

На основании вышеизложенных выводов, суд первой инстанции решил частично удовлетворить требования и взыскать с Томаровской районной больницы им. И.С. Сальтевского в пользу истца  300 000 руб. в качестве компенсации морального вреда.

Не согласившись с размером взысканного, истец подал апелляционную жалобу, однако Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда согласилась с выводами нижестоящего суда и оставила решение без изменения.

Судебные акты вступили в законную силу.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle