Детская нейрохирургия и не только…

04.03.2014 09:21
1090

Взгляд на лечение в Красноярской больнице профессора Йозефа Гильбарда

Два года назад благотворительная организация из Красноярского края попросила израильский Медицинский центр Ш.М.Р. организовать визит детского нейрохирурга к пятилетнему мальчику, который после неудачной операции находился в коме. Ребенка нельзя было транспортировать в заграничную клинику, и родители надеялись, что приезжий специалист поможет на месте.

К мальчику вылетел детский нейрохирург, профессор Йозеф Гильбард, среди узких специализаций которого есть и изучение состояния комы. К сожалению, помочь ничем уже не смог – слишком поздно. Однако его отчёт о поездке заслуживает прочтения.

«Речь идёт о ребёнке пяти лет, который был прооперирован в Красноярске по поводу EPENDYMOMA ANAPLASTIC (эпендимомы, то есть опухоли - Рravo-med.ru) головного мозга. После операции (12.2010) осталась расслабленность всех четырёх конечностей и повреждения Х, ХI и ХII черепномозговых нервов (nervi craniales), отвечающих за процессы дыхания и глотания. Через двенадцать дней после операции на головном мозге ребёнок перенёс трахеостомию. Вследствие тяжёлого общего и неврологического состояния после операции, онкологи пришли к выводу, что нет возможности осуществить дополнительное онкологическое лечение и ребёнок был выписан домой.

На 3.05.2011 был установлен V_P SHUNT (шунт - Рravo-med.ru) в связи с развитием гидроцефалии. Несмотря на постепенное восстановление, ребёнок не получал онкологического лечения. Спустя несколько месяцев под давлением родителей была выполнена новая КТ (компьютерная томограмма) головного мозга, которая показала признаки возобновления процесса опухолеобразования в области Posterior fossa головного мозга и гидроцефалии – вероятно, вследствие того, что шунт не работал.

31.05.2011 была проведена ревизия и переустановка шунта. По всей видимости, после операции открылось спонтанное кровотечение, и 5.12.2011 принято решение вновь провести операцию в области Posterior fossa головного мозга. После операции ребёнок пребывает в глубоком бессознательном состоянии, с полным параличом дыхательных функций и полным параличом конечностей.

По словам лечащего нейрохирурга, у ребёнка развилась полиорганная недостаточность (multi-system failure), которая и явилось причиной таких тяжёлых неврологических явлений.

Кроме того, по-видимому, вышел из строя шунт, и 9.12.2011 было решено провести хирургическую ревизию перитонеального катетера. Затем (по словам лечащего врача) у ребёнка развился асцит, однако по сути речь шла о неработающем шунте, вследствие отсутствия поглощения перитонеальной спинномозговой жидкости.

К большому моему удивлению, не была проведена экстериоризация шунта и не был установлен шунт на сердце (ATRIAL SHUNT VENTRIC). Вместо этого осуществлялся внешний дренаж в открытую бутылку. В таком положении ребёнок находился месяц!

Я заметил, что может произойти загрязнение, и следует поместить шунт внутрь тела ребёнка. Мне было сказано, что это правильное лечение, имеющее положительное влияние на состояние ребёнка, так как живот его не раздут. На моё возражение, что живот-то плоский, но желудочки головного мозга не дренированы и увеличены, что видно на последней КТ, выполненной полтора месяца назад, мне ответили, что моё заключение нелогично, поскольку, раз живот не раздут, значит, шунт работает хорошо (?!).

В ответ на мою просьбу выполнить новое КТ-обследование, чтобы всё-таки выяснить состояние желудочков головного мозга и оперированного участка и узнать, нет ли рецидива, мне ответили, что аппарат для выполнения КТ у них сломан и не работает. На моё предложение переместить ребёнка в другой госпиталь, где есть исправный аппарат, мне было сказано, что у них нет аппаратуры, позволяющей перемещать ребёнка, находящегося на искусственном дыхании.

Я обратился с просьбой к лечащему врачу и заместителю директора больницы, которые сопровождали меня во время осмотра ребёнка, с просьбой предоставить ему отдельную палату, чтобы родители могли ежедневно навещать его или хотя бы разрешить более частые посещения. Мне ответили, что у них нет такой палаты. В результате родители могут навещать ребёнка только один раз в месяц!!!

И лечащий врач, и нейрохирург лично обещали мне, что сделают ребёнку КТ и хирургическую коррекцию шунта - в случае необходимости. Но в глубине души я боюсь, что врачи уже приняли решение, что нечего тратить время на этого ребёнка, так как он находится в безнадёжном состоянии. Это близко к истине, но неприемлемо для меня, по крайней мере, в моей повседневной практике».

Профессор вернулся из своей первой командировки в Россию совершенно потрясённый, очень переживал и еще долго делился с коллегами впечатлениями. Одним из следствий его визита явилось то, что родителей стали пускать к мальчику раз в неделю... У нас к людям в коме родных пускают без ограничений. Считается, что с ними надо говорить, держать за руку, гладить, касаться... Это нужно и человеку в коме, и, едва ли не больше – его родным, которые сходят с ума от невозможности помочь.

Информация представлена региональным директором по работе с обращениями из стран СНГ Медицинского центра Ш.М.Р. («Медицинские экспертизы и обследования») Ольгой Эпштейн в рамках проекта Центра медицинского права.

Комментарии: