Обязательность исполнения клинических рекомендаций и стандартов – основной аргумент обвинения в отношении медицинских работников?

05.03.2021 08:19
1194

Сообщество юристов Право-мед.ру обсудило возможности выстраивания линии защиты медицинских работников при выявленных несоответствиях  медицинской помощи клиническим рекомендациям и стандартам

Члены сообщества юристов Право-мед.ру Алексей Панов, Дмитрий Гаганов, Александр Коршунов обсудили в формате видеоконференции возможности выстраивания линии защиты медицинских работников при выявленных несоответствиях  медицинской помощи клиническим рекомендациям и стандартам.

Алексей Панов привел обвинительный приговор Калужского районного суда Калужской области, в котором, по мнению суда, врач терапевтического отделения проигнорировал требования федеральных клинических рекомендаций по диагностике и лечению анкилозирующего спондилита, согласованных и утвержденных на заседании Пленума правления ООО «Ассоциация ревматологов России». Врач была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ ей назначено наказание в виде двух лет ограничения свободы с лишением права заниматься врачебной деятельностью сроком на 3 года. От наказания осужденная была освобождена в связи с истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Дмитрий Гаганов предложил использовать разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.2019 N 18 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 238 Уголовного кодекса Российской Федерации", в котором говорится о необходимости разграничения реальной и потенциальной опасности для жизни и здоровья человека.

Игорь Степанов исходил из того, что любой отход от исполнения клинических рекомендаций возможен, но он требует как обоснования, так и изложения данного обоснования в первичной медицинской документации.

Александр Коршунов сделал акцент на том, что большинство составов преступлений с участием медицинских работников – материальны: должен иметь место неблагоприятный исход и причинно-следственная связь между выявленным нарушением и вредом здоровью. А эти обстоятельства устанавливаются заключением судебно-медицинской экспертизы, поэтому очень важна правильная формулировка вопросов, выносимых на разрешение экспертов.

Алексей Панов считает вообще абсурдной позицию правоприменения об обязательности клинических рекомендаций, поскольку согласно изменениям в Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ  медицинская помощь на их основе должна оказываться только с 1 января 2022 года.

Иван Давальченко не смог принять участие в видеоконференции, он письменно изложил свою позицию: складывающаяся практика оценки доказательств в сторону виновности врачей вследствие неисполнения клинических рекомендаций больше основана на внутреннем убеждении суда, не обладающего познаниями в лечебных процессах, для выстраивания линии защиты большее внимание следует акцентировать на субъективной стороне уголовно-наказуемого деяния, кроме того, по его мнению альтернативные действия врача подлежат закреплению на уровне федерального законодательства: в клинические рекомендации и стандарты необходимо внести соответствующие оговорки о случаях, когда врач имеет полное право поступать иначе, действуя в интересах максимального лечебного эффекта.

Подробности обсуждения в видео.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle