Внутрибольничные инфекции - основание компенсации морального вреда
20.01.2017 01:30 405

Видеоконференция Право-мед.ру от 17 января 2017 года, на которой обсуждались особенности компенсации морального вреда при внутрибольничном инфицировании пациентов.

Рассмотренные вопросы:

  1. Внутрибольничное инфицирование – порок качества и безопасности медицинской деятельности?
  2. Условия возложения гражданско-правовой ответственности на медицинскую организацию за внутрибольничное инфицирование пациентов
  3. Резистентность микробов к антибиотикам и дезинфицирующим средствам – обстоятельство, влияющее на уменьшение размера компенсации морального вреда?

Участники

  • Панов Алексей Валентинович, главный редактор информационного портала Право-мед.ру, г. Омск
  • Степанов Игорь Олегович, врач - невролог, юрист, председатель Ярославской областной общественной организации инвалидов-больных рассеянным склерозом "Гефест"
  • Давальченко Иван Иванович, начальник юридического отдела БУЗОО "Родильный дом №2" , г. Омск
  • Васильев Игорь Валерьевич, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения НГМУ, г. Новосибирск
  • Бархатова Ксения Михайловна, начальник договорного отдела СПБГБУЗ Городская поликлиника № 86, г. Санкт-Петербург

Панов А.В.: Информационный портал Право-мед.ру продолжает видеоконференции сезона 2017 года. Традиционно я представляю участников видеоконференции. Начнем с восточной части Российской Федерации. Традиционный участник наших видеоконференций – Иван Давальченко, он руководитель юридического отдела роддома №2 города Омска, бюджетного учреждения здравоохранения Омской области. Добрый день, Иван.

Давальченко И.И.: Добрый день, уважаемые коллеги.

Панов А.В.: Второй участник, знакомый по видеоконференциям, – Игорь Степанов, врач-невролог, возглавляет некоммерческую организацию больных рассеянным склерозом «Гефест» из Ярославля. Добрый день, Игорь.

Степанов И.О.: Добрый день, коллеги.

Панов А.В.: И сегодня нашу мужскую составляющую видеоконференции разбавляет Женщина. Это Ксения Бархатова. Она – начальник договорного отдела городской поликлиники № 86 города Санкт-Петербурга. Это бюджетное учреждение здравоохранения. Добрый день, Ксения. Рады Вас видеть.

Бархатова К.М.: Здравствуйте. Я тоже очень рада Вас видеть.

Панов А.В.: Переходим к теме видеоконференции. Я ее показываю на слайде. А сегодня мы будем рассматривать особенности компенсации морального вреда, если имеет место внутрибольничное инфицирование. Традиционно я представлю некоторые слайды, презентацию. Начнем со следующего. В конце декабря 2016 года на сайте Роспотребнадзора была информация в разделе «Новости», о том, что, по данным статистики, примерно 25-30 случаев внутрибольничного инфицирования. На сайте Роспотребнадзора внутрибольничное инфицирование называется инфекцией, связанной с оказанием медицинской помощи (сокращенно – ИСМП). И, по мнению исследователей, науки, примерно внутрибольничным инфицированием подвержены 5-10 процентов пациентов, которые находятся в стационаре. В этой же информации было изложено, по данным Всемирной организацией здравоохранения, ни одна медицинская организация не может претендовать на то, что она будет свободна от риска возникновения внутрибольничных инфекций. Я все-таки буду так называть, потому что так более привычно. Но в то же время можно либо минимизировать, либо управлять рисками возникновения и распространения внутрибольничных инфекций.

Напомню некоторые правовые нормы действующего законодательства. 323 Федеральный закон, статья 29. Организация охраны здоровья включает в себя в том числе обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Есть право пациента при оказании медицинской помощи. Он должен находиться в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям. Кроме того, есть 52 ФЗ девяносто девятого года о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. Он говорит о том, что граждане имеют право на благоприятную среду обитания, которая не оказывает вредного воздействия на человека. Кроме того, в этой же статье, в статье восьмой, говорится о том, что граждане имеют право на в полном объеме возмещение вреда, причиненного здоровью, если имели место нарушения нормы санитарного законодательства. Либо, когда осуществлялись (не осуществлялись) санитарно-эпидемиологические профилактические мероприятия. В этом же законе, 52 ФЗ, есть обязанности индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. О чем они? О том, что они обязаны разрабатывать и проводить санитарно-противоэпидемические мероприятия, обеспечивать безопасность оказываемых услуг. А оказание медицинской помощи имеет прямое отношение к услугам, особенно если речь идет о системе обязательного медицинского страхования. В 2011 году было постановление Главного санитарного врача №146, которая называется «О профилактике внутрибольничных инфекций». В нем Главный государственный санитарный врач рекомендовал руководителям субъектов Федерации в сфере охраны здоровья: во-первых, обеспечить проведение профилактических противоэпидемических мероприятий, взять на контроль работу медицинских организаций по профилактике внутрибольничных инфекций. И еще одна составляющая этого постановления. Оно рекомендует принять меры по оснащению медицинских организаций стерилизующей аппаратурой, дезинфекционными камерами и эффективными средствами дезинфекции. Была разработана Национальная Концепция профилактики инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи. Это достаточно емкий многостраничный документ, в котором изложены все алгоритмы действий всех правообязанных лиц. И есть еще 58 постановление Главного санитарного врача – это те требования, которые существуют при оказании медицинской деятельности. Там есть такой раздел о профилактике внутрибольничных инфекций в стационарах, в том числе и хирургического профиля. И еще я хочу обратить ваше внимание, что у нас существует замечательный сайт. Ссылка на него представлена перед вашими глазами. На нем размещены материалы Национальной ассоциации специалистов по контролю инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи. Информативный сайт, много данных по теме нашей видеоконференции. И заключение. Раз мы рассматриваем особенности компенсации морального вреда, то я, коллеги юристы, позволю себе напомнить статью 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации. Размер компенсации морального вреда определяется характером причиненных физических нравственных страданий, степени вины причинителя вреда, требования разумности и справедливости. В том числе устанавливаются фактические обстоятельства и индивидуальные особенности потерпевшего.

А теперь мы переходим к рассмотрению первого вопроса. Если имело место внутрибольничное инфицирование, можно ли говорить, что имеет место порок (можно назвать по-другому: недостаток, дефект) качества и безопасности медицинской деятельности. Переходим к теме обсуждения. Игорь, Вам первому слово. Ваша точка зрения: произошло внутрибольничное инфицирование. Это что? Дефект, порок, недостаток?

Степанов И.О.: Надо рассмотреть с различных позиций. Прежде всего инфицирование — это вред, причиненный пациенту действием биологического фактора. То есть мы рассматриваем категорию вреда, в том числе и с юридической точки зрения. Второй фактор, который мы должны рассматривать, – это причинно-следственная связь.

Панов А.В.: Игорь, мы пошли уже в особенности, это второй вопрос. Здесь можно говорить о пороке качества безопасности медицинской деятельности или нет?

Степанов И.О.: Безусловно, тут можно говорить. В ряде случаев, я считаю, есть порок качества и безопасности, если нарушены нормы оказания, то есть санитарно-эпидемические правила и правила оказания. И может быть случай, который может выходить за рамки этого. Когда при соблюдении должных правил произошло инфицирование как таковое. То есть мы не можем сослаться на то, что это было связано с нарушением правил. Тогда, я считаю, в этом случае не является следствием нарушения качества безопасности оказания медицинской помощи. На мой взгляд, здесь есть две категории случаев. Когда оно является нарушением качества безопасности медицинской помощи, и когда оно может и не является таковым.

Панов А.В.: Благодарю. Иван, есть что продолжить?

Давальченко И.И.: Да, Алексей Валентинович, я разделяю точку зрения Игоря, но все же хочу дополнить, что, в первом случае, действительно соблюдение правил, которые позволяют исключить нахождение этих вирусов, своевременное принятие должных мер, руководство предписаниями, руководство постановлением Главного санитарного врача – это один случай. Второй случай – это когда наступили последствия ввиду наличия виновных действий. То есть никто не соблюдал.

Панов А.В.: Мы опять переходим ко второму вопросу. Сейчас: это порок качества и безопасности или не порок? Это дефект или недостаток? Вот мы о чем говорим.

Давальченко И.И.: В любом случае, моя точка зрения – это дефект. Потому что, если в организации медицинского учреждения есть какие-то обстоятельства, создающие угрозу, соответственно это уже есть основание, для того, чтобы рассматривать как неблагоприятные условия.

Панов А.В.: Благодарю. Ксения, Ваша точка зрения?

Бархатова К.М.: Я тоже считаю, что это дефект ЛПУ, в частности, при соблюдение санитарно-эпидемиологических норм.

Панов А.В.: Кратко и емко. Коллеги, продолжу. Вижу, что Игорь хочет что-то добавить. Я не зря в презентации ссылался на правовые нормы. И 52 ФЗ, и 323 ФЗ, и постановление Главного санитарного врача – они говорят о чем? О том, что надлежащие санитарно-эпидемиологические условия при оказании медицинской помощи пациентам должны быть. Иных исключений не предусматривается. То есть можно говорить о том, что это порок качества безопасности медицинской деятельности. Но влечет или не влечет меры юридической ответственности, мы будем рассматривать уже во втором, в третьем вопросе нашей пресс-конференции. Игорь, Вы что-то хотели добавить?

Степанов И.О.: Наверное, мы это обсудим во втором и третьем разделе.

Панов А.В.: Да, потому что гляжу, у всех есть желание сразу усугубиться во второй и третий вопрос, но ничего подобного, все по сценарию. Итак, переходим ко второму вопросу видеоконференции. Условия возложения гражданско-правовой ответственности на медицинскую организацию, если произошло внутрибольничное инфицирование. Сразу обращаю внимание, коллеги, мы говорим о гражданско-правовой ответственности. Не уголовной, не административной, об имущественной. Так как Игорь очень хотел дать суждение по этому вопросу, то я ему первому и предоставлю слово. Потом – Ксения, потом – Иван, а потом – я, на праве модератора. Игорь, излагайте.

Степанов И.О.: Во-первых, условия гражданско-правовой ответственности, в данном случае мы рассматриваем данное деяние как деликт, то есть возмещение вреда, оно предусматривает четыре основных составляющих, как и любого правонарушения. Это вред, который причинен, противоправные действия, причинно-следственная связь и вина. То есть сам по себе вред может выражаться в каком-либо заболевании или даже смерти, причинно-следственная связь должна быть связана с теми нарушениями конкретных правил, которые предусмотрены законодательством и нормативно-правовыми актами. Однако он рассматривается в гражданском праве, рассматривается, что если исполнитель обязательств, то есть медицинская организация, конкретный врач, принимает все меры, необходимые для надлежащего исполнения обязательств при той степени осмотрительности и заботливости, которые требует характер этих обязательств и условия оборота, то в данном случае… Вроде человек делает все по правилам, следовательно, он не должен быть привлечен к ответственности, поскольку он действует по определенным правилам. Однако существуют случаи, когда вина на медицинскую организацию возлагаются без вины, по сути дела. Это случай, когда мы имеем дело с источником повышенной опасности. В данном случае мы не можем рассматривать медицинское учреждение, в частности, нахождение в нем каких-либо микроорганизмов, которые меняются, по сути дела, источником повышенной опасности. Потому что это не работа с особо опасными инфекциями или с источниками излучения и прочее. В данной ситуации я считаю, что если есть совокупность всех четырех факторов правонарушения, тогда человек или организация подлежит гражданско-правовой ответственности. В данном случае организация, поскольку это – юридическое лицо. Если все-таки все сделано с соблюдением всех мер по надлежащему исполнению обязательств, с соблюдением всех правил, тогда организация не может быть привлечена к гражданско-правовой ответственности.

Панов А.В.: Благодарю. Точка зрения Ксении. Согласны – не согласны?

Бархатова К.М.: Я совершенно согласна, потому что наличие вины является необходимым составляющим, естественно. В моей практике все это в судебном порядке доказывалось. Здесь очень много факторов, когда необходимо доказать наличие соблюдения необходимых санитарно-эпидемиологических норм. И зачастую бывают еще и микроорганизмы, которые обладают достаточно высокой степенью устойчивости к определенным дезинфицирующим средствам. Когда возникает проблема в этом, то, соответственно, это нужно доказывать. Поэтому если вина учреждения подлежит доказыванию, то это и нужно делать в судебном порядке.

Панов А.В.: Ксения, я Вам задал вопрос. Вы сказали, по вашей судебной практике Вы сталкивались с подобными исками?

Бархатова К.М.: Совершенно верно. С подобными исками мы сталкивались, и мы доказывали, что у нас соблюдались надлежащие санитарно-эпидемиологические нормы, что присутствовали определенные дезинфицирующие средства и вины медицинского персонала, в частности в распространении инфекций и патогенных организмов, отсутствовала.

Панов А.В.: Я правильно понял, что Вам удалось доказать правомерность действий по недопущению внутрибольничных инфекций и отсутствие вины медицинской организации в возникновении внутрибольничного инфицирования.

Бархатова К.М.: Совершенно верно.

Панов А.В.: Благодарю. Иван, есть что добавить?

Давальченко И.И.: Я соглашусь со мнением коллег. Действительно, бремя доказывания по данному случаю возлагается на медицинскую организацию, которая должна полностью создать все необходимые условия для суда, чтобы суд объективно оценил, что вины организации медицинской в этом нет. И это будет основанием для освобождения от возмещения вреда.

Панов А.В.: Продолжу вашу точку зрения, коллеги. Мы, наверное, единодушны в том, что нужны четыре составляющие гражданского правонарушения. И здесь каких-либо исключений для возложения мер гражданско-правовой, имущественной ответственности не предусмотрено. Игорь говорил об возложении юридической ответственности без вины. Но ссылался, что здесь нет источника повышенной опасности. Хотя может быть со временем патогенность и невосприимчивость к антибиотикам и дезинфицирующим средствам к бактериям может со временем и где-то может быть в рамках судебной практики, пройдет как к признаку отнесения к источнику повышенной опасности. Итак, четыре составляющие должны быть для возложения ответственности. И, исходя из ответов на второй вопрос, мы сейчас переходим к третьему вопросу и той практике, на которую сослалась Ксения. Может ли являться эта объективная нечувствительность микробов к антибиотикам, дезинфицирующим средствам тем обстоятельством, которое либо уменьшает размер компенсации морального вреда, либо вообще исключает. Хотя частично на этот вопрос Ксении уже ответила. Тем не менее давайте его рассмотрим более обширно. Здесь начнем с Ивана, потом – Ксения и завершит Игорь. Иван, обоснуйте.

Давальченко И.И.: Я думаю, вопрос резистентности находится в рамках компетенции медицинской организации. То есть медицинская организация должна, руководствуясь нормативными документами, создать необходимые условия к тому, чтобы среда была неопасная и не насыщена вирусами. Каким составом это будет производиться, соответственно, должна отслеживать организация. То есть существует, наверное, порядок, который организует внутренний контроль за тем, каким образом происходит реакция на те или иные препараты, направленные для изменения этой среды в лучшую сторону.

Панов А.В.: Иван, Вы отошли от вопроса. Резистентность микробов к антибиотикам может являться обстоятельством для смягчения либо исключения юридической ответственности?

Давальченко И.И.: Мое мнение в том, что если организация медицинская должна создать условия к тому, чтобы это все снизить и не сделала, соответственно судом может быть расценено как те действия, которые не создали благоприятные условия для пациентов. То есть это может усугубить вину учреждения. Хотя в отдельных случаях, в принципе, можно и доказать. Вполне возможно, что это является фактором, снижающим ответственность медицинской организации.

Панов А.В.: Ксения, продолжите мысль Ивана?

Бархатова К.М.: Да, в принципе это возможно, но дело в том, что здесь достаточно сложно доказывать это. То есть в судебном процессе необходимо представить не только доказательства самого медицинского учреждения, но и сторонней организации, которая может это подтвердить на практике. Это зачастую может быть привлечение специалистов экспертов Роспотребнадзора либо других сторонних специалистов. Поэтому это все происходит, опять же, на усмотрение и доказательную базу, и судья оценивает, исходя из этого. То есть если есть какое-то заключение сторонней организации, то тогда возможно снижение компенсации имущественного вреда.

Панов А.В.: В Вашей практике вы такое заключение суду представляли?

Бархатова К.М.: В нашей практике мы это представляли. То есть мы получали заключение с Роспотребнадзора и привлекали стороннего специалиста.

Панов А.В.: Он выступал у вас в процессе в процессуальном статусе специалиста или эксперта?

Бархатова К.М.: Специалиста на усмотрение судьи.

Панов А.В.: Благодарю. Игорь что есть дополнить?

Степанов И.О.: Если аналогию производить с составом преступления, то микроб в данном случае является как бы орудием преступления. Орудие преступления – это факультативный признак самого правонарушения преступления. В данной ситуации — это тоже факультативный признак деликта, хотя такое не рассматривается в гражданском праве. Из этого следует, что это признак не может являться важным в структуре основного состава правонарушения. У нас есть противоправные действия, у нас есть вина, вред и причинно-следственная связь. Следовательно, рассмотрение в данной ситуации характеристики микроба не имеют и не могут иметь значение для компенсации гражданского правового вреда. Она может учитываться и не учитывается судом, это на усмотрение судьи. Поскольку он, согласно своим внутренним убеждениям, данных экспертиз, будет принимать решение. Но, на мой взгляд, мы рассматриваем деликт как вообще. А вообще он не зависит от того, каким микроорганизмам вызвано заражение, и, соответственно, какой вред.

Панов А.В.: Игорь, мы рассматриваем особенности применения деликтных отношений к внутрибольничному инфицированию и размеры компенсации морального вреда.

Степанов И.О.: В общем плане, я считаю, что этот фактор может учитываться судом, но может и не учитываться. И какие-то рекомендации для судьи в данной ситуации. Нам трудно говорить об этом но, наверное, если мы со стороны медицинской организации будем представлять данную информацию и убедим судью в том, что нужно снизить моральный ущерб, то это будет для медицинской организации достаточно хорошо. Для пациента, к сожалению, – не очень.

Панов А.В.: Я продолжу Вашу точку зрения. Мне представляется, что антибиотикорезистентность бактерий – это общеизвестный факт, не требующий доказывания в рамках судебного процесса. Думаю, судьи об этом тоже слышали, и мы регулярно слышим те данные, которые я приводил. Соответственно, действуют объективные факторы, которые привели в конечном итоге к физическим и моральным страданиям. И если будет доказана правомерность действий медицинских организаций либо иных составляющих надлежащего поведения, то, Игорь, я с Вами буду абсолютно согласен, для обоснования размера компенсации морального вреда этот общеизвестный фактор будет иметь, на мой взгляд, значение. И судья просто будет обязан принять его во внимание. Я смотрел судебные постановления. Честно говоря, я не встречался с судебной практикой привлечения к гражданско-правовой имущественной ответственности за внутрибольничные инфицирования. Хотя в самом начале я приводил данные, по-моему, 25-30 тысяч случаев внутрибольничного инфицирования только в стационарах по Российской Федерации. То есть, по идее, исков должно быть много, но по факту их нет. Игорь, Вы хотели что-то дополнить? Пожалуйста.

Степанов И.О.: Я хотел дополнить, что на самом деле случаев внутрибольничного инфицирования намного больше. Мы видим, что по данным научных исследований, – это 10-15 процентов. Надо увеличить эту цифру, 25-30 тысяч, я думаю, минимум в 10 раз. И на самом деле существует ответственность за нарушение санэпидрежима, и Роспотребнадзор очень внимательно рассматривает эти дела. Поэтому мы имеем такую практику, что не все случаи внутрибольничных инфекций доходят до официальной статистики.

Панов А.В.: Будем говорить честно, медицинская организация, не в ее интересах докладывать по команде. Хотя она обязана в случаях внутрибольничного инфицирования. Рекомендации пациентам, медицинским организациям? Какие, Иван?

Давальченко И.И.: Прежде всего соблюдать предписание Главного санитарного врача, своевременно организовывать внутренний мониторинг и привлекать специалистов Роспотребнадзора для объективного заключения. Для того чтобы создать оптимальные условия нахождения пациентов в медорганизации.

Панов А.В.: Игорь?

Степанов И.О.: Действительно, меры контроля за санэпидрежимом должны существовать в организации как внутренние. Лучше организовать их внутренние и не доводить их до каких-то серьезных правонарушений, которые могли бы потом иметь последствия для медицинской организации.

Панов А.В.: Ксения, есть что дополнить?

Бархатова К.М.: Я полностью согласна с коллегами.

Панов А.В.: У меня еще есть в письменном виде точка зрения Дмитрия Гаганова. Он также считает, что в данном случае имеют место деликтные отношения, а не договорные. И еще я буду связываться с Игорем Васильевым в рамках нашей видеоконференции. А мое предложение, моя рекомендация одна для пациентов: постараться не попадать в стационары, следить за своим здоровьем, и если назначили антибиотики, все-таки не прекращать их принимать как только стало лучше. Нужно пройти курс до конца, чтобы этого штампа микроорганизма под некоторым влиянием антибиотика не возникло, и не распространился он в целом на медицинскую организацию.

Коллеги, спасибо за Вашу точку зрения, обсудили важную составляющую. И пока что мы не видим вала обращении пациентов с этими исками. Мне представляется, что в ближайшее время их явно не увеличится. Желаю вам всем по месту вашей работы, чтобы внутрибольничного инфицирования не было, и возможности всех препаратов были выше бактерий, которые существуют миллиарды лет на территории нашей планеты Земля. До свидания.

Степанов И.О.: До свидания.

Бархатова К.М.: До свидания.

Давальченко И.И.: До свидания, коллеги.

Панов А.В.: К участникам видеоконференции присоединился город Новосибирск. С удовольствием представляю Игоря Васильева, доцента кафедры общественного здоровья и здравоохранения Новосибирского государственного медицинского университета. Игорь, рад видеть. Добрый день.

Васильев И.В.: Добрый день, рад видеть в этом году.

Панов А.В.: Взаимно. Тему видеоконференции я уже озвучивал, но для вас напомню: особенности компенсации морального вреда при внутрибольничном инфицировании пациента. Мы рассмотрели три вопроса. с удовольствием готов выслушать вашу точку зрения, которая всегда обстоятельна и обоснована, по теме видеоконференции.

Васильев И.В.: Действительно, внутрибольничная инфекция – это всегда серьезная проблема. Если мы будем пытаться каким-то образом проанализировать условия возникновения внутрибольничной инфекции, то мы можем сказать, что бывает два случая. Внутрибольничная инфекция – это неизбежное зло, которое есть во всем мире. Штаммы микроорганизмов персистируют, находятся в больнице, передаются от больного к больному, поскольку там постоянно применяются лекарственные препараты различные, то микроорганизмы к ним приспосабливаются. Это обуславливает наличие таких высокорезистентных к лечению штаммов микробов. В данном случае заболевание такими штаммами носит достаточно серьезный характер. Если мы будем говорить об особенностях ответственности в случае заболевания внутрибольничной инфекцией, то однозначно сказать ничего невозможно. Потому что сама по себе инфекция (пневмония внутрибольничная и так далее) вызывается микроорганизмами. К юридической ответственности микроорганизм не привлечешь. Поэтому, когда мы говорим о гражданско-правовой ответственности, в данном случае можно расценивать действие или бездействие, которые были проведены или не проведены в данном лечебном учреждении. К сожалению, в части случаях действительно предотвратима. Если у медучреждения была возможность и обязанность предотвратить развитие данной инфекции, то это учреждение может нести государственно-правовую ответственность. В частности, допустим, не соблюдаются, не проводятся должным образом мероприятия по дезинфекции помещения, не включается ультрафиолет и так далее – целый комплекс мер, которые медучреждение должно проводить. К сожалению, на сегодняшний день такие варианты тоже бывают. Второй момент – это показания, по которым больной был помещен в стационар, потому что на сегодняшний день достаточно большое количество заболеваний можно лечить вне стационарных условий. Чем меньше больной находится в стационаре, тем лучше и для больного, и для врача и хуже для микроорганизмов. У нас в России такая практика, что люди мечтают попасть в больницу. На самом деле нахождение само по себе в больнице – это же опасно. Поэтому необходимо смотреть, чтобы были показания для госпитализации. Если их нет, а потом возникла такая абсолютно не обязательная вещь как внутрибольничная инфекция, то тоже можно смотреть наличие причинных связей между неправильными действиями и возникновением последствий этих заболеваний. То, что касается увеличения или снижения размеров компенсации.

Панов А.В.: Да, важна Ваша точка зрения.

Васильев И.В.: На мой взгляд, надо доказывать, что моральный вред был причинен, надо доказывать его объем. И надо смотреть, что было произведено. У нас для возникновения морального вреда необходимо наличие вины, если Вы помните, в отличие от безопасности услуги, то здесь необходимо, чтобы была вина. Понятно, что если это было грубое, виновное нарушение, допустим, санэпид требований к помещению и к нахождению больных, это будет больше размер морального вреда. Если по показаниям человек лежал, у него ослабленный иммунитет и так далее. Здесь надо смотреть конкретно ситуацию и то, что в результате возникло. Поэтому однозначно сказать, что усиливает или снижает размер морального вреда я бы не рискнул. необходимо смотреть на конкретную ситуацию. Это то, что я хотел бы сказать по данной теме.

Панов А.В.: Игорь, Вы как всегда все разложили по полочкам. Я правильно понял, что Вы не исключаете в обоснование своей позиции медицинской организации для уменьшения размера компенсации морального вреда ссылаться на то, что микроорганизмы сильнее человека и они приобретают невосприимчивость к различным препаратам, которые должны на них воздействовать. Это сильнее бывает действий медицинской организации и это может быть основанием для снижения размера компенсации.

Васильев И.В.: Или исключения размера компенсации. Дело в том, что единственное, в чем мы можем не сомневаться, что через некоторое время мы с вами и все, кто смотрят нас, умрут. Процентов 50 умрет в больнице, но это не значит, что врачи плохо работают. Вполне может быть так называемая «непреодолимая сила». В данном случае без лечебного учреждения больного лечить нельзя, но так случилось, что микроорганизм персистирует. Он заразился. Здесь надо смотреть именно наличие виновных действий или бездействий, которые могут способствовать или должны препятствовать заболеванию.

Панов А.В.: Благодарю Вас за Вашу точку зрения. Действительно, у нас как-то не возникало в предыдущем обсуждении, что можно ссылаться на обстоятельства непреодолимой силы в том числе. Благодарю, что нашли время для общения в рамках видеоконференции. Буду рад видеть Вас еще в 2017 году на очередных видеоконференциях Право-мед.ру. До свидания.

Васильев И.В.: До свидания, приятно было всех видеть. Всего доброго.

Комментарии: