Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности?
03.07.2019 08:56 706

Видеоконференция Право-мед.ру № 126 (14) от 2 июля 2019 года, на которой обсуждались положения Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.2019 N 18 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 238 Уголовного кодекса Российской Федерации"

Тема видеоконференции: Разъяснения Пленума ВС «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 238 Уголовного кодекса Российской Федерации» имеют отношения и к медицинской деятельности?

Рассмотренные вопросы

  1. Субъект выполнения работы или оказания медицинской услуги, не отвечающей требованиям безопасности – главный врач (руководитель медицинской организации) или медицинский работник?
  2. Виды доказательств для установления обстоятельство несоответствия оказанных медицинских услуг требованиям безопасности (опасности для жизни или здоровья человека), причинной связи с наступившими последствиями (тяжкий вред, смерть)
  3. Влияние разъяснения Постановления Пленума ВС на динамику привлечения медицинских работников к уголовной ответственности по ст. 238 УК РФ

Участники:

Панов А.В.: Информационный портал Право-мед.ру начинает видеоконференции июля 2019 года. Середина лета. Представляю наших участников. Город Санкт-Петербург представлен, как всегда, Дмитрием Гагановым. Юрисконсульт Ассоциации организаторов здравоохранения в онкологии. Еще раз напомню - Санкт-Петербург. Дмитрий, добрый день!

Гаганов Д.: Здравствуйте, Алексей. Здравствуйте, глубокоуважаемые коллеги. Здравствуйте, дорогие наши слушатели.

Панов А.В.: Второй участник, традиционный Иван Печерей. Старший партнер юридической группы "Ремез, Печерей и партнеры". Иван, приветствую вас в Москве.

Печерей И.: Добрый день, уважаемые коллеги. Добрый день, уважаемые слушатели.

Панов А.В.: Санкт-Петербург, Москва и Челябинск. Профессиональный юрист, адвокат из Челябинска, интересующийся вопросами медицинской юриспруденции - Александр Коршунов. Александр, добрый челябинский день!

Коршунов А.: Здравствуйте, коллеги. Здравствуйте, уважаемые слушатели.

Панов А. В.: Итак нас сегодня четверо. Давно нас столько не собиралась. Летний период, все понятно. Переходим к теме видеоконференции. Демонстрирую.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 1

Озвучиваю: У нас 126 видеоконференция с начала работы сервиса и 14 в этом году.

Рассматривать мы будем разъяснения Пленума Верховного суда применительно к судебной практике статьи 238 УК РФ. Имеют ли они отношение к медицинской деятельности?

Традиционно от меня небольшое вступление. Итак, для тех, кто не знает, к нам это не относится, мы все изучили материал.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 2

Было заседание Верховного Суда и 25 июня принято данное постановление. Название перед вашими глазами.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 3

Это несколько фотографий заседания пленума: руководитель, председатель Верховного Суда.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 4

Это те наши светила, которые входят в состав Пленума.

Мы тему 238 статьи УК рассматривали.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 5

Как видите лица знакомые: Печерей, Коршунов. А Гаганова не было на тот момент. Ну, видимо, у Дмитрия какие-то дела были.

Некоторые изречения из данного постановления.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 6

Пленум обращает, что ответственность по 238 установлена, если оказываются услуги, не отвечающие тем требованиям, которые в данном случае установлены законом “О защите прав потребителей”.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 7

А мы с вами знаем, что в системе ОМС данный закон действует. Для квалификации опасности должна быть реальная угроза для здоровья либо жизни человека.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 8

Если опасности для наступления смерти либо тяжкого вреда деяние, нарушение не представляет, то нет состава по 238 УК РФ. Кто субъект преступления?

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 9

В пункте пятом разъяснение: руководитель организации, либо ИПшник с лицензией на медицинскую деятельность, либо работник, состоящий с ними в трудовых отношениях,

либо то лицо, которое не имеет соответствующей регистрации, но оказывает услуги.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 10

В характеристике должна быть умышленная форма вины, но если причинен тяжкий вред, либо смерть, то достаточно квалификации если деяния были по неосторожности.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 11

Разъяснение даётся: если ответственность установлена без специальных требований либо в правилах в соответствии с особенной частью УК РФ, то статья 238 не применяется.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 12

Что ещё важно?

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 13

Установив факты оказания услуг с нарушением требований безопасности суд обязан привести нормативные правовые акты, из которых вытекают требования к деятельности, в чем заключалось это несоответствие, а если имело место причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть, то наличие причинно-следственной связи между бездействием либо действиями с пороками безопасности и с наступившими последствиями. Вот это краткое выступление по разъяснению Пленума. Еще раз обращаю внимание участников, это для тех, кто будет смотреть материалы нашей видеоконференции.

Теперь переходим к первому вопросу.

Сначала коллеги блиц. Как вы полагаете, данные разъяснения Пленума Верховного суда имеют отношение к медицинской деятельности или всё это к медицинской деятельности отношения не имеет? Краткий вопрос-ответ. Я спрашиваю, вы отвечаете. Александр, позиция.

Коршунов А.: Да. Безусловно имеет.

Панов А.В.: Иван.

Печерей И.: Нет, не имеет.

Панов А.В.: Уже приятно и интересно. Дмитрий.

Гаганов Д.: Имеет. Более того в связи с ограничением административных правонарушений указанному данному постановлению

Панов А.В.: Коротко. Имеет. Итак. Я считаю тоже имеет. Нас трое, Печерей один. Я думаю, он сможет аргументировать свою позицию и может быть мы от своих позиций откажемся. В этом и ценность наших видеоконференций.

Переходим к вопросу, который я выставил к теме видеоконференции.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 14

Кто же субъект оказания услуги, не отвечающей требованиям безопасности: главный врач, руководитель медицинской организации или же медицинский работник, непосредственно оказывающий услуги медицинской помощи?

Поскольку Иван был против применения этих разъяснений для медицинской деятельности поэтому мы и послушаем его первым. Что он полагает в рамках нашего обсуждения.

Печерей И.: Коллеги, для начала я хотел бы объяснить свою категоричную позицию, которую я занял. Она заключается в том, что я считаю, что 238 статья Уголовного кодекса Российской Федерации в целом не применима к медицинским работникам и медицинской деятельности. Поэтому Пленум, который рассуждает о её применение также не применителен к медицинской деятельности. Конкретно по поставленному вопросу. На мой взгляд здесь есть на самом деле, скажем так, правовая неразбериха, связанная с тем, что понятие исполнителя услуги трактуется законодательством достаточно четко, но при этом Пленум Верховного суда как-то на мой взгляд его игнорирует в данной редакции. То есть речь идёт о том, что исполнитель услуги у нас соответственно должен нести уголовную ответственность согласно 238 статье Уголовного кодекса. При этом исполнителем услуги согласно закону “О защите прав потребителей”, потому что 238 статья конкретная, там идет отсылка к другим законам. Там четко написано, что исполнителем услуги является организация, но не работник. Поэтому получается очень интересная ситуация, с одной стороны, исполнителем является организация, но понятно, что организацию нельзя привлечь к уголовной ответственности, поэтому логичнее привлечь ее руководителя. Об этом, кстати, говорят многие комментарии к Уголовному кодексу. Итак, понимаю основанные на судебной практике, где действительно привлекались руководители. С другой стороны, в данном постановление Пленума Верховного суда указывается на то, что может быть привлечен к уголовной ответственности работник, выполняющий услугу. Хотя я считаю, что с точки зрения законодательства медицинский работник услугу не оказывает и не выполняет, тем не менее, трактуя Пленум Верховного суда мы видим, что там допускается привлечение к уголовной ответственности, в том числе и работника организации. Поэтому здесь для меня ситуация неоднозначная. С одной стороны, медицинский работник не должен нести ответственности, а должен нести ответственность по логике главный врач. С другой стороны, Пленум Верховного суда допускает ответственность медицинского работника за некачественное оказание услуг. На мой взгляд ситуация очень запутанная и может быть даже требующая дополнительных средств. Спасибо.

Панов А.В.: Итак, первое обоснование мы получили. Дмитрий, как Вы считаете.

Гаганов Д.: Во-первых, я считаю что в данном Пленуме, так же как и в статье очень строго разграничены два понятия: субъект оказания услуги и исполнитель услуги. И доктринально они очень сильно отличаются, по моему мнению. Я согласен с Иваном Олеговичем в том, что исполнителем услуги действительно является юридическое лицо. Но 238 статья очень четко говорит о субъекте и объекте, как элементах общественно опасного деяния. Здесь у нас есть объект общественной опасности, связанной с охраной здоровья и отвечающий ему субъект. Вот, как мне кажется, надо определять с точки зрения уголовно-правовой доктрины этого субъекта оказания услуг. Да, я согласен, что наказывается руководитель организации вне зависимости от организационно-правовой формы. А относительно работника очень интересная ситуация в 5 п. относительно того, кто фактически оказывал услугу, вот что касается состава связанных с оказанием услуг, не отвечающих требованиям безопасности, этого нету. Там дальше идёт абзац об этом. А есть исходя из толкования со следующими пунктами: это субъект с установленной умышленной формой вины, посягающий на общественные отношения. Вот что я хотел бы сказать. Здесь мы находимся в русле вообще уголовно-правовой доктрины. И что хотел бы добавить. В 238 говорится об услуге вообще: услуга, не отвечающая требованиям безопасности. По моему мнению это понятие шире, чем медицинская услуга. То есть у нас сложности здесь есть некоторые, как я считаю, связанные с теорией уголовного права. Мы должны рассматривать медицинскую услугу, которая входит в услугу не отвечающая требованиям безопасности. Вот тоже на что меня подвигнул этот Пленум, внимательное изучение его пунктов во взаимосвязи. Я закончил уважаемые дорогие коллеги.

Панов А.В.: Передаю слово адвокату. Александр, мнение Ваше.

Коршунов А.: Ну тут у нас ситуация как обычно в уголовном процессе получается, то что уголовно-правовая доктрина идёт вразрез с правоприменительной практикой. Я с коллегами полностью согласен. Врач, конкретный исполнитель не может быть. Вернее, врач не может быть исполнителем услуги. Исполнителем может быть только юридическое лицо. И это нормально. И кстати вот до того, как 238 статья стала применяться к врачам, практика по ней и шла. Привлекали всегда руководителя организации, оказывает услуги, не соответствующие требованиям безопасности. Но сейчас попытка легализовать практику каким-то образом ее описать в пленуме, как только начали возбуждать дела по этой статье в отношении медиков, сразу же пошли привлечения конкретных исполнителей. И поэтому Пленум — вот таким образом, потому что мы понимаем сейчас скажи пленуму, что исполнителя нельзя привлекать, что это - отмена приговоров пойдет? Видимо, таким образом, решили выйти из ситуации. Да, согласен, то, что с теорией это не согласуется, но раз Пленум дал такое разъяснение получается, что правоприменитель будет привлекать как руководителя, так и конкретного исполнителя. Это следует из пятого пункта, который уже упоминался.

Панов А.В.: Да, Дмитрий, кратко.

Гаганов Д.: На пять секунд. Оказание услуг - это деятельность. Это более общее понятие чем исполнение услуги и оказание услуги, и Пленум привязывается именно к деятельности. И именно в деятельности выделяет субъекта, который может быть и физическим лицом. Мне кажется, вот с доктринальной точки зрения здесь как раз и разведено понятие исполнителя как юридического лица. Но ещё хотел бы сказать, что установленность субъективного элемента должна быть. Мы в русле уголовного права находимся. Несмотря на то, что Иван Олегович сказал про бланкетную составляющую 238 статьи.

Панов А.В.: Да, Иван Олегович отправил нас к закону “О защите прав потребителей”, правда не только он, но и разъяснения Пленума Верховного Суда.

Коллеги, моим доводы. Не помню, этим ли составом мы обсуждали содержание профессиональных функции организатора здравоохранения - главного врача. И там одна из функций — это обеспечение надлежащего внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности. Вот если это функция, на мой взгляд, руководителем не исполнена, а это устанавливается достаточно четко, то он может быть субъектом уголовной ответственности. Если же деяние допустил конкретный исполнитель, который выполнял действия из той номенклатуры медицинских услуг, которая у нас установлена приказом, то это уже может быть конструктивный недостаток и может быть вменена уголовная ответственность по 238 статье УК РФ. Это мой взгляд на первый вопрос.

Переходим ко второму вопросу.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 15

Какие виды доказательств должны быть использованы в рамках процессуальных возможностей для того, чтобы установить обстоятельства оказания медицинских услуг, не отвечающих требованиям безопасности ну и также причинно- следственная связь между деянием и тяжкими вредом либо смертью человека. Обсуждение начнем с Александра Коршунова, поскольку это ваша сфера профессиональной деятельности. Какие доказательства можно использовать и будут использованы?

Коршунов А.: Ну тут Пленум в принципе дает ответ однозначный в пункте втором, когда говориться о специальных знаниях, которые безусловно требуются при рассмотрении дела и говорит о том что фактически ключевым доказательством здесь должны быть заключения экспертов или специалистов, что в общем-то на сегодняшний день и имеет место. Ключевым доказательством всегда является заключение эксперта, а бывает, что и не одно. Ну и плюсом признательные показания самого обвиняемого, подозреваемого. Если они есть, конечно.

Панов А.В.: Ну это вообще идиллия следователя. Спасибо. Поскольку у нас Иван обладает сертификатом судебно-медицинского эксперта, я ничего не путаю?

Печерей И.: Нет.

Панов А.В.: Да, Иван ваши доводы. Какие доказательства будут использоваться? Хотя вы не согласны, что данные разъяснения имеют отношение к медицинской деятельности, тем не менее слушаем вас.

Печерей И.: Вот почему я не согласен? Так как раз коллеги именно поэтому и не согласен. Отвечу на самом деле сейчас, как судебный медик и как юрист. Давайте вначале как юрист отвечу. Почему я не согласен, что этот Пленум не подходит по медицинской деятельности? Давайте посмотрим на пункт 13. Он очень замечательный, на мой взгляд. В пункте 13 дословно говорится о том, что при вынесении обвинительного приговора, либо соответственно иного дела, там написано: до приговора или иного решения суд должен принести нормативно-правовые акты, в которых закреплены в которых закреплены соответствующие требования, то есть требования безопасности медицинской услуги. Коллеги, давайте подумаем, а есть ли такие нормативно-правовые акты? Я вам отвечу: их нет. В таком случае Пленум Верховного суда говорит о том, что нужно применять такие акты, которые к медицинским услугам соответственно не имеют никакого отношения, их просто не существует. А они должны быть приведены. Именно в этом кроется мой второй тезис, когда я говорю, что Пленум не подходит к медицинской деятельности. Здесь есть определенная путаница. Касаемо моей второй профессии судебного медика отвечу немного в таком ключе, что в настоящее время у нас отсутствует единая методология проведения судебно-медицинского по врачебным делам. Это означает, что у нас нет единых эталонов, по которым проводится судебно-экспертное исследование. Предполагается исходя из системного анализа законодательства что ими должны быть порядок оказания медицинской помощи, стандарты медицинской помощи, клинические рекомендации, общеклиническая практика. Но это в идеале. На практике, дай бог, чтобы хотя бы один Эталон использовался при заключение судебно-медицинского эксперта. Потому что я, например, видел достаточно большое количество экспертиз, где эти эталоны в принципе не использовались. То есть у нас сейчас в основу решения по врачебным делам, как правило, ложиться субъективное мнение эксперта, либо комиссии экспертов, что недопустимо на мой взгляд. С учётом того, что у нас не установлены нормативные акты, перед которыми устанавливают требования безопасности медицинской услуги, мне представляется, что в этом вопросе царит какой-то хаос. Поэтому мне не очень понятно каким образом в итоге должна оценивать оцениваться вот это вот составляющая надлежащего предоставления услуг с позиции именно судебно-медицинской экспертизы. То есть в отсутствие единой методологии сделать это будет достаточно сложно, что приведет к какой-то путанице и я полагаю может искалечить судьбы врачей. Спасибо.

Панов А.В.: Интересный ответ на поставленный вопрос. Дмитрий, продолжайте.

Гаганов Д.: Ну, я своё скромное мнение выражу из того что я по материалам уголовных дел смотрел, не являясь конечно специалистом криминального цикла, мне не нравится слово уголовник, уважаемые представители правоохранительных органов изымают локальный нормативный акт, положение о внутреннем контроле качества и безопасности медицинской помощи. Ну, и внимательно читают первый и второй лист локального нормативного акта, где как раз перечислена нормативная база в данном конкретном учреждении тире организации, которая должна быть основой как раз для этой системы качества и безопасности медицинской помощи. И основывать на ней как раз. Я бы прибавил к тому, что сказали уважаемые коллеги, специализирующиеся в данной области, вещественные доказательства, локальные нормативные акты и должностные инструкции, приказы, делегирование полномочий. Ну как цепочку выстраивать. Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что безопасность услуги понятие более широкое чем понятие безопасность медицинской услуги. На это тоже надо обращать внимание. Ну, а первый- второй лист, у кого-то на одном листе умещается, у кого-то на двух, этого локального нормативного акта содержится очень подробный перечень. Вот его как раз и использовать при вынесении приговора. Ну, а то, что сказал наш модератор нашей видеоконференции это как раз функции главного врача. Он должен обеспечивать функционирование этой системы внутреннего контроля качества и безопасности медицинской помощи. Здесь установление уже субъективной стороны идёт. Вот что я хотел бы добавить. Еще подчеркнуть, что сейчас стандартизируются вот эти требования качества и безопасности медицинской помощи, работа Росздравнадзора уже к концу подходит, ну и я думаю, что это тоже повлияет на правоприменительную практику по статье 238, столь нами любимой. Я закончил.

Панов А.В.: Любимая и правоохранительными органами, потому что позволяет выйти за сроки привлечения к ответственности по 118, по 108. С Иваном, в чём соглашусь? В том что фактически, мы будем говорить честно, приговор будет строиться на специальных познаниях врача судебно-медицинского эксперта. Что он посчитает нужным ввести в основу базиса, эталона, стандарта от которого отходят ветви дефектов безопасности медицинской деятельности, то и будет положено в основу приговора. Насколько это будет правильно будет зависеть от позиции адвоката обвиняемого. Сможет ли он доказать, о том, что эти документы не используют? Но как сказал Дмитрий Гаганов, положение о внутреннем контроле качества и безопасности медицинской деятельности, а мы с вами опять же, коллеги, обсуждали проект этого нормативного акта, где куча всего, что имеет отношение, надеемся, к безопасности медицинской деятельности. То есть, по сути, 238 УК будет применяться исходя из специальных познаний врача, судебно-медицинского эксперта. Мне представляется, что именно вот это будет основным доказательством. Иван поднял не целую кисть, а два пальца, поэтому его обязательно мы послушаем, в качестве комментария.

Печерей И.: Маленькая поправочка на 5 секунд. Просто судебные медики в своих заключениях не оперируют понятиями безопасность. Это так, к слову. Это не та дефиниция, не та область в которой обстоятельства устанавливаются именно судебно-медицинская экспертиза. Поэтому здесь я предвижу ещё одну определенную условность.

Панов А.В.: Да, Дмитрий.

Гаганов Д.: Причинно-следственная связь — вот великий хлеб коллег Ивана Олеговича. Ну, а дальше идёт как раз поход по этим элементам общественно опасного деяния, которое выражаются потом в приговоре: в обвинительном или оправдательном.

Панов А.В.: Позволю вставить тоже небольшую ремарку. В рамках книги “Применение потребительского законодательства ОМС” тоже изучил кучу судебных решений, не приговоров и, извините, у судей в голове полная каша отличия качества медицинской услуги от безопасности медицинской услуги. А это каша идёт от позиции судебных медиков, которые тоже методологией не владеют. И поэтому Иван с вами согласен - проще не станет. Итак от второго вопроса плавно перетекаем к третьему вопросу.

Разъяснения Пленума ВС по 238 УК РФ применимы к медицинской деятельности? Рис. 16

А как повлияет разъяснение Пленума Верховного суда на динамику привлечения медицинских работников к уголовной ответственности? А первым предоставляю слово Дмитрию. Дмитрий дайте ваш прогноз.

Гаганов Д.: Я выскажусь как административист, по второму юридическому образованию. В данном Пленуме мы четко видим понятие отграничения от общественно вредных деяний, предусмотренных кодексом об административных правонарушениях. Раз на это обращено внимание, значит вводится четкая граница между общественно опасным деянием, ответственность за которые предусмотрено УК и общественно вредным деянием, ответственность за которое предусмотрена КоАПом. Вот как мне кажется, что правоохранительные органы будут как раз использовать переход от общественной вредности к общественной опасности, что содержится, кстати, в КоАПе. То есть по 14 главе посмотрели, отграничили. Если там увидели признаки по 238, переходим на 238. Но хотелось бы обратить внимание уважаемых коллег, что 14 глава, столь нами любимая 14.1 особенно, но здесь упоминается 14.3 привязана ещё к лицензируемым видам деятельности. То есть на это тоже будет обращать внимание. То есть если выдана лицензия, то вы обязаны оказывать безопасную услугу, поскольку государство вам выдала лицензию, то вы берете на себя обязательства. Мне кажется, это тоже будет использоваться. Ну, а с другой точки зрения это выстраивание дополнительных линий защиты, либо элементов этой линии защиты для адвокатов, которые защищают конечно своего обвиняемого, спасая ему честь достоинство и жизнь, как медика. Я закончил.

Панов А.В.: Дмитрий, динамика? Больше будут привлекать? Меньше?

Гаганов Д.: Больше. Больше, как раз из-за этого ограничения. Про отграничение от общественно вредных деяний указали, значит переходы будут делать чаще. Это вообще тенденция у правоохранительных органов: смыкать четко по границе административное правонарушение и общественно опасное деяние.

Панов А.В.: Понятно. Александр, ваш прогноз.

Коршунов А.: Я вот, честно говоря, даже затрудняюсь ответить, потому что меня как-то озадачил 11 пункт постановления пленума, где говорится про конкуренцию норм и приводится в пример 264 статья. То есть если водитель при перевозке, его деяние можно классифицировать по 264 ст., 238 не применима. Если бы здесь, я мысль так продолжаю, если бы здесь были указаны скажем врачебная какие-то спец нормы. Но опять же, какие у нас есть спец нормы врачебные? Вот 122, в данной ситуации это заражение ВИЧ-инфекцией, еще как-то можно подтянуть. А вот 124 уже под вопросом. И 109, и 117, там вообще как-то они не вписываются в спец в норму. Но я вот подумал может быть это на будущее, когда будут введены вот эти вот 124 ПРИМ, которые следственный комитет всё протаскивает. И тогда бы это как раз бы сюда вписалось, потому что на сегодня обычно 238 применяется следователями, когда подходят сроки давности привлечения к уголовной ответственности. То есть они раз и со 109 перескакивают на 238. Два года для проведения там трех экспертиз это вообще не срок. То есть, ну вот на сегодня она как панацея используется, а будут спец нормы и необходимость в ней не будет. Поэтому я бы дал такой прогноз: будут пытаться привлекать больше врачей к уголовной ответственности, а уж по какой статье, это жизнь покажет коллеги. Вот как-то так. Нет у меня определенного мнения, если честно.

Панов А.В.: Жизнь покажет.

Спросим у Ивана: как он оценивает динамику с учета его позиции?

Печерей И.: Моё мнение. Я всё-таки смотрю оптимистично на самом деле по причине того, что, как мне кажется, данная инициатива, которая исходит от правоохранительных органов в целом о привлечении к уголовной ответственности врачей, она похожа в большей степени на какого-то рода истерию. У которой есть определенные причины. И как только эта причина исчезнет, прекратятся ситуации связанные с применением статьи 238, о которой Александр сказал и вообще негативный фон просто спадет. Это неизбежно уже, потому что это просто истерика. Я очень сильно сомневаюсь, что статья 124 будет принята. У меня очень большие сомнения как бы комитет этого не хотел. Это то же самое, похоже на истерию, которая тоже также пройдет. Что же касается увеличения по 238 статьи Уголовного кодекса применения, то здесь опять-таки еще один тезис в поддержку того, что я считаю, что данный Пленум не применим к медицинской деятельности. Соглашусь с Александром про одиннадцатый пункт. Он достаточно интересен тем, что у нас сейчас в законодательстве существует данные обороты специальные нормы. Они предусмотренные статьей 109 и статьей 118 связанной с причинением тяжкого для здоровья либо смерти по неосторожности вследствие неисполнения своих профессиональных обязанностей или ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей. Поэтому в данной ситуации. Согласно постановлению Пленума Верховного суда нового должны применяться именно эти статьи: 109 и 118 часть 2. Поэтому, на мой взгляд для адвокатов защищающих работников в этой части 11 пункт, он подспорье. Как динамика? Соглашусь опять с Александром, врачей будут пытаться привлекать к уголовной ответственности по данной статье. Что из этого получится? Я думаю, всё останется на прежнем уровне. Я не думаю, что будет какой-то всплеск скажем так реальных приговоров по статье 228 УК. Потому что, ещё раз говорю, очень много здесь нюансов. Больше тогда скажу, что Пленум Верховного суда на самом деле самое главное сделал, он не указал прямо на том, что он может применяться при осуществлении медицинской деятельности. За это большое спасибо. Я закончил коллеги.

Панов А.В.: Коллеги, мои доводы. Мне представляется, что следствие будет видеть в разъяснениях то, что ему выгодно и интересно. Иван сказал, что прямо отсылки на медицинскую деятельность нет. Ну и что? Там же есть отсылка на Закон о защите прав потребителей, а он в системе ОМС применяется, поэтому берем и используем. Но мы вчетвером здесь нашли столько различных уже противоречий, а тенденцию Иван задал. И мы тоже в его русле будем говорить. По крайней мере я точно следую. И вот эти вот все противоречия, а они рано или поздно при грамотном адвокате как допустим Александр Коршунов, но будут давить на следствие. Смогут ли они перебить позицию следствия по применению 238 УК РФ? Да одному Господу Богу известно, если, конечно, ему это известно. То есть какой-то всплеск будет. Но рано или поздно всё придёт, наверное, к тем же данным, которые сейчас имеют место. И в заключении коллеги. Вот то, что мы сейчас с вами обозначили, на мой взгляд, открытая книга, то пособие для тех защитников, для тех врачей, которые окажутся под жерновами 238 УК РФ. Поэтому пользуйтесь! Спасибо, что нашли время для чрезвычайно важного обсуждения этого вопроса. До новых встреч на видеоконференциях Право-мед.ру. Всего доброго!

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle