Правительство ЕАО привлечено к субсидиарной ответственности более чем на 1,5 млн. рублей

21.07.2020 00:32
656

Виновные действия врача ГБУЗ «Областная больница» привели к гражданскому иску сына погибшего пациента о взыскании компенсации морального вреда и расходов на погребение

В Биробиджанский районный суд Еврейской автономной области обратился сын пациента, умершего в ГБУЗ «Областная больница», с требованием о возмещении расходов на погребение в сумме 336 584 руб. и компенсации морального вреда, вызванного смертью отца, в размере 8 млн. руб. В обоснование требований сослался на виновные действия врача-невролога, который не провел необходимых обследований, в связи с чем лечение было проведено несвоевременно, наступил летальный исход. Указал на вступивший в законную силу приговор суда в отношении врача-невролога, установивший его вину, а также на отсутствие извинений или соболезнований от сотрудников больницы.

В судебном заседании пояснил, что отец, упав на прогулке, ударился головой о бордюрный камень. При осмотре в больнице врач обработал ему рану и отпустил домой, однако состояние начало ухудшаться, в связи с чем по скорой помощи на следующие сутки его вновь доставили в больницу. Сын, прибывший в больницу Биробиджана из Хабаровска, понимал, что именно происходит с отцом, и просил врача сделать пациенту компьютерную томографию, однако его слова во внимание не принимали. Истец самовольно отвез отца на КТ, где была обнаружена субдуральная гематома. По результатам КТ проведен врачебный консилиум и назначено правильное лечение, однако в связи с длительным промедлением наступила смерть пациента.

Дополнительно истец подчеркнул, что в ходе следственных действий он постоянно испытывал горечь потери близкого человека, а также вину перед отцом, поскольку сам является врачом-хирургом. В результате сильного стресса, связанного с гибелью отца, у истца ухудшилось состояние здоровья, появилась бессонница, нервное расстройство, в связи с чем он был вынужден обратиться за медицинской помощью к кардиологу и психотерапевту, под наблюдением которых находился на момент рассмотрения дела.

Больница не оспаривала право истца на компенсацию морального вреда с учетом проведенных ранее следственных действий, однако посчитала ее размер завышенным. Отметила, что отец истца находился в преклонном возрасте, имел слабое, нарушенное здоровье, при этом проживал один, не имел посторонней помощи и присмотра, что со стороны истца является неосмотрительным отношением к отцу.

Соответчиком к делу привлечено правительство ЕАО, которое исковые требования не признало, посчитало сумму компенсации завышенной.

Рассмотрев материалы дела и выслушав доводы сторон, суд установил:

  • для возложения обязанности компенсации материального ущерба и морального вреда на ответчика необходимо наличие оснований для наступления деликтной ответственности, то есть наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинная связь между ними и вина причинителя вреда;
  • родство истца и умершего пациента подтверждено свидетельством о рождении;
  • обстоятельства поступления пациента в больницу установлены из пояснений истца и больницей не оспорены;
  • врачом допущены несвоевременная госпитализация, диагностика и тактика ведения пациента, в результате ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей врачом пациенту причинена смерть по неосторожности, обстоятельства чего установлены при рассмотрении судом уголовного дела;
  • согласно ст. 61 ГПК РФ, вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого они вынесены, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом;
  • приговором Биробиджанского районного суда ЕАО врач-невролог признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, назначено наказание в виде ограничения свободы сроком на 2 года и лишения права заниматься врачебной деятельностью на срок 2 года;
  • апелляционным постановлением приговор изменён, врач освобожден от назначенного наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования, в остальной части приговор суда оставлен без изменения;
  • прекращение уголовного дела и освобождение от ответственности по нереабилитирующим основаниям, к которым относится и истечение срока уголовного преследования, не освобождает виновного от обязательств по возмещению причиненного ущерба и не исключает защиту потерпевшим своих прав в порядке гражданского судопроизводства;
  • руководствуясь положениями ст. ст. 1064, 1068, 1094 ГК РФ, ст. ст. 14, 16, 20, 40 ФЗ «Об ОМС», исходя из того, что в судебном заседании доказана причинно-следственная связь между действиями врача ОГБУЗ «Областная больница» по оказанию некачественной медицинской помощи и наступлением смерти отца истца, суд пришел к выводу о наличии оснований для возложения ответчика обязанности по возмещению истцу морального вреда;
  • при определении размеров компенсации морального вреда суд принял во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, учел степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
  • факт причинения истцу нравственных страданий смертью его отца является очевидным и не нуждается в доказывании;
  • некачественное оказание медицинской помощи ответчиком привело к смерти близкого человека, смерть близкого человека сама по себе является необратимым обстоятельством, нарушающим психическое благополучие истца, а также неимущественное право на родственные связи, неоспоримо причинившим нравственные страдания;
  • доводы истца о том, что в связи со смертью отца ухудшилось его состояние здоровья, в связи с чем он вынужден проходить лечение, связанное с повышением артериального давления, головными болями, головокружением, гипертонической болезнью, суд не принял во внимание, поскольку не установлена прямая причинно-следственная связь между смертью отца и состоянием здоровья истца;
  • истцом заявлены требования о компенсации расходов на погребение в размере 336 584 рублей, а именно: ритуальных услуг в размере 120 000 руб.; благоустройства захоронения 118 000 руб.; приобретение цветов 7 650 руб.; поминального обеда 76 518 руб., спиртных напитков 8 225 руб.; объявление о смерти отца в «бегущую строку» 1 000 руб.; видеобъявление о смерти отца в размере 1 800 руб.; поминальный обед (9 дней) 3 391 руб.;
  • по ст. 1094 ГК, лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы. Перечень необходимых расходов содержится ФЗ «О погребении и похоронном деле», которым также установлено, что вопрос о размере необходимых расходов на погребение должен решаться с учетом необходимости обеспечения достойного отношения к телу умершего и его памяти;
  • в качестве доказательств понесённых расходов, связанных с погребением отца, истцом представлены в материалы дела квитанции и чеки. У суда не имелось оснований не доверять данным документам;
  • суд также установил, что компенсация морального вреда и материального ущерба, с учетом положений ст. 1080, ч. 2 ст. 1081 ГК РФ, подлежит взысканию с ответчика ОГБУЗ «Областная больница», которая является некоммерческой организацией, а ее учредителем и собственником имущества является Еврейская автономная область;
  • по обязательствам бюджетного учреждения, связанным с причинением вреда гражданам, при недостаточности имущества, в силу ст. 123.22 ГК субсидиарную ответственность несет собственник имущества бюджетного учреждения;
  • при указанных обстоятельствах, суд пришел к выводу о необходимости возложения субсидиарной ответственности по обязательствам в выплате истцу материального ущерба и компенсации морального вреда по настоящему делу, в случае отсутствия соответствующих финансовых средств у ОГБУЗ «Областная больница», на Правительство ЕАО.

На основании вышеизложенных доводов суд решил удовлетворить заявленные требования частично и взыскать с ОГБУЗ «Областная больница» в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 1 200 000 рублей, материальный ущерб в размере 336 584 рубля. При недостаточности у больницы имущества взыскание произвести в субсидиарном порядке с Правительства ЕАО.

Посчитав размер компенсации морального вреда заниженным, истец обратился с апелляционной жалобой в Судебную коллегию по гражданским делам суда ЕАО. Суд апелляционной инстанции нашел выводы нижестоящего суда верными, а доводы апелляционной жалобы необоснованными, и оставил решение суда первой инстанции по делу без изменения.

Судебные акты по делу вступили в законную силу.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle