Восьмой кассационный суд отменил штраф более 100 000 руб., взысканный с Новокузнецкой ГКБ №1

29.07.2020 00:43
482

Дело о защите прав потребителей направлено на новое рассмотрение в связи с нарушением судами первой и апелляционной инстанции норм действующего законодательства

С исковым заявлением о компенсации морального вреда, возмещении убытков в Центральный районный суд г. Новокузнецка обратилась пациентка ГАУЗ КО «Новокузнецкая городская клиническая больница № 1», ГАУЗ КО «Кемеровская ОКБ имени С.В. Беляева».

Женщина пояснила, что в ГКБ ей была проведена операция по удалению щитовидной железы, в ходе которой из-за тактических ошибок врача были повреждены нервные волокна и голосовые связки. Ошибка повлекла за собой новую операцию в ОКБ, которая положительного результата не дала, напротив – самочувствие продолжило ухудшаться. Пациентка получила консультацию в Томском филиале ФГБУ «НКЦ оториноларингологии ФМБА России», откуда направлена на лечение с оказанием ВМП по региональной квоте. Состояние частично улучшилось, однако в связи с некачественно проведенным в клиниках Кузбасса лечением ей присвоена третья группа инвалидности бессрочно, она не может нормально дышать и разговаривать, понимая, что такие последствия останутся навсегда. В связи с этим пациентка просила взыскать с клиник компенсацию морального вреда в размере 3 000 000 руб., убытки в размере 31 772 руб., 50% штрафа от присужденной суммы, судебные расходы на оплату услуг представителя в размере 30000 руб.

Представители ГКБ и ОКБ возражали против заявленных требований.

Оперировавший хирург ГКБ пояснил, что повреждения в ходе первой операции вызваны объективными причинами. Для восстановления нервной ткани пациентке была наложена трахеостома.  Хирург ОКБ дополнил, что вторая операция прошла без осложнений, однако из-за ее щадящего характера результата достигнуто не было.

Прокурор посчитал, что исковые требования подлежат частичному удовлетворению.

Суд, выслушав стороны и рассмотрев материалы дела, установил:

  • пациентка находилась на лечении в ГАУЗ КО «Новокузнецкая городская клиническая больница № 1» и ГАУЗ КО «Кемеровская ОКБ имени С.В. Беляева», в которых ей было проведено оперативное лечение;
  • в дальнейшем она обратилась в Томский филиал ФГБУ «НКЦ оториноларингологии ФМБА России» с жалобами на наличие трахеостомы, измененный голос после перенесенной операции на щитовидной железе по поводу зоба, где ей рекомендована операция ларинготрахеопластика по программе ВМП;
  • первый этап выполнен в Томске, рекомендовано наблюдение у ЛОР-врача с целью подготовки ко второму этапу хирургической реабилитации больной – выполнению операции пластического закрытия трахеостомы, что подтверждается выпиской из истории болезни;
  • пациентке установлена третья группа инвалидности впервые по общему заболеванию;
  • истица направила в ГКБ №1 претензию с требованием выплаты компенсации морального вреда в связи с некачественно оказанной услугой по проведению оперативного вмешательства, которая была отклонена: ответчик указал, что медицинская помощь истцу была оказана качественно в полном объеме и в соответствии со стандартами оказания медицинской помощи;
  • при рассмотрении дела потребовались специальные медицинские познания, поэтому судом по ходатайству истца была назначена судебно-медицинская экспертиза;
  • эксперты заключили, что выбранная тактика и методика оказания медицинской помощи ответчиками при проведении тиреоидэктомии не соответствовала алгоритму и протоколу безопасного выполнения подобных операций;
  • оперирующим хирургом допущены дефекты в технологии проведения операции тиреоидэктомии, в частности не оценены анатомические особенности хода возвратных нервов на всем его протяжении и с обеих сторон (нет описания в протоколе операции), не выполнен обязательный при таких операциях этап предварительного выделения возвратных нервов до момента удаления щитовидной железы с целью предупреждения повреждения нервов при удалении щитовидной железы;
  • нарушение технологии проведения хирургической операции тиреоидэктомии в части обязательной верификации возвратных нервов перед удалением щитовидной железы явилось основной причиной повреждения возвратных нервов с обеих сторон и возникновения у больной осложнений;
  • иных причин (неблагоприятные анатомические особенности, технические сложности, кровотечение и т.д.) для возникновения осложнений у больной экспертная комиссия не нашла;
  • повторная операция (лазерная аритенхордэктомия) в ОКБ при полученных женщиной осложнениях после тиреоидэктомии была показана, так как является методом выбора в лечении вышеуказанных осложнений;
  • повторная операция оказана ОКБ надлежащим образом, по медицинским показаниям, в соответствии с технологией (стандартом) проведения подобных операций;
  • принимая во внимание выводы экспертов, суд нашел, что медицинская услуга ответчиком ГКБ №1 была оказана ненадлежащего качества, в результате чего истцу был причинен вред здоровью, поэтому ответственность за причиненный вред здоровью истца должен нести ответчик ГКБ №1;
  • согласно выводам судебно-медицинской экспертизы, оказанные ГАУЗ КО «КОКБ им. С.В. Беляева» истцу медицинские услуги соответствует технологии (стандартам) проведения подобных манипуляций, данные услуги оказаны качественно, оснований для удовлетворения требований истца за счет ответчика ГАУЗ КО «КОКБ им. С.В. Беляева» у суда не имелось;
  • п. 2 ст. 19 ФЗ от 21.11.2011 № 323-ФЗ предусмотрено, что каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг и иных услуг, в том числе в соответствии с договором добровольного медицинского страхования;
  • в соответствии со ст. 98 ФЗ № 323 медицинские организации несут ответственность в соответствии с законодательством РФ за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи;
  • по ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред;
  • вопросы компенсации морального вреда регулируются ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей»;
  • при определении размера компенсации морального вреда суд учел, что пациентке причинены физические и нравственные страдания: длительный период она испытывала физическую боль, которую испытывает и в настоящий момент; ей требуется регулярная и постоянная необходимость в устранении недостатков оказанной услуги и лечения, связанная с медицинскими манипуляциями; полноценно осуществлять трудовую деятельность и вести привычный образ жизни невозможно; имеется ощущение физического дискомфорта от постоянного напряжения для издания звука; причинены необратимые последствия вследствие некачественно оказанной услуги в виде утраты полноценного голоса;
  • суд также принял во внимание установление истцу 3 группы инвалидности, чувство обиды от игнорирования требований истца ответчиком, разочарование от непринятых мер им для исполнения обязательства;
  • при таких обстоятельствах суд счел разумным и справедливым размер компенсации в 200 000 руб.;
  • в части возмещения расходов суд установил, что заявленные 4705 руб., затраченные на оплату различных медицинских услуг, не подлежат удовлетворению, поскольку не доказана причинно-следственная связь между необходимостью данных расходов и действиями ответчика, а также не доказано, что получить эти услуги в рамках ОМС было невозможно;
  • суд признал обоснованными и доказанными расходы в 8074 руб., затраченные на проезд к месту лечения, вместе с тем 18 993 руб. транспортных расходов суд счел не подлежащим удовлетворению, так как представленные в материалы дела посадочные талоны не содержат сведений о стоимости билета, а банковский ордер и выписка по счету не свидетельствуют о несении расходов по приобретению авиабилетов для проезда к месту лечения и обратно именно истицы;
  • согласно п. 6 ст. 13 Закона от 07.02.1992 № 2300-1, п. 46 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17, при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с продавца за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя;
  • при таких обстоятельствах суд полагает возможным взыскать с ГКБ№1 в пользу истца штраф в размере 104 037 руб. ((200000 руб. + 8074 руб.) / 2);
  • в части несения расходов на представителя в материалы дела не представлены документы, подтверждающие фактическое несение таких расходов.

На основании изложенного суд первой инстанции решил требования пациентки удовлетворить частично и взыскать с ГАУЗ КО «Новокузнецкая городская клиническая больница № 1» компенсацию морального вреда в размере 200 000 руб., убытки в размере 8074 руб., штраф в размере 104 037 руб.

Апелляционная инстанция оставила решение без изменения.

Не согласившись с решением суда, прокурор Кемеровской области – Кузбасса направил в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции представление, в котором поставил вопрос об отмене назначенного ответчику штрафа в размере 104 037 руб.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что в части назначения штрафа суды первой и апелляционной инстанции допустили нарушения норм материального и процессуального права.

Положения Закона № 2300-I (в том числе п. 6 ст. 13), устанавливающие ответственность исполнителя услуг за нарушение прав потребителя в виде штрафа в размере 50% от суммы, присужденной судом за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, подлежат применению к отношениям в сфере охраны здоровья граждан при оказании гражданину платных медицинских услуг. Однако нижестоящие суды не определили правовую природу отношений по поводу оказания медицинской помощи и не установили, оказывалась ли она бесплатно в соответствии с программой государственных гарантий либо эта помощь предоставлялась на возмездной основе на основании заключенного с медицинской организацией договора.

На основании вышеизложенного вывода суд кассационной инстанции постановил решение суда первой инстанции отменить в части назначения штрафа в размере 104 037 руб. и направить дело на новое рассмотрение.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle