Даже косвенная причинная связь становится основанием для компенсации морального вреда пациенту

08.11.2020 00:33
440

Советский районный суд Рязани выявил в действиях ГКБ дефекты лечения, которые могли повлиять на благоприятный исход заболевания, и взыскал в пользу истицы 60 000 руб.

С иском о компенсации морального вреда в полмиллиона рублей в связи с оказанием некачественной медицинской помощи в Советский районный суд г. Рязани обратилась пациентка местной ГКБ.

Женщина пояснила, что поступила в ГКБ для проведения плановой операции. В послеоперационном периоде её состояние резко ухудшилось, ей была проведена экстренная операция, при которой возникли осложнения. В послеоперационный период на 6-е сутки произошло резкое ухудшение состояния, и она была переведена для дальнейшего лечения в хирургическое отделение БСМП.  В БСМП ей была проведена операция, она три месяца была на амбулаторном лечении, а затем вновь находилась на лечении в БСМП, где ей была проведена ещё одна операция.

Истица обратилась в Рязанский филиал АО «Страховая компания «СОГАЗ-Мед» с жалобой на качество оказания медицинской помощи в ГКБ. Экспертиза выявила серьезный дефект оказания медицинской помощи, приведший к ухудшению состояния здоровья пациентки.

Представитель ГКБ исковые требования не признал, ссылаясь на то, что прямая причинная связь между заболеванием и действиями сотрудников больницы не установлена. Выявленные экспертизой нарушения носят организационный характер и никак не могли повлиять на течение заболевания, которое имелось у пациентки до поступления в ГКБ, но не было диагностировано.

Суд, рассмотрев материалы дела, установил:

  • отношения, возникающие в сфере охраны здоровья граждан в РФ, регулирует ФЗ от 21.11.2011 № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», а также Закон РФ «О защите прав потребителей»;
  • право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь гарантируется системой закрепляемых в законе мер, включающих в том числе как определение принципов охраны здоровья, качества медицинской помощи, порядков оказания медицинской помощи, стандартов медицинской помощи, так и установление ответственности медицинских организаций и медицинских работников за причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи;
  • истица поступила в ГКБ в плановом порядке для проведения операции, после чего в связи с ухудшением состояния ей проведена экстренная операция, в ходе которой привлечён хирург ГБУ РО «Больница скорой медицинской помощи» (БСМП);
  • в послеоперационном периоде состояние женщины ухудшилось, она направлена для дальнейшего лечения в БСМП;
  • в БСМП проведена операция, после которой состояние истицы улучшилось, она выписана на амбулаторное лечение под наблюдение хирурга;
  • позднее истица вновь находилась на стационарном лечении в БСМП, где ей проведена операция, после которой она выписана на амбулаторное лечение под наблюдение хирурга;
  • по обращению истицы в Рязанском филиале АО «Страхования компания «СОГАЗ-Мед» была проведена ЭКМП и  выявлен дефект оказания медицинской помощи 3.2.3 - невыполнение, несвоевременное или ненадлежащее выполнение необходимых пациенту диагностических и лечебных мероприятий, оперативных вмешательств в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, стандартами медицинской помощи и (или) клиническими рекомендациями (протоколами лечения) по вопросам оказания медицинской помощи, приведшее к ухудшению состояния здоровья застрахованного лица;
  • в соответствии со статьей 42 ФЗ от 29.11.2010 № 326 «Об ОМС в РФ» акт экспертизы качества ответчик обжаловал в региональный ТФОМС, однако позиция Рязанского филиала АО «СК «СОГАЗ-Мед» признана Фондом правомерной;
  • на основании приказа регионального Минздрава в отношении ГКБ была проведена внеплановая документарная проверка с целью оценки качества оказания медицинской помощи, которой выявлены нарушения требования пункта 2.2 Приложения к приказу Миндрава России от 10.05.2017 № 203н;
  • позднее истица обратилась в следственные органы с заявлением о привлечении к уголовной ответственности работников ГКБ за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей;
  • на основании её заявления было возбуждено уголовное дело, которое впоследствии прекращено в связи с отсутствием события преступления, в том числе предусмотренного ч. 1 ст. 238 УК РФ;
  • в ходе предварительного расследования была назначена и проведена экспертами ГБУ РО «Бюро судебно-медицинской экспертизы» судебно-медицинская экспертиза;
  • эксперты выявили, что недостатки оказания медицинской помощи воспрепятствовали своевременной и правильной диагностике имевшегося у неё заболевания, что создало условия для не корригируемого мерами медицинской помощи прогрессирования патологического процесса вплоть до развития состояния, потребовавшего операции;
  • своевременно и правильно назначенное и проведенное лечение могло воспрепятствовать прогрессированию указанного заболевания и тем самым повысить вероятность наступления благоприятного исхода;
  • тем не менее, в силу тяжести рассматриваемого заболевания, своевременно и правильно назначенное и проведенное лечение однозначной гарантией наступления благоприятного исхода (выздоровления больного) не являлось бы;
  • экспертами сделан вывод об отсутствии прямой причинной связи между недостатками лечения и наступлением осложнений, однако констатировано наличие непрямой (косвенной) связи, при которой то или иное последствие не вытекает непосредственно из внутренней природы анализируемого является, а служит результатом действия многообразия независимых факторов;
  • таким образом, ответчиком были оказаны медицинские услуги ненадлежащего качества, что в силу положений статей 13 и 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», а также разъяснений Пленума Верховного Суда РФ (п. 45 Постановления от 28.06.2012 № 17) является основанием для взыскания в пользу истицы компенсации морального вреда;
  • рассматривая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд исходил из характера медицинской помощи, недостатки которой явились одним из условий для прогрессирования имевшегося патологического инфекционного процесса, потребовавшего впоследствии срочного оперативного вмешательства и последующего длительного лечения, что обусловило претерпевание истицей физических страданий, а также отсутствие прямой причинной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями.

На основании вышеприведенных выводов суд решил взыскать с ГКБ в пользу пациентки компенсацию морального вреда в размере 60 000 рублей.

Решение вступило в законную силу.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle