Более миллиона рублей потребовала с ГУЗ «КС СМП г. Ульяновска» мать погибшей девочки

19.10.2020 00:17
122

Заволжский районный суд встал на сторону истицы и частично удовлетворил ее требования, экспертиза обнаружила в действиях педиатра дефекты диагностики и лечения

В Заволжский районный суд города Ульяновска с иском к ГУЗ «Клиническая станция скорой медицинской помощи г. Ульяновска» обратилась мать пациентки. В заявлении просила взыскать компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 руб., материальный ущерб, вызванный затратами на организацию похорон, в размере 118 400 руб. и судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 20 000 руб.

Истица указала, что ее несовершеннолетняя дочь пожаловалась на боль в области лба, после чего у нее поднялась температура до 39,9 градусов, в связи с чем ей была вызвана скорая помощь. Бригадой СМП после осмотра был выставлен диагноз и дано назначение на введение внутримышечно анальгина и димедрола. При этом госпитализация в лечебное учреждение предложена не была. Далее девочке всю ночь было плохо, на следующее утро родители самостоятельно отвезли ее в ГУЗ «Центральная городская клиническая больница г. Ульяновска», где в течение двух часов у нее шесть раз была остановка кровообращения. Врачи ЦГКБ боролись за жизнь девочки, однако спасти её не удалось – была констатирована биологическая смерть.

По факту смерти возбуждено уголовное дело по признакам преступления по ч. 2 ст. 124 УК РФ, в ходе расследования которого назначалась судебно-медицинская экспертиза. Согласно заключению экспертов, при оказании медицинской помощи на догоспитальном этапе медицинскими работниками СМП допущены следующие недостатки: недооценка ступени тяжести, не заподозрена нейроинфекция, не взят письменный отказ от госпитализации. Уголовное дело было прекращено в связи с истечением сроков привлечения к уголовной ответственности.

Представитель ответчика в судебном заседании с иском не согласилась, указала на то, что истцом не доказана прямая причинно-следственная связь между смертью девочки и действиями СМП.

Суд, рассмотрев материалы дела, установил:

  • в соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью, признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства;
  • к числу наиболее значимых человеческих ценностей относится жизнь и здоровье, а их защита должна быть приоритетной (ст. 3 Всеобщей декларации прав человека и ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах);
  • отношения, возникающие в сфере охраны здоровья граждан в РФ, регулируются ФЗ от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»;
  • дочь истицы в связи с ухудшением самочувствия была осмотрена на дому врачом-педиатром ГУЗ КССМП г. Ульяновска, на основании осмотра и анамнеза ей был выставлен диагноз и даны рекомендации;
  • на следующий день девочка была доставлена в ГУЗ «ЦГКБ г. Ульяновска», где скончалась в отделении анестезиологии и реанимации с палатами интенсивной терапии;
  • по ходатайству истца судом была назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, производство которой поручено экспертам БУ «Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы» Минздрава Чувашии;
  • при экспертном анализе оказания медицинской помощи врачом-педиатром СМП выявлены дефекты ведения медицинской документации; тактики, выразившиеся в отсутствии показанной госпитализации в специализированный стационар для проведения лечения; диагностики, выразившиеся в неверной диагностике заболевания врачом скорой помощи, которая не подтверждена объективными клиническими и инструментальными методами исследования; в несоответствии объективных данных, указанных в карте СМП с клинической симптоматикой; в отсутствии интерпретации и оценки дефицита пульса как до оказания медицинской помощи, так и после её оказания; в не распознании врачом-педиатром основного заболевания и недооценке степени тяжести, при наличии высокой температуры и головной боли; а также дефекты, выразившиеся в отсутствии своевременного лечения основного заболевания и его осложнений;
  • экспертная комиссия пришла к выводам, что выявленные дефекты могли способствовать прогрессированию осложнений, но не явились причиной смерти, а потому в прямой причинно-следственной связи с неблагоприятным исходом (смертью) не состоят;
  • тяжесть течения болезни у детей при позднем обращении за медицинской помощью (к моменту обращения за медицинской помощью давность заболевания составляла не менее 4-5 суток) не исключает возможности наступления смерти и при отсутствии дефектов оказания медицинской помощи, однако, в случае своевременного и правильного оказания ей медицинской помощи вероятность сохранения жизни пациентки была бы выше;
  • проанализировав представленные доказательства, вопреки доводам стороны ответчика, суд согласился с выводами комиссии экспертов;
  • разрешая спор о компенсации морального вреда, суд исходил из того, что наличие причинной связи между дефектами медицинской помощи и смертью не установлено, вместе с тем наличие определенных дефектов при оказании медицинской помощи на этапе осмотра врачом-педиатром СМП является достаточным основанием для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда по правилам, предусмотренным ст. 151, 1101 ГК РФ;
  • разрешая требования о взыскании расходов на погребение, понесенных истицей в связи со смертью дочери, в общей сумме 118 400 руб., суд исходил из правил ст. 1094, ч. 1 ст. 1174 ГК РФ, ст. 3, 9 ФЗ от 12.01.1996 № 8 «О погребении и похоронном деле»;
  • затраты на погребение могут возмещаться на основании документов, подтверждающих произведенные расходы, т.е. размер возмещения не поставлен в зависимость от стоимости гарантированного перечня услуг по погребению, вместе с тем, возмещению подлежат необходимые расходы, отвечающие требованиям разумности;
  • в числе расходов истицей заявлено проведение поминального обеда на 9 день после смерти, однако такие расходы возмещению не подлежат, так как они необходимыми по смыслу вышеприведенных норм не являются;
  • необходимыми в силу закона и разумными в соответствии с требованиями целесообразности суд признает расходы по оплате комплексных ритуальных услуг, по закупке ритуальных принадлежностей, по оплате поминального обеда в день похорон и по установке намогильных сооружений – в общей сумме 96 400 руб.;
  • истцом также представлены доказательства о понесенных судебных расходах по оплате услуг представителя, которые являются законными и обоснованными;
  • принимая во внимание объект судебной защиты и объем защищаемого права, категорию спора, уровень его сложности, объем фактически выполненной представителем работы в рамках оказания юридических услуг, количество судебных заседаний, их продолжительность, исходя из требований разумности и справедливости возмещения расходов на оплату услуг представителя, с учетом конкретных обстоятельств по делу, суд полагает необходимым удовлетворить требования в этой части частично, в размере 15 000 руб.

На основании вышеизложенных выводов, суд решил частично удовлетворить требования истицы и взыскать с ГУЗ «Клиническая станция скорой медицинской помощи г. Ульяновска» в пользу женщины компенсацию морального вреда в размере 350 000 руб., расходы на погребение в размере 96 400 руб. и расходы по оплате услуг представителя в размере 15 000 руб.

Решение в законную силу не вступило.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle