Можно ли снимать медицинских работников на видео?
26.01.2018 04:57 4338

Видеоконференция Право-мед.ру № 84 (4) от 25 января 2018 года, на которой обсуждались правовые основания видеосъемки пациентами в медицинских организациях

Тема

Можно ли снимать медицинских работников на видео?

Рассмотренные вопросы

  1. Можно ли проводить видеосъемку в медицинской организации?
  2. Является ли видеосъемка медицинского работника обработкой персональных данных и требует ли такая видеосъемка согласия медработника?
  3. Что необходимо сделать пациентам, медицинским работникам и администрации медицинской организации чтобы избежать конфликтов, связанных с видеосъемкой в медицинской организации?

Участники

Панов А.В.: Информационный портал Право-мед.ру продолжает видеоконференции января 2018 года. Представляю наших участников. Начнем конечно же с Москвы. Андрей Карпенко, руководитель Московского филиала Центра медицинского права. Андрей, давно Вас не было видно на видеоконференциях. Конечно же, рад Вас лично лицезреть. Добрый день!

Карпенко А.: Здравствуйте, уважаемые коллеги! Я тоже очень рад. Здравствуйте, дорогие зрители!

Панов А.В.: Второй представитель Москвы - Иван Печерей, доцент кафедры судебной медицины и медицинского права Московского Государственного медико-стоматологического Университета имени Евдокимова. Иван, приветствую Вас!

Печерей И.: Добрый день, уважаемые коллеги и уважаемые зрители!

Панов А.В.: В Ярославле традиционно работает, практикует Игорь Степанов - врач невролог, член Ассоциации юристов России, возглавляет общественную организацию больных инвалидов рассеянным склерозом Гефест. Игорь, добрый день!

Степанов И.: Здравствуйте, уважаемые коллеги и уважаемые зрители!

Панов А.В.: И за пределами Уральских гор, из города Омска Иван Давальченко - начальник юридического отдела родильного дома номер 2 города Омска, бюджетного учреждения здравоохранения. Иван, добрый день!

Давальченко И.: Уважаемые коллеги, очень рад всех видеть! Добрый день, уважаемые слушатели и зрители!

Панов А.В.: Итак, как родилась тема этой конференции. Родилась она, исходя из насущных проблем юридического обеспечения медицинской деятельности, а непосредственным инициатором выступил Иван Печерей. Так что у нас тема сегодня специализированная, идущая как от врачебного сообщества, так и от членов нашей медико-юридической “тусовки”.

Тема видеоконференции перед вашими глазами.

Можно ли снимать медицинских работников на видео? Рис. 1

Видеоконференция под номером 84. Звучит так: Можно ли снимать медицинских работников на видео?

От меня традиционно маленькое вступление по теме видеоконференции. Начну я с информации, которая достаточно недавно была опубликована в сети Интернет. Возможно, коллеги его видели. Видео о том, как врач из Якутии избил пациентку.

Можно ли снимать медицинских работников на видео? Рис. 2

Информация прошла по всем каналам. Почему я привожу данную информацию? Потому что это видеосъемка врача и на сайте прокуратуры было сказано, что, исходя из данного видео, были установлены противоправные действия медицинского работника - врача.

Можно ли снимать медицинских работников на видео? Рис. 3

Более того, если зайти на сайт Минздрава Якутии, там говорится о том, что врач, который применил силу в отношении пациентки - уволен. То есть мы с вами видим пример видеосъемки пациентом, судя по всему скрытой камерой, врача. Хотя мне не понятно - на каком основании было обнародование данной съемки. Это, на мой взгляд, уже противоправное поведение.

Эти вопросы мы с вами сегодня должны обсудить. Потому что изображение врача - персональные данные. Здесь куча правоотношений, которые переплелись в рамках той проблемы, которую я обозначил.

Начнём с первого вопроса.

Можно ли снимать медицинских работников на видео? Рис. 4

А можно ли проводить видеосъемку в медицинской организации?

У нас сегодня два представителя из практикующего здравоохранения, это - Игорь Степанов и Иван Довальченко и мы начнем обсуждение данного вопроса именно с их точек зрения.

Итак, Игорь, Ваши доводы и Ваша практика: можно ли проводить видеосъемку в медицинской организации?

Степанов И.: Уважаемые коллеги, видеосъемка в медицинских организациях, конечно же, возможна, но вполне в определенных целях. В частности, для предупреждения правонарушений, прежде всего преступлений и других фактов терроризма. Это прописано документами и в медицинских организациях осуществляется. Выставленные в коридорах видеокамеры передают изображения на пульт, где служба охраны осуществляет наблюдение за объектом с целью предотвращения незаконного проникновения в т.ч. вооруженного. Мы знаем какая ситуация сейчас. В этом плане съемка возможна. Она возможно также в случаях, когда необходимо круглосуточное наблюдение за пациентом - в случае нахождения пациента под стражей или в психиатрических учреждениях, где сами больные могут являться источником опасности и которые могут по состоянию здоровья осуществлять правонарушение, в том числе и преступления. Что же касается наблюдений за медицинскими работниками, то видеонаблюдение являются по сути дела биометрическими данными о человеке, персональными данными.

Панов А.В.: Игорь, мы уже переходим ко второму вопросу. Пока его не трогаем. Мы говорим можно или нельзя проводить видеосъемку.

Степанов И.: Можно, но в конкретных случаях: предупреждение преступлений, наблюдение за больными определённой категории и т.д.

Панов А.В.: Благодарю. Иван Давальченко, продолжайте.

Давальченко И.: Спасибо. Я тоже думаю, что то, что не запрещено, то естественно можно. Исходя из того какие задачи стоят. Первая задача, как коллега мой озвучил, это контроль соблюдения пациентами лечебного режима. И вторая — это контроль со стороны работодателя за деятельностью работников. Игорь полно ответил, дальше будет уже ответ на второй вопрос.

Панов А.В.: Андрей!

Карпенко А.: Коллеги, я хотел бы всё-таки разделить вот эти два понятия видеосъемки. Одно дело, когда видеосъемка ведется самой медицинской организацией в целях безопасности, это совершенно отдельная статья. Мы, наверное, всё-таки говорим сейчас о видеосъемке, которую ведут сами пациенты. Я считаю, что производить видеосъемку в медицинской организации можно, по крайней мере, ни одного прямого запрета на это ни в каких нормативно-правовых актах не существует, но до определенного предела. То есть до тех пор, пока это не затрагивает права других пациентов, либо права медицинского персонала. В том случае, если в кадр попадают пациенты, находящийся в медицинской организации, то они вправе предъявить претензии, поскольку согласно закона сам факт обращения за медицинской помощью уже является врачебной тайной, соответственно, местонахождение конкретного физического лица в медицинской организации говорит о том, что он обращался за медицинской помощью. И в этом случае видеосъемка является фактическим нарушением его права на врачебную тайну. В случае если пациент снимает свой визит к врачу, находясь наедине с медицинским работником, также существуют определенные рамки. В том случае если это просто съемка ради праздного любопытства, то конечно здесь необходимо согласие врача, поскольку он несмотря на то что является работником организации, и эта организация является публичной организацией, тем не менее его персональные данные очевидны на записи. В тоже время, в случае каких-либо противоправных действий врача съемка по сути узаконивается уже без согласия врача, так как служит фиксацией противоправных действий Здесь уже речь идет о сборе доказательств противоправности действий. Проблема многогранна и однозначно провести границу, что до этого места можно, а дальше нельзя - невозможно. Коллеги

Панов А.В.: Андрей, благодарю. А теперь слово Ивану. Я специально Вас оставил в конце выступающих по первому вопросу, поскольку Вы можете даже подвести некоторые итоги. Иван, итак, разложите все по полочкам.

Печерей И.: На самом деле я полностью согласен с Андреем, он очень четко изложил многогранность данной проблемы. Я могу лишь добавить следующее: несмотря на очевидность многих вещей, например, как-то, что видеосъемку можно проводить в медицинской организации именно когда инициатором выступает медицинская организация, тем не менее необходимо соблюсти определенный порядок, который администрация в медицинской организации не всегда соблюдает. Например, как согласие медицинских работников на обработку персональных данных, оно далеко не всегда берется. Известно много прецедентов, когда камеры устанавливались в частных медицинских организациях, медицинских организациях государственных и потом по требованию прокуратуры они убирались, потому что не были выполнены определенные условия при их установке. То есть проблемы такая есть. Другое дело действительно необходимо разграничить тот момент кто является инициатором съемки: пациент или медицинская организация. На мой взгляд, проблем это большая именно тогда, когда видеосъемку ведет пациент. Здесь законодательство не совсем четко регламентирует данный вопрос. Понятное дело, что медицинская организация — это организация публичная, съемка в ней производиться может, но вопрос самый главный в том, а что он снимает? Здесь как правильно Андрей указал, до какого-то предела пациент проводить съемку может. А вот что это за предел? Наверное, подробнее мы с вами в дальнейшем разберем. А пока говорить, о том, что запрещать видеосъемку в медицинской организации пациенту, как это и делается, наверное, будет неправильно.

Панов А.В.: Иван поддерживаю Вас, и вас коллеги. Мне встречалась информация о том, что при правилах поведения пациента медицинской организации можно вносить запрет пациенту на проведение фото и видеосъемки. Теоретически подобное можно сделать, но если в медицинской организации работодатель организует видеонаблюдение в рамках контроля за качеством безопасности медицинской деятельности, антитеррористическими мероприятиями, то получается работодателю можно, а пациенту нельзя, хотя врача, медицинского работника фиксируют на видеосъемку.

Я с вами абсолютно солидарен, правового запрета на видеосъемку на фотосъемку нет. И мы видим достаточно часто на наших телеканалах изображения врачей, что является на данном этапе допустимым, то есть прямого запрета нет.

Итак, идем дальше. Второй вопрос нашей видеоконференции, вытекающий из первого.

Можно ли снимать медицинских работников на видео? Рис. 5

Когда мы проводим видеосъемку, допустим я выступают в качестве пациента, снимаю на смартфон врача. Является ли это обработкой персональных данных и требует ли такая видеосъемка согласия медицинского работника?

Право начать обсуждение по этому вопросу я предлагаю Ивану Печерею. Итак Иван, Ваши доводы.

Печерей И.: Я достаточно подробно проанализировал данный вопрос и пришел к выводу, что действительно если пациент снимает медицинского работника и медицинский работник является главным объектом его видеосъемки, то в данном случае речь идёт об обработке персональных данных и, соответственно, поскольку к персональными данными у нас, как указал Роскомнадзор, относятся изображения гражданина, а видеосъемка является по смыслу, исходя из ст. 2 Федерального закона О защите персональных данных - его обработкой. Такой понятийный аппарат.

А вот здесь возникает очень интересная особенность законодательства. У нас есть в законе об информации указание на то что есть определенные категории информации, которые являются информацией с определенным доступом, то есть информация которая должна специальным образом обрабатываться и храниться. И вот как ни странно законодатель отнес информацию о медицинских работниках как раз к такой информации, потому что, если посмотреть часть четвертую статьи 92 323 Федерального закона, мы видим, что там для лиц, которые принимают участие в оказание медицинских услуг, а это все медицинские работники, существует их квалифицированный учет и информация о них должна быть защищена законом о защите персональных данных.

А что подразумевает данная защита? Это то, что обработка персональных данных должна производиться исключительно с согласия субъекта персональных данных, в данном случае исполнителя медицинских услуг, медицинских работников. Такой конструкции правовой, например, нет для полицейских. Она отсутствует. В законе о полиции прямо указано, что полиция осуществляет свою власть публично. Тем самым каких-то охранительных мер для полицейских, которые могут является объектом изображения, нет. А для медицинских работников такая конструкция возникла. Случайно, не случайно - сложно сказать. Тем не менее, она есть. На основании вышеприведенных нормативно правовых актов я склонен полагать, что действительно мы имеем дело с тем, что, когда пациент снимает медицинского работника - он производит обработку персональных данных, которая возможна исключительно с его согласия. Потому что в данном случае медицинский работник — это субъект персональных данных, чьи персональные данные защищены законом, специальными нормами. Такое моё мнение.

Панов А.В.: Интересная ссылка на законодательство. Андрей!

Карпенко А.: Коллеги, в тоже время с Иваном согласен полностью, но хочу обратить внимание на один нюанс. У нас сейчас для каждой медицинской организации существует обязанность иметь интернет страничку, интернет-сайт. Где, как правило, всегда присутствуют фотографии врачей и, более того, закон обязывает медицинскую организацию уведомлять пациентов о квалификации своего персонала. Открыв страничку любой поликлиники всегда можно найти что есть такой-то врач с такой-то квалификационной категорией. Говорить о том, что персонал медицинской организации является каким-то особенным засекреченным субъектом - просто не представляется возможным. Это врачи, которые работают в публично-правовом поле. Поэтому съемка, непосредственно съемка врача во время приема пациента, ну конечно дабы избегать конфликтов, я не думаю, что кто-то из пациентов хочет сначала с врачом вступить в конфликт, а потом просить его: “Дорогой, вылечи меня.” Это, наверное, не совсем правильно. Конечно желательно согласие врача.

Но с другой стороны, если пациент произвел видеосъемку, разумеется без использования запрещенных законом средств для скрытой фиксации информации, а каким-то легальным способом. Сейчас мобильный телефон в руках у пациента, если у него не горит экран, то, как правило, он не вызывает абсолютно никаких подозрений на предмет ведения видеосъемки, то здесь сам факт видеосъемки, наверное, всё-таки он не повлечет каких-то тяжких последствий в виде наступление ответственности, а вот распространении этой видеосъемки — это отдельная песня, потому что распространять такие кадры конечно же возможно только с согласия субъекта персональных данных, либо в том случае если данные видеозаписи содержат информацию о противоправных действиях субъекта персональных данных.

Но конечно это нужно выкладывать не на facebook или куда-нибудь в открытый доступ, а передавать в правоохранительные органы для проведения проверки. Опять же, отсутствие запрета, с одной стороны, тем не менее ограничение на сбор персональных данных именно касательно медицинского персонала, с другой стороны. Будем исходить в первую очередь, конечно, же из Конституции, которая обладает высшей юридической силой и помнить о том, что в рамках закона в рамках правового поля и в таком случае человек может свободно собирать получать любую информацию. Опять получается у нас совершенно размытая грань между тем, где можно, что можно и что нельзя и где нельзя. Честно говоря, меня гораздо сильнее беспокоит запрет на видеосъемку и фотосъемку в музеи Московского Кремля и там со страшной силой цыкают эти бабульки о том, что нельзя производить видеосъемку. Почему, на каком основании? Вот уж место более чем публичное и никаких персональных данных не затрагивается. Такое мое мнение коллеги.

Панов А.В.: Благодарю, Андрей. Бабульки в музеях всегда были силой и продолжают оставаться. Еще и деньги нужно будет в кассу вносить, чтобы видеосъемку сделать. Иван Давальченко, Ваша позиция практикующего юриста, начальника юридического отдела. Наверняка Вы с подобными проблемами сталкивались.

Давальченко И.: Тема действительно дискуссионная, потому как надо понимать сразу, что пациент, обращаясь в клинику, мед организацию вступает в отношения с самой организацией. Непосредственно субъектом, оказывающим услугу, выступает работник юридического лица, то бишь врач. Поэтому конечно если так уже говорить - точно запретить пациенту производить съемку врача, который в данный момент озвучивает в интересах пациента диагноз либо какие-то другие уточнения, - крайне сложно. Тем более, как тут сказали коллеги есть риски к тому, чтобы распространить какую-то персональную информацию о враче в случае если пациент произведет эту съемку.

Здесь тоже очевидно, что, производя съемку врача пациент должен понимать о правовых последствиях, которые могут наступить. Но когда они наступят и наступят ли - крайне сложно говорить. Поэтому врач в данный момент может не запретить производить съемку или потребовать ее прекращение лично касаемо себя как врача организации, но если предположить, что в ситуации присутствуют другие лица, пациенты, которые могут попасть в кадры, другие работники, то в этом случае в интересах защиты прав третьего лица конечно же мне кажется, что у врача появится право потребовать прекращения видеосъёмки. С другой стороны, врач в отношении себя запрет установить не может, потому что подписывая трудовой договор как факт, он дает согласие на определенные действия со стороны работодателя в части обработки персональных данных.

Правильно было сказано коллегами, практически у каждого врача, который проявляет себя как специалист, есть странички в соцсетях, которые периодически имеют информацию довольно-таки полную, чтобы можно было отождествить того или иного специалист с конкретной организацией с конкретными действиями. Поэтому мой вывод сводится к тому, что пациент может производить съемку, но он должен обладать правовой ответственностью.

Панов А.В.: Иван, у нас вопрос звучит так: является ли видеосъемка пациентом врача обработкой персональных данных врача.

Давальченко И.: Не является обработкой персональных данных.

Панов А.В.: Все понятно. Игорь. Слово ещё одному практикующему медицинскому юристу.

Степанов И.: По поводу сказанного Андреем, что везде на сайтах можно найти информацию о врачах. Да, действительно, но, когда мы подписываем эту бумагу о размещении - мы пишем согласен или не согласен доктор. И если доктор не согласен, то на сайте медорганизации написано: доктор такой-то не разрешил разглашение своих персональных данных. Такое в настоящее время практикуется. На сайте нашей организации так и есть. То есть, доктор может отказаться от разглашения персональных данных. С другой стороны, я вижу два момента.

Конечно, видеосъемка является обработкой персональных данных, но есть некий нюанс. Я посмотрел 152 закон, где написано, что обработка персональных данных без согласия субъекта персональных данных возможна, если она необходима для исполнения договора стороной, либо выгодоприобретателем является субъект персональных данных. Если оказывается помощь по определенному договору, по договору обязательного медицинского страхования в частности, в котором стороной договора может быть пациент и юридическое лицо, врач, а если частнопрактикующий врач, то непосредственно он сам является стороной договора. Если пациент считает, что данные видеофиксации необходимы для исполнения данного договора, то данная видеосъемка не будет противоречить 152 Федеральному закону. Следующий момент поскольку видеосъемка является не только обработкой персональных данных, но и фиксирует некие жизненные ситуации - нужно четко понимать с какой целью это делается. То есть не является ли данное мероприятие раскрытием частной жизни человека. Особенно использование скрытого видеонаблюдения является вторжением в частную жизнь, что является прямым правонарушением.

Панов А.В.: Ваша позиция: это обработка персональных данных.

Иван, пожалуйста.

Печерей И.: Прокомментирую высказывание Игоря, что касается последнего момента о вторжении в частную жизнь. Когда медицинский работник находится на рабочем месте он осуществляет публичную функцию. В этой ситуации говорить, что какие-то пациенты нарушают неприкосновенность частной жизнь вообще нельзя.

Степанов И.: В нерабочие время при выходе с работы. Могут быть разные ситуации. Находился около лечебного учреждения встретил подругу, подарил цветы, а его засняли

Печерей И.: Ситуации разные, конечно надо дифференцировать, где находится медицинский работник и в какой момент его снимают.

Панов А.В.: Так, у нас позиции разделяются: является обработкой персональных данных, не является.

Коллеги, тоже обращусь к 152 закону. Обозначу свою позицию и доводы. По-моему, статья первая. Данный закон, оказывается, не распространяется на отношения при обработки персональных данных физическими лицами исключительно для личных и семейных нужд если при этом не нарушаются права субъекта персональных данных.

Я прихожу к врачу, у меня проблемы со здоровьем: у меня насморк, я меня кашель. Я люблю этого врача и хочу его на память заснять. То есть, я обращаюсь к медработнику для личных нужд. Достаю смартфон и произвожу видеосъемку. Но при этом я не разглашаю эту информацию. Она у меня хранится в смартфоне. Даже любимой жене не показываю. Моя позиция, что это не является обработкой персональных данных, если я прихожу именно с проблемами своего здоровья. Если я пришел по заданию какой-то конкурирующей фирмы, частной организации проводить видеосъемку, тогда уже это является обработкой персональных данных. Вот такая моя позиция.

Идем к третьему вопросу.

Можно ли снимать медицинских работников на видео? Рис. 6

А он звучит у нас так. Конфликты имеют место. Но задача, в том числе юристов, администрации медицинских организаций что-то предпринимать, чтобы не было данных конфликтов, связанных с видеосъемками в медицинской организации. Пример я уже приводил в самом начале. Врач из Нерюнгри из Якутска, к чему привела видеосъемка мы с вами видели.

И так что же необходимо сделать? А начнем мы опять же с практикующих юристов. Иван, что нужно сделать чтобы не было конфликтов?

Давальченко И.: Прежде всего нужно надлежаще проинформировать пациентов и работников о том, что используется система видеонаблюдения. Что касается работника. Работник, поступая на работу, дает согласие на обработку персональных данных. Допускаем ситуацию: в период работы принято решение установить систему видеонаблюдения. Издается мотивированный приказ, который определяет место установки и цели установки системы видеонаблюдения. В рамках данного приказа инициируется мероприятия по дополнительному информированию работников, то есть дополнительно под роспись каждый медицинский работник дает свое согласие. Это что касается деятельности медицинских работников.

Что касается контроля за поведением пациентов. Таким же образом пациент, поступая в поликлинику, в больницу дает свое письменное согласие на стадии оформления медицинской документации, его ознакомлять с тем, что в стенах данной организации проводится видеосъемка.

Определяются цели, которые также должны соответствовать целям, которые изначально зафиксированы в приказе по организации, то есть это контроль лечебно-охранительного режима. Ну и дополнительно развешиваются соответствующие таблички, на которых есть информация о том, что используется система видеонаблюдения.

На мой взгляд при наличии такого приказа, который мотивирован, а значит меньше вопросов возникает со стороны прокуратуры. Если надлежаще проинформирован пациент, работник, соответственно в этом случае также отпадает ситуация, связанная с конфликтом.

Вопрос другой. В каждом уведомлении письменном указывают, что съемка не запрещена, но в случае если она будет использована в каких-то интересах, то тогда необходимо соответственно согласие пациента, либо работника. Какие это случаи, в каких случаях не требуется согласие на передачу информации мы с вами знаем. Если речь идет об уголовной ответственности, административной, когда правоохранительные органы имеют право затребовать данную информацию, соответственно они в рамках своей компетенции, в рамках законодательства уже будут отвечает за то каким образом будет использован данная информация. Мы поступили таким образом и на наш взгляд это соответствует требованиям трудового и гражданского законодательства. Спасибо, коллеги.

Панов А.В.: Андрей, Ваше предложение как избежать конфликтов.

Карпенко А.: Я постараюсь подойти с чисто практической точки зрения, дать совет и пациентам, и врачам.

Пациентам совет - снимайте!. Снимайте сколько угодно. Не афишируйте это, не используйте средства скрытого получения информации, но всё равно старайтесь снимать. В конце концов, помните о том, что серьезная ответственность наступает лишь за разглашение этой информации. Будьте готовы объяснить, что это информация собирается для личного пользования, чтобы не пропустить назначение уважаемые доктора. Здесь в самом худшем случае дадут пинка и попросят покинуть медицинскую организацию.

Врачам советую в данном случае все-таки прочитать нормативно-правовые акты, которые регламентируют правоотношения в данной области и аргументированно возразить на притязание пациента в той или иной ситуации. В тоже время считаю, что если врач высококвалифицированный, то видеосъемка для него не должна представлять абсолютно никакого негатива. Наоборот это пиар, это привлечение пациентов, тем более что, если врач красиво рассказывает (в наше время большая редкость) и как правило привлекает пациентов. Тем, кто не хочется использовать свои персональные данные, пожалуйста, сейчас продается маска Кинг-Конга. Пришел пациент с видеокамерой, врач одел маску. Это тоже не запрещено. Принимает пациента в маске. Почему бы и нет.

И последнее. Всё-таки хотелось бы посоветовать и врачами и пациентам не вступать в конфликты из-за этого. А всё-таки предпринимать усилия для того чтобы вопрос разрешился мирно и потому что пожилому пациенту, например, действительно сложно запомнить то, что говорит врач и зачастую сложно разобраться в тех каляках-маляках, которые врач пишет на этом крошечном клочке бумаги. В данном случае видеосъемка скорее работает во благо пациента, разумеется при условии добросовестности обеих сторон правоотношений.

Панов А.В.: Спасибо за рекомендации. Иван, продолжайте.

Печерей И.: Перед ответом на данный вопрос хочу попарировать Алексею. Я посмотрел 152 закон, посмотрел нормы, на которые Алексей сослался. Важно учитывать одно, что там написано для личных и семейных целей закон не распространяется, но в случае если при этом не нарушаются права субъекта социальной данных. А здесь медицинский работник имеет право на защиту своих персональных данных и значит соответственно право на согласие. То есть получается опять коллизии в законе.

В ответе на вопрос хочу сказать, что необходимо создание в медицинской организации нормативно правового акта, который установил бы порядок ведение видеосъемки в медицинской организации как со стороны работодателя, так и со стороны пациентов. То есть какие-то конфликтные ситуации были бы в нём расписаны и предупреждены.

Пациентам я дал бы такой совет. Я сам был свидетелем, когда один человек представившись адвокатом снимал работу сотрудников скорой медицинской помощи при этом комментирует свои действия, при этом он говорил, что не снимает лиц, снимает только то что медицинские работники выполняют, то есть конкретные манипуляции. Он сказал это в камеру. Как мне кажется, таким образом выполненная съемка без лиц медицинского работника, она будет вполне легитимна. В таком ключе видимо пациентам стоит действовать.

Что касается медицинского работника. Мне очень понравился комментарий одного моего коллеги, который при нежелании сниматься, сказал, что ему неудобно делать что-нибудь перед камерой, он камеры боится. Второй вариант сказать, что вынужден доложить заведующему отделения, главному врачу о том, что ведется съемка.

Панов А.В.: Хорошая рекомендация в том, что при съемке сообщить руководителю медицинской организации. Коллеги, смартфоны с техническими характеристиками все больше совершенствуются. Видеосъемки пациентов медицинских работников были, есть и будут, пока не будет прямого запрета. Для исключения конфликтов я полагаю все-таки информировать пациента о том, что без согласия медицинского работника обнародование, то есть распространение изображения врача - запрещено. Может быть где-то у регистратуры, у кабинета, либо ещё где-то эта информация должна быть представлена. По-моему, я хотел лишить слова Игоря Степанова. Игорь, прошу прощения, Вам право высказать свое суждение. Как избежать конфликтов?

Степанов И.: Я буду краток по последнему вопросу. Прежде всего, нужно издать локальный нормативный акт учреждения, где бы указывалось то, что должна быть информация для пациентов и для врачей о том, что в медицинском учреждении проводится видеонаблюдение, где оно проводится и в каких целях. Это первое.

И второе, ввести в информированном согласии пункт, фото и видеосъемка в лечебном учреждении проводится в целях, не нарушающих существующее законодательство, за нарушение данного положения пациент несет ответственность в соответствии с законодательством.

Панов А.В.: То есть вы обращаете внимание, что необходимо проинформировать о юридической ответственности, если видеосъемка будет использоваться противоправно, это как средство возможной профилактики конфликта. Коллеги, есть что дополнить? Давайте Иван, Андрей в двух словах.

Давальченко И.: Да, действительно в информированном письменном уведомлении из которого вытекает согласие. Там как раз есть такой пункт который дополнительно разъясняет права и обязанности стороны которая может применять видеонаблюдение. Здесь как бы поправка. А так всё верно.

Панов А.В.: Андрей

Карпенко А.: Тоже самое. Всегда лучше внести ясность, нежели ждать конфликтов на этой почве. Либо в договор отдельным пунктом прописать что съемка врача, исключительно с его согласия, либо памятку какую-то сделать для пациентов, повесить в окошко регистратуры. Наверное, это было бы правильно и просто снизило градус конфликта между врачом и пациентом.

Панов А.В.: Итак регламентация, регламентация и еще раз регламентация в виде локального нормативного акта в доступном для ознакомления месте, как возможный способ недопущения конфликтной ситуации связанной, со съемками пациентами медицинских работников.

Коллеги на этом тема видеоконференции исчерпана. Благодарю за суждения, конечно за те рекомендации, за тот анализ который вы предоставили. Я думаю, что нашей целевой аудитории он будет однозначно полезен. До свидания! До следующих встреч!

Комментарии:


DB query error.
Please try later.