Принять еще больше правил, чтобы защитить медицинских работников при исполнении?
04.12.2023 10:35 357

Видеоконференция Право-мед.ру № 239 (30) от 30 ноября 2023 года, на которой обсуждалась позиция руководителей Комитетов ГД Бадмы Башанкаева и Павла Крашенинникова о наделении врачей статусом спецсубъектов.

Рассмотренный вопрос

  •  Пределы повышения ответственности врача при наделении статусом спецсубъекта

Участники:

А. Панов: Сегодня 30-я видеоконференция текущего года и 239-е с начала работы формата.

Принять еще больше правил, чтобы защитить медицинских работников при исполнении? Рис. 1

Обсуждать сегодня будем принятие мер в целях защиты медицинских работников при их профессиональной деятельности. Что явилось информационным поводом?

Публикация в нашем новом региональном СМИ - Херсонское агентство новостей.

Принять еще больше правил, чтобы защитить медицинских работников при исполнении? Рис. 2

Публикация от 14 ноября. Речь шла о том, что руководитель Комитета государственной думы по охране здоровья Бадма Башанкаев сообщил об усилении мер ответственности по защите медицинских работников, когда они занимаются своей профессиональной деятельностью.

Принять еще больше правил, чтобы защитить медицинских работников при исполнении? Рис. 3
Принять еще больше правил, чтобы защитить медицинских работников при исполнении? Рис. 4

На это выступление Бадмы Башанкаева отреагировал Павел Крашенинников, который представляет Комитет по госстроительству и законодательству.

Принять еще больше правил, чтобы защитить медицинских работников при исполнении? Рис. 5
Принять еще больше правил, чтобы защитить медицинских работников при исполнении? Рис. 6

Итак, что мы имеем?

Принять еще больше правил, чтобы защитить медицинских работников при исполнении? Рис. 7

С одной стороны, позиция Бадмэ Башанкаева: необходимо защитить врачей. С другой стороны, позиция Павла Крашенинникова: хотите быть спецсубъектами? Пожалуйста, но получите дополнительную ответственность.

Тема защиты медицинских работников при осуществлении медицинской деятельности не нова. Мы еще рассматривали ее с участием Ивана Печерея 2 февраля 2017 года.

Принять еще больше правил, чтобы защитить медицинских работников при исполнении? Рис. 8

Прошло уже почти 7 лет. А теперь тот вопрос, который я вынес на обсуждение коллег.

Принять еще больше правил, чтобы защитить медицинских работников при исполнении? Рис. 9

Итак, мое вступление закончилось. Переходим к обсуждению. Первым словом предоставляю Ивану Печерею. Иван, ваши мысли суждения по обозначенной теме и в том числе по вопросу, если будет статус спецсубъекта, какие пределы повышения ответственности медицинских работников?

И.Печерей :Уважаемые коллеги, уважаемые слушатели! На мой взгляд, если медработник будет возведен в статус спецсубъекта, как это не странно, это скорее ему навредит, нежели поможет ввиду того, что сейчас достаточно выраженное потребительское отношение к медработнику в обществе. Вы прекрасно это понимаете и со мной согласитесь. И соответственно, медицинских работников, не побоюсь этого слова, достали. В той ситуации, когда медицинский работник будет спецсубъектом, т.е. какая-то преференция будет для него выдана, скорее всего, вот это отношение, оно просто еще больше, скажем так, усилится.

То есть больше будет, как бы, не то, что претензий, а больше будет именно вот этого потребительского отношения, потребительского экстремизма и прочих-прочих вот этих вот подобного рода вещей. Поэтому, на мой взгляд, именно вот в этом заключается рост пределов ответственности медицинского работника. Ему просто будет больше претензий предъявляться. И, на мой взгляд, я, в принципе, никогда не был сторонником того, чтобы медицинский работник стал спецсубъектом, чтобы медицинский работник был приравнен к чиновникам, депутатам, полиции и к иным, к иным, к иным, соответственно, подобного рода структурам и служащим.

Ввиду того, что я думаю, что это, наверное, не особенно нужно, поскольку если мы говорим о вопросе безопасности медицинского работника, то, мне кажется, решить его можно вполне сейчас имеющиеся средствами. Для этого и не нужно менять действующее законодательство, то есть не надо наделять медицинского работника специальными полномочиями. Надо сказать, что те статьи в том же Уголовном кодексе, в том же Гражданском кодексе, Кодексе об административных правонарушениях, они позволяют достаточно медицинского работника защитить.

Проблематику я вижу в другом. В том, в чем она действительно ярко выражается, эта проблематика касается того, что не работают данные законы почему-то, по каким-то причинам.

То есть вот что-то не получается, что-то мы не видим, чтобы соответственно возбуждались дела по той же статье 124 прим. 1, соответственно, да, «Восприятие указания медицинской помощи».

Не видим, чтобы на тех лиц, которые в отношении медицинских работников что-то совершали, возбуждались уголовные дела. Нет, конечно, такие случаи есть, резонансные некоторые есть, но, как я уже успеваю понять, это те случаи, где были преданы огласки в самом начале, наверное, когда только начиналось, соответственно, эти действия, тогда удалось СМИ это зафиксировать, как бы, да, а дальше, соответственно, СМИ стало следить за тем, как это все происходило, и вот в этой ситуации удавалось добиться некоторых резонансных дел.

Например, как касается, вот если не ошибаюсь, доктор из Оренбурга, терапевт была убита, вот соответственно, невменяемым пациентом, недавно совсем осудили гражданина, который убил медбрата на вызове скорой медицинской помощи.

То есть такие процессы, в принципе, носят единичный характер. И главная задача законодателя, не законодателя, а правоприменителя – правоохранительных органов. Сделать так, чтобы эта работа велась системно, чтобы каким-то образом, может быть для следователей, сотрудников правоохранительных органов разработать какой-то алгоритм привлечения к ответственности тех лиц, которые совершают подобные действия.

Но, на мой взгляд, специального, все-таки, да, специального субъекта делать из медицинского работника, ну вот на сегодня, на сегодня, преждевременно, это делать не нужно. Ну и кроме того, я хотел обратить внимание тоже на такую интересную тенденцию законодательства. Вот, если взять, например, статью 124, прим. 1 «Воспрепятствования оказанию медицинской помощи», то эта статья, как ни странно, как вы думаете, кого защищает? Врачей? Это - неправильный ответ. Эта статья защищает пациентов в первую очередь, потому что воспрепятствование оказания медицинской помощи для пациента, это защита пациента, не врача. И, наверное, может быть, стоит не наделять врача специальным каким-нибудь субъектом, да, составом, а ввести такие правовые нормы, такие же статьи Уголовного кодекса, которые будут защищать конкретно медицинского работника. И ответственность за конкретные, например, за конкретные правонарушения в отношении именно медицинского работника.

То есть для этого из врача, еще раз говорю, специального субъекта делать не нужно. Я полагаю, по этому пути стоит идти. А что касается вопроса, что касается повышения пределов ответственности, я просто думаю, что это приведет к тому, что к врачам будет появляться еще больше претензий, как к лицу, которое наделено большими правами, чем было изначально. Такое мое мнение, коллеги.

А. Панов: Иван, спасибо. Мои пальцы вверх подняты. Дают мое отношение к вашему выступлению. Дмитрий, продолжайте.

Д.Гаганов: Благодарю за предоставленную возможность. Присоединюсь к предыдущему докладчику. Принцип «не навреди», конечно же он должен работать не только в медицине, но и в юриспруденции. Ну вообще, а что делать, чтобы обычные граждане воспринимали врачей, медсестер как весомых людей, с которыми не нужно ругаться и драться, как Башенкаев сказал вообще. А вот действительно что? Иван Олегович сказал да, просто исполнять нормы права в полной мере, невзирая на лица.

Если посмотреть видеосъемки, связанные с избиением терапевтов, то мужчины совершенно спокойно входят в кабинет, чтобы бить терапевта. Я наблюдал несколько таких съемок. Понимаю, что еще особо им за это не будет, более того врач опять же ограничен этим принципом «не навреди» в том числе и в отношении нападающего на него на территории медицинской организации. Действительно очень серьезная вещь.

В вопросе который поставлен уважаемый Алексей есть, есть, конечно, намек. А надо ли вообще повышать статус медицинского работника до статуса спецсубъекта? Иван Олегович на этот вопрос ответил. Спецсубъект - это сотрудник, например, силовых ведомств. При этом пределы повышения степени ответственности медработника не могут достигать такого, как у сотрудника силовых ведомств.

Возвращаясь к своему предыдущему абзацу, что если преступник убил сотрудника МВД, значит дело чести всех отделений полиции по городу найти и наказать значит данного гражданина.

Но по отношению к врачам мы себе такое вряд ли можем представить. По некоторым вообще причинам невозможно конечно спецсубъектность, которая применяется к сотрудникам правоохранительных органов, сформировать у врачей.

Специальную субъектность наиболее четко в вопросе разграничения преступления против личности и преступления против сотрудника силовых ведомств при исполнением их обязанностей закреплю пленум можно посмотреть пленум ВС РФ- 14 от июня этого года.

Свежий по статьям на по вопросам применения статьи 317, 318, 319 УК, но и там говорится законное исполнение при наделении полномочиями по охране общественного порядка, обеспечения общественной безопасности.

То есть этот статус спецсубъекта напрямую связан со системой общественной безопасности. Ну а врачи у нас входят в систему охраны здоровья. То есть это вообще разные категории публичного права. Такими полномочиями медработник наделен быть не может, поскольку тогда у него возникает право на легитимное насилие, как у сотрудника правоохранительных органов, там органов принудительного исполнения в отношении пациента. То есть причинение вреда жизни и здоровью при исполнении должностных обязанностей.

Но здесь, как вы понимаете, вообще комментарии просто не нужны. Объём прав полномочий медработника как спецсубъекта не должен быть равен объёму таковых у должностного лица, с другой стороны. Врач может не быть должностным лицом при вменении ему ответственности как спецсубъекту. Может и быть. Тут тоже смешивание. Несомненно есть практика, когда вменять там превышение должностных полномочий. Но и мы ее можем изучить, посмотреть особенности.

При установлении пределов ответственности медработника как спецсубъекта, возникает вопрос о служебном расследовании. Тогда если это спецсубъект, то тогда у нас должно быть управление собственной безопасности Росздравнадзора, представитель которой должен присутствовать на заседании врачебной комиссии по приказу Минздрава вот этот вот 905-н. И выводы этой врачебной комиссии должны приравниваться к материалам предварительного следствия.

Как вы понимаете, если УСБ расследует обстоятельства в отношении сотрудника МВД, то материалы кладут там в основу приговора. Выводы при установлении вообще пределов ответственности, я считаю, ну если так очень осторожно, можно взять за основу разграничение ответственности врача за незаконную выдачу поделку рецепта. Статья 233. Здесь определенные, конечно, есть структуры, позволяющий говорить о такой локальной спецсубъектности применительно к данной статье и разграничение применения статьи 233 УК РФ и статьи 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» по отношению к врачам. Практика уже есть так что я вот с другой стороны подхожу к выводу, к которому Иван Олегович пришел, о том, что надо применять те правовые нормы, которые есть.

Ну и конечно, если уж довести до абсурда, то у нас ситуация, что когда врача вызывают в кабинет главврача, он на него смотрит, говорит положи-то стетоскоп на стол, ты отстранен от исполнения врачебных обязанностей, значит, до окончания служебного расследования.

Я думаю, что это абсурдная ситуация, несомненно, спецсубъектность сотрудника правоохранительных органов неразрывно связана с общественным порядком и безопасностью, что отсутствует у медицинского работника.

Благодарю за предоставленную возможность.

А.Панов : Спасибо, Дмитрий. Дополнительное мнение, важное и интересное. Расширю наш профессиональный обмен мнениями. На что бы я хотел обратить внимание? Сейчас в рамках трудовых правоотношений медицинский работник подлежит ответственности по 109, 118, 238 статей Уголовного кодекса. Если появляется статус спецсубъекта, то это как минимум должностное лицо. А раз есть должностное лицо, возникает статья 293 «Халатность», которую наверняка могут вменить для нового статуса спецсубъекта - медицинского работника. Нужно ли это медицине?

На мой взгляд, разделяя мнение и Ивана, и Дмитрия, абсолютно не есть какая-то насущная необходимость. Понятно желание Бадмы Башанкаева как-то защитить медицинских работников, но насколько я знаю, он первый раз, по-моему, избран в Государственную Думу хоть от Единой России. Павел Крашенинников с 1999 года находится в Государственной Думе. Фактически уже 24 года. Доктор юридических наук, глава профильного комитета. Конечно, он будет стоять на том, что если хотите статус спецсубъекта, получите дополнительную ответственность.

В том числе в рамках должностного лица может быть статья 293-я «Халатность», которая начнет применяться к медицинским работникам. Это колоссальное расширение мер привлечения к уголовной ответственности по сравнению с теми статьями, которые сейчас могут быть инкриминированы. Напомню, 109, 118, 238.

Поэтому на мой взгляд, из взгляда коллег, ну нечего лес городить, дополнительные какие-то меры принимать. Я думаю, что задача депутатов и Башанкаева и Крашенинникова сделать так, чтобы действующие статьи уголовного законодательства, которые имеют отношение к профессиональной деятельности врачей по их защите при ее осуществлении, реально работали.

Если они будут реально работать, дополнительного статуса спецсубъекта абсолютно не понадобится.

Мое третье мнение, которое, на мой взгляд, дополняет мнение Ивана и Дмитрия. Коллеги, спасибо за профессиональное общение. Рад был услышать ваше суждение по этому насущному вопросу. Всего доброго, до новых встреч

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle