Разрабатывается новая стратегия по защите прав потребителей
26.04.2017 11:46 404

Видеоконференция Право-мед.ру от 25 апреля 2017 года (№42) на которой обсуждались итоги заседания президиума Государственного совета по вопросу «О национальной системе защиты прав потребителей», состоявшегося 18 апреля 2017 года в Великом Новгороде

Рассматриваемые вопросы:

  1. Не прозвучали проблемные вопросы защиты прав потребителей медицинских услуг. Почему?
  2. Оценка предложений и инициатив, озвученных выступающими.
  3. Что ожидать медицинским организациям, медицинским работникам от реализации поручений президиума Госсовета?

Участники:

Панов А.В.: Информационный портал Право-мед.ру продолжает цикл видеоконференций апрельской сессии 2017 года. Традиционно представляю наших участников. Северную столицу, как обычно, представляет Дмитрий Гаганов, старший юрисконсульт ООО «ЮрБюро» г. Санкт-Петербург. Дмитрий, приветствую Вас.

Гаганов Д.Б.: Здравствуйте, Алексей. Здравствуйте, уважаемые коллеги. Здравствуйте, уважаемые слушатели.

Панов А.В.: Второй традиционный участник наших видеоконференций из г. Омска Иван Давальченко, руководитель юридической службы бюджетного учреждения здравоохранения «Родильный дом №2» г. Омска, мой коллега территориально. Иван, рад Вас видеть и слышать.

Давальченко И.И.: Добрый день, уважаемые коллеги.

Панов А.В.: Нас сегодня трое, но вполне возможно, что в режиме скайпа присоединится Игорь Васильев.

Как обычно начинаю с темы видеоконференции (см. слайд). А посвящена она итогам заседания Президиума Госсовета по развитию национальной системы защиты прав потребителей. Я полагаю, что можно назвать это заседание стартом разработки государственной стратегии в этой сфере. Напомню вам, что данное мероприятие проходило в Великом Новгороде.

Традиционно некоторые данные с мероприятия, которое я посчитал значимым и довожу до вашего сведения. Итак, заседание состоялось 18 апреля (см. слайд), руководил работой Президиума Госсовета президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Некоторые цитаты из его вступления и выступления (см. слайд): «Главная цель – сохранение благополучия людей в рамках защиты прав потребителей и их здоровья», - прозвучало от президента. Он считает, что нет универсального, одного раз и навсегда способа по защите прав потребителей (см. слайд), так как они меняются с учётом экономических условий. Поэтому очень важно государству и обществу прогнозировать эти риски и своевременно на них реагировать. Задача государства – разработать стратегию государственной политики в сфере защиты прав потребителей. Глава государства считает, что нужно решать эти вопросы консолидировано с привлечением всех структур гражданского общества и деловых объединений, должны быть региональные программы в этой сфере. Также он считает (см. слайд), что в рамках многофункциональных центров, которые сейчас есть в каждом регионе, в каждом городе, необходимы специальные консультации по вопросам защиты прав потребителей.

Основным докладчиком по этой тематике был Алексей Игнатьевич Кокорин, губернатор Курганской области. Некоторые извлечения из его доклада (см. слайд): так как система защиты прав потребителей складывалась десятки лет назад, а экономические условия изменились, появились новые технологии, то возникла необходимость улучшения системы защиты прав потребителей. Он привёл данные о том, что на 2016 год действуют около двух тысяч потребительских обществ, которые занимаются защитой прав потребителей. В частности, он обратил внимание, что идёт много жалоб на платные медицинские и образовательные услуги. Пожалуй, это единственная ссылка, привлекающая внимание к проблемам защиты прав потребителей в сфере оказания платных медицинских услуг.

Выступила глава Роспотребнадзора Анна Попова, которая сослалась на то, что общественные организации потребителей – это часть системы защиты прав потребителей и их направление деятельности вполне обоснованы и относятся к сфере их компетенции. В частности, это независимая экспертиза качества товаров и услуг, а для нас медицинских услуг, просвещение потребителя, как одно из направлений их деятельности. Приводятся данные по обращениям в суды (см. слайд): сумма компенсаций по последствиям нарушенных прав за 5 лет составила 36 миллиардов рублей. В 2016 году было рассмотрено 400 тысяч исков потребителей. Значит, считает она, потребители активно идут в суды для защиты своих прав. Вместе с тем она полагает, что необходимо внести изменения в законодательство, чтобы суды не были завалены подобными исками. Нужен институт досудебного урегулирования споров, необходимо обобщать судебную практику в этой сфере, чтобы она была единой.

Выступил также Олег Владимирович Павлов, представляющий организацию «Общественная потребительская инициатива». От него прозвучало мнение (см. слайд) о необходимости формирования рейтингов и исследований, основанных на анализе нарушений со стороны организаций. Он считает, что для защиты интересов потребителей важен не только налагаемый штраф, но и информирование граждан о недобросовестных участниках рынка, что должно мотивировать их к добросовестному поведению. Очень важное предложение Олега Павлова: назрела необходимость введения института коллективных исков, когда происходит процессуальное действие в виде заявления одного иска, к которому по аналогии присоединяются иски других потребителей, чьи права нарушены по тем же основаниям. Это существенно уменьшит издержки и создание процессуальных документов в рамках рассмотрения дела в едином процессе. Это небольшое вступление.

Теперь переходим к тем вопросам, которые я обозначил для рассмотрения на конференции (см. слайд). Как я уже говорил, только в выступлении губернатора Курганской области Игоря Кокорина прозвучала ссылка на нарушение прав потребителей медицинских услуг, но в выступлениях участников какие-либо проблемные вопросы защиты прав потребителей в сфере медицинских услуг не были озвучены. У меня возникает закономерный вопрос – почему? Давайте это с вами обсудим, как эксперты. Слово по этому вопросу предоставляю Дмитрию Гаганову. Дмитрий, готовы Вас выслушать.

Гаганов Д.Б.: Благодарю Вас, Алексей, за предоставленную возможность выступить.

Я хотел бы сказать следующее. Отдельно нарушение прав потребителей медицинских услуг действительно в данном докладе не акцентированы, они перечислены в ряду многих вместе с образовательными услугами. Мне кажется, это связано с тем, что как такового отдельного института защиты прав потребителей медицинских услуг не сформировано. У нас есть только Постановление правительства, которое Вы часто упоминаете. Сам закон «О защите прав потребителей» не содержит раздел, который был бы посвящён данной проблеме. И второе, что хотел сказать, что этот доклад имеет, конечно, политическую направленность, это очень важно в данной сфере, и он направлен на социально незащищённые слои населения, потому что одно из направлений политики – это демонстрация заботы государства о незащищённых слоях населения.

Что касается уязвимых потребителей медицинских услуг, то в настоящее время сложилась определённая практика, связанная с защитой прав по поводу объёмов бесплатной медицинской помощи и бесплатного лекарственного обеспечения. Эти направления разрабатываются, поэтому, как мне кажется, в докладе мало внимания было уделено.

Ещё одна тонкость, на которую хотел бы обратить внимание, - это отсутствие единых полномочий у Росздравнадзора и Роспотребнадзора. Всё-таки выступал представитель Роспотребнадзора, ну и наша банковская система также выступала. У них есть единые полномочия.

И ещё, почему так много внимание в докладе было уделено финансовым услугам? Во-первых, кредиты – это снятие социальной напряжённости, когда малообеспеченные слои населения могут взять кредит, почувствовать себя финансово более благополучными до следующего кредита. Эта проблема имеет очень большое социальное и государственное значение, то есть, иначе говоря, это работа с социальной напряжённостью.

Также доклад направлен на дальнейшее изменение нормативной базы, о чём было сказано в конце доклада, через формирование стратегии в области защиты прав потребителей. Это программный документ, на основании которого будет меняться законодательная база нашего государства. И как Вы сказали, это старт для выработки этой стратегии. В дальнейшем она будет оформлена отдельным документом.

Панов А.В.: Благодарю, Дмитрий. Иван, развивайте мысль Дмитрия или выскажите свои предположения, свои суждения о том, почему прозвучало мало информации о нарушении прав потребителей медицинских услуг.

Давальченко И.И.: Алексей, начнём с того, что в самом начале во вступительном слове Владимира Владимировича Путина был сделан акцент (цитата): «самые острые проблемы сейчас концентрируются в сфере услуг, в том числе финансовых услугах». Поэтому сразу внимание было однозначно определено на финансовой деятельности. В свою очередь господин Кокорин, будучи губернатором, осветил все проблемы, которые существуют в любом регионе, поэтому и прозвучали медицинские услуги отчасти. Хотя по ходу озвученной информации было заявлено о необходимости создания действующего механизма по защите потребителя независимо от того, в какой сфере услуг эти нарушения происходят. Госпожа Попова назвала статистику: более 56% из всех видов полученных потребителями товаров и услуг были некачественными. Большая часть разговора была посвящена тому, как создать условия, при которых потребитель, не бегая, мог защитить свои права.

Мне кажется, что проблема приобрела особую остроту из-за проявленного с такого высокого уровня интереса.

Панов А.В.: Иван, я прошу говорить по существу первого вопроса – почему с Вашей точки зрения не прозвучала проблематика в сфере медицинских услуг. Мы об этом сейчас говорим.

Давальченко И.И.: Алексей, акцентирую, что в любой сфере, в которой участвует потребитель, он наделяется одинаковыми правами и обязанностями. Я так полагаю, что из-за зависимости от финансовых услуг выделять медицинские услуги было нецелесообразно. Это подчёркивают выступления остальных участников, которые завязали проблемы именно на финансах: это микрозаймы, кредитование, хозяйственные и любые другие….

Панов А.В.: Правильно ли я понял, что Вы считаете, что с точки зрения главы государства и участников главной проблемой была сфера микрофинансов, из-за этого и не звучала медицина?

Давальченко И.И.: Совершенно верно.

Панов А.В.: Я продолжу Вашу точку зрения. С Вами и Дмитрием согласен. Конечно, была политическая и социальная составляющая выступления, и должны обсуждаться наиболее актуальные проблемы в потребительской сфере. Они понятны. Это микрофинансы, когда 800-900%% годовых можно отдать за пользование суммой в 10 тысяч рублей и интернет торговля, где трудно идентифицировать поставщика товаров, работ, услуг.

Между тем, коллеги, проблема в медицинской сфере есть, Кокорин на это обратил внимание. Я встречал данные и сам их озвучивал на недавнем семинаре в Санкт-Петербурге, и госпожа Попова об этом сказала, что каждый год увеличивается в 2 раза количество жалоб на медицинскую сферу, то есть проблема однозначно есть. Но с учётом политической и социальной составляющей на это просто не обратили внимания, хотя господин Кокорин определённую ссылку на эту проблему сделал. Мы с вами совместными усилиями выяснили, почему именно так прозвучал вопрос в отношении здравоохранения.

Вы глубоко изучали материалы заседания Президиума, я сделал извлечения в своём вступлении, поэтому мы с вами должны дать оценку тех предложений и инициатив, которые были озвучены выступающими, как со стороны представителей государства, главы государства, так и со стороны общества защиты прав потребителей.

Переходим к обсуждению второго вопроса (см. слайд). Мы сейчас должны, Дмитрий обсудить второй вопрос, дать оценку тем инициативам, тем предложениям, которые прозвучали на данном мероприятии. Слово предоставляю Ивану Давальченко, продолжит Дмитрий Гаганов. Иван, вот как раз есть возможность высказаться по тем предложениям, которые прозвучали, вы это затрагивали в своём выступлении, слушаем Вас.

Давальченко И.И.: Спасибо. Первое, что сразу было воспринято правильно – это акцентирование господином Кокориным внимания на наличии обратной связи в вопросах оказания качественных услуг и получении качественных товаров. Если будет своевременная реакция на предоставление некачественных услуг либо некачественных товаров, то это позволит оперативно решать вопросы в интересах потребителей. Эта позиция получила своё развитие в высказываниях госпожи Набиуллиной, которая также заявила о том, что складывающиеся проблемы решаются потребителями, в том числе, в судебном порядке, была приведена статистика по решённым вопросам. Но все сошлись во мнении, что оперативность решения проблем на очень низком уровне. В итоге судебные разбирательства, где суды по большей части защищают интересы потребителей, не всегда разрешаются на стадии исполнения ввиду незначительности тех сумм, которые назначаются судом для возмещения.

Ещё один вопрос, который я считаю правильным в свете существующей проблемы, о введении так сказать клейма, который существовал в Советском Союзе, - это знак качества. Роскачество – знак качества, который позволит с позиции государства отслеживать качество оказанных услуг, поставленных товаров. Присваивание должно происходить с учётом общественного мнения, проводимых контрольных мероприятий, то есть дача объективной оценки, которая позволит повысить не только потребительский спрос, но и качество получаемых гражданами услуг и товаров.

В целом, позиция, которая была озвучена, интересна с точки зрения привлечения внимания к проблемам рядового гражданина, потребителя. Ведь в конце выступления прозвучала ещё одна интересная мысль от представителя «Союза потребительской России». Он обратил внимание президента на то, что формируя определённое лобби представителей бизнеса, восполняя недостатки экономического развития страны, в большей степени находится с их стороны, а не со стороны граждан, рядовых потребителей, физических лиц. В конце выступления Владимир Владимирович обратил внимание на справедливость замечания. Поэтому позиция первых лиц государства будет разделена с точки зрения не только достижения роста производства, но и защиты интересов простых граждан, как конечных потребителей.

Панов А.В.: Благодарю. Дмитрий, какова Ваша оценка озвученных инициатив в рамках выступления участников Президиума?

Гаганов Д.Б.: Уважаемый Алексей, уважаемые коллеги, слушатели, моё внимание привлекли две вещи. Первая – губернатор Кокорин сказал о вовлечении муниципальных органов в защиту прав потребителей и о том, что они могут выступать субъектами в гражданском судопроизводстве. При этом он акцентировал внимание на том, что они ближе всего к народу. То есть к ним стекается информация «с земли», они её аккумулируют, у них накапливается своя статистика по типам нарушений прав потребителей. Соответственно, им и карты в руки. Они могут выступать особым типом истцов в районных судах общей юрисдикции. У мировых судей на сегодняшний день подобная практика единична, её надо расширять.

Второе – по поводу коллективных исков. Дело в том, что коллективные иски кроме юридической составляющей имеют и общественно значимую составляющую. Здесь привлекаются и средства массовой информации, и органы прокуратуры, так как в прокуратуру стекается статистика по нарушенным конституционным правам, и они также имеют право выступать в защиту круга неопределённых лиц. Если будет больше коллективных исков, то они смогут переломить ситуацию. Ещё было обращено внимание, что Верховный Суд немного ограничил практику участия в гражданском судопроизводстве обществ защиты прав потребителей из-за пятидесятипроцентных штрафов, благодаря которым они и существуют.

Что ещё привлекло моё внимание? Формирование национальной системы защиты прав потребителей, то есть определённая стандартизация способов защиты прав потребителей, то, Иван говорил об обратной связи. Мне кажется, что одним из способов закрепления этой обратной связи будет стандартизация. Один блок – стандартные заявления, стандартные иски. Второй блог – у господина Павлова озвучено очень злободневное предложение о регистрации доменов строго на хозяйствующего субъекта. Дело в том, что большинство сайтов, через которые рекламируются услуги, интернет магазины не привязаны к юридическому лицу, часто привязаны просто к физическому лицу, они не проходят по бухгалтерии юридического лица как средство производства и, соответственно, привлечь к гражданско-правовой и административной ответственности очень сложно. Требования размещения на сайте реквизитов и автоматизация этого процесса мне показались очень любопытными. Автоматизация ответственности, что, мне кажется, будет тенденцией в ближайшие годы. Ярким примером автоматизации является всем хорошо знакомая фиксация административного правонарушения видеокамерами в виде превышения скорости. Поскольку цифровые технологии проникают во все сферы жизни, появилась электронная подпись, появился приём документов в электронном виде на сайтах судов общей юрисдикции, то автоматизация контрольных процедур, которая позволяет фиксировать предоставляющее услуги юридическое лицо, будет иметь очень большие перспективы.

Панов А.В.: Благодарю, Дмитрий. Моя точка зрения, можно ли назвать разумными те предложения, те инициативы, которые были выдвинуты в рамках выступлений на заседании Президиума? Конечно. Нужен ли механизм досудебного решения споров, чтобы стороны не шли в суд? Конечно, нужен, никто не оспаривает. Единственное, что нужно его развивать. Второе, необходимо ли консультирование в рамках получения товаров, услуг, работ? Конечно, нужно, в том числе, в многофункциональных центрах. Будет ли развиваться общество потребителей в рамках независимой потребительской оценки качества работ, услуг, товаров? Конечно, будут развиваться и продолжать свою работу. Я полагаю, что с учётом изменений цифровой экономики права потребителей в интернете всё-таки защищены гораздо лучше, чем иные составляющие при вступлении в договорные отношения, потому что есть требования к сайтам медицинских организаций, идентификация ИНН, наименования, фирменного наименования, то есть потребитель находится в более защищённой позиции.

И третий вопрос, который мы с вами рассмотрим и дадим свои ответы. Что мы ожидаем от реализации поручений президента, данных по выступлениям на Госсовете, каковы будут их последствия? Я пока не нашёл перечень поручений на официальных сайтах наших государственных органов, но не сомневаюсь, что рано или поздно этот перечень появится.

Итак, давайте дадим экспертное мнение, что ожидать (см. слайд) медицинским организациям, медицинским работникам от реализации перечня тех поручений, которые будут даны по итогам президиума Госсовета? Дмитрий, предлагаю Вам первому высказаться по этому вопросу.

Гаганов Д.Б.: Благодарю Вас, Алексей. Я хотел бы рассмотреть два направления, по моему мнению. Первое, когда будет опубликована национальная стратегия в области защиты прав потребителей, то следующей ступенью будет приведение нормативно-правовой базы в соответствие с этим руководящим документом. Соответственно, защита прав потребителей будет происходить на основании чёткого списка федеральных законов, Постановлений правительства, иных нормативно-правовых актов. То есть произойдёт унификация законодательства и сведение к общим стандартам защиты прав потребителей, как я сказал выше.

Второе. Осмелюсь высказать предположение, что возможно создание в медицинской сфере своеобразного аналога государственной информационной системы. Такая государственная информационная система существует в жилищно-коммунальном хозяйстве (ГИС ЖКХ). В этой государственной информационной системе будут нормативные акты, реестр лицензий, то есть лицензиаты будут указаны, даты проверок, возможно, данные по медицинским работникам. Связано это, как мне кажется, с тем, что система работы с обращениями граждан всё больше будет автоматизироваться.

Панов А.В.: Благодарю. Иван, Ваша точка зрения?

Давальченко И.И.: Если глава государства уделил внимание данным вопросам, то с высокой вероятностью нормативные акты будут изданы. Я бы хотел обратить внимание на то, что речь шла о тех проявлениях в финансовой сфере, которые, к сожалению, неподконтрольны государству. Механизмов по осуществлению контроля в этой сфере нет. Это было в докладе госпожи Набиуллиной, что все эти нелегалы формируют теневую экономику.

В свою очередь в сфере здравоохранения, мы с вами это чувствуем на себе, контроль государства повышается. Здесь довольно небольшие риски того, что произойдут крупные финансовые нарушения. В то же время, я согласен с Дмитрием, что дополнительная информированность пациентов о том, что они получают, за что они платят, какое качество услуг они в конечном счёте получат, должна быть. Хотя эта информация есть в надзорных органах, лишним информирование не будет. Пусть любая медицинская организация, которая готова оказать пациентам качественные услуги, предоставляет полную информацию о себе.

Также, правильно будет принимать меры, как было сказано Владимиром Владимировичем Путиным, на стадии оказания услуги, то есть производства товара. Мы слышали рассуждения о том, каким образом у нас формируются договорные отношения. Они тоже остались в поле бесконтрольности. Поэтому, возвращаясь к медицине, работая по последнему Постановлению правительства № 1006 «Оказание платных медицинских услуг» данный вопрос мне кажется более освещённым, более понятным. Потому что обязательства, которые возлагаются на медицинскую организацию, список платных медицинских услуг прозрачно декларируются, и каждый гражданин увидит то, чего не увидит, обратившись за микрозаймом. Поэтому система работать будет, каков будет механизм очень интересно, так как предложений было озвучено очень много. Я склонен думать, что нормативные акты будут работать, а вот как – будем уже смотреть.

Панов А.В.: Понятна Ваша точка зрения, Иван. Продолжаю. Коллеги, думаю, никто не оспаривает, что будут изменения в законодательстве, как на уровне Федеральных законов, так и на уровне подзаконных нормативно-правовых актов. Благодаря Постановлению Пленума Верховного суда, на систему ОМС теперь распространяется закон «О защите прав потребителей». Но у нас есть узкая группа медицинской помощи, которая финансируется за счёт федерального и регионального бюджета и не попадает под данное законодательство. Полагаю, что эта недоработка должна быть устранена. Какая разница, откуда идёт финансирование, если гражданин обращается за медицинской помощью для удовлетворения своих нужд, связанных со здоровьем. Я думаю, что будут изменения.

Кроме того, не исключаю, что наконец-то каким-то образом разрулится совместное рассмотрение вопросов со стороны Росздравнадзора, когда он проверяет соблюдение лицензионных требований, в том числе, порядка оказания платных медицинских услуг, и Роспотребнадзора, который тоже проверяет соблюдение медицинской организацией порядка оказания платных медицинских услуг и содержание договоров. Нужно, в конце концов, каким-то образом развести эти направления деятельности контрольно-надзорных органов.

И, я полагаю, будет больше механизмов для того, чтобы медицинские организации, медицинские работники и пациенты приходили к медиативной процедуре, не доводя всё до судебных разбирательств. Мы с вами прекрасно знаем, если потребитель дело выигрывает, на медицинскую организацию накладывается ещё 50-процентный штраф, как санкция за невыполнение тех действий, которые медицинская организация должна была выполнить.

Более предметно мы сможем говорить, когда перед нашими глазами будет список поручений. Значит, ждём и не исключаю, что мы с вами более детально посмотрим, какие поручения даны и как это отразится на рынке платных медицинских услуг, и вообще на действиях системы здравоохранения, медицинских работников и медицинских организаций.

Благодарю вас за то, что выкроили время для участия для участия в видеоконференции информационного портала Право-мед.ру и надеюсь на дальнейшие встречи с вами, потому что тем для обсуждения очень много. Напоминаю, что я и Иван Давальченко принимали участие в этой и предыдущей конференции как члены ассоциации юристов России. Всего доброго, до свидания.

Гаганов Д.Б.: Всего доброго. До новых встреч.

Давальченко И.И.: Спасибо за внимание. Всего хорошего.

Панов А.В.: Уважаемые коллеги, как я и обещал, к нам присоединяется Новосибирск в лице доцента кафедры общественного здоровья и здравоохранения Новосибирского государственного медицинского университета Игоря Васильева. Игорь, рад вас видеть и слышать, как всегда!

Васильев И.В.: Добрый день.

Панов А.В.: Я знаю, что вы знакомы с презентацией, знаете тему нашей видеоконференции и вопросы, поэтому Вам предоставляется возможность комплексно высказать своё суждение по затронутым, на мой взгляд, проблемным вопросам. Слушаем Вас.

Васильев И.В.: Что хотелось бы сказать по сути заданных вопросов? Во-первых, действительно по поводу медицинских и, кстати, образовательных услуг сказано только то, что количество жалоб растёт, исков много и, собственно, на этом всё и закончилось. Если говорить в целом, то от заседания Госсовета ожидалось намного больше. На сегодняшний день как таковой стратегия защиты прав потребителей, вообще потребительских правоотношений в нашей стране не просчитывается. Существует громоздкое законодательство, чрезвычайно зарегулированный вопрос потребительских правоотношений, что, на мой взгляд, серьёзно сдерживает как защиту прав потребителей, так и возможность оказания услуг потребителям. Прежде всего, я буду говорить о потребителях медицинских услуг.

Панов А.В.: Да, конечно.

Васильев И.В.: Наше законодательство в сфере защиты прав потребителя, как некий патрон, патерналистски обеспечивает права потребителей, которые, по сути, не являются субъектом гражданского права. За ними присматривает государство, оно им объясняет, какие у них есть права и обязанности. В результате, несмотря на то, что договор есть, договор – это гражданско-правовой термин, он настолько зарегламентирован, что договариваться особо и не о чем, поскольку сам договор, порядок получения обязательств в этом договоре предусматриваются нормативно-правовыми актами, которые зачастую являются подзаконными нормативными актами. То есть, в медицине получается, что неважно в какой системе частной, государственной, муниципальной (которой уже практически нет) оказывается услуга, она, фактически, оказывается по государственным правилам и на основании регламентирующих правил государства. По тем делам, с которыми мы знакомились, в которых мы даже участвовали, происходит некое обережение потребителя вплоть до принятия им обязательств, не отражённых в нормативно-правовых актах.

То есть эта концепция так и не изменилась, потому что весь тон рассмотрения свёлся к тому, что ряд потребителей выпал из-под недремлющего ока государства, и это, прежде всего, касалось потребителей финансовых услуг и компьютерных продаж. Я нисколько не спорю, что эта проблема есть, потому что это новое в экономике, необходимо государству за этим поспевать. Но наименование концепции подразумевает, что должно произойти какое-то смещение. Дело в том, что из концепции выбрасывается потребитель как таковой. По большому счёту, государственные органы, называя это защитой прав потребителей, проводят контрольно-надзорные мероприятия, которые касаются продавцов, так называемой сильной стороны в потребительском договоре. При этом не учитывается, насколько нарушено само право потребителя, насколько оно может быть нарушено, насколько потребитель удовлетворён оказанной ему услугой или проданным товаром.

На мой взгляд, надо снижать административно-контрольную функцию в сфере защиты прав потребителей с одновременным усилением частной инициативы и защиты права конкретного потребителя, которое нарушено либо ненадлежащей, неполной, недостоверной информацией о товаре, работе, услуге, либо ненадлежащим качеством.

Что касается качества услуги, мне кажется, что государство, не имея на то достаточных оснований, занимается контролем качества, в частности, услуг. На мой взгляд, государство должно реализовываться по большей части в контроле за безопасностью услуг, так как потребитель, как слабая сторона, может пострадать. И здесь, безусловно, роль государства снижать нельзя. Прежде всего, контроль осуществляется с помощью лицензирования и лицензионного контроля.

То же касается и контроля качества. Так как качество определяется как соответствие услуги в первую очередь договору, во вторую – закону и только в третью – обычаем делового оборота, предъявляемым требованиям к качеству услуги, то характеристика эта всецело зависит от того, чего хотел потребитель, насколько услуга соответствовала данным характеристикам в его понимании. Поэтому контроль за качеством со стороны государства превращается, на мой взгляд, в профанацию, поскольку отвечающие за контроль качества лица не несут ответственности за свой профессионализм, насколько они изучили вопрос, так как они самого потребителя не видят. Это превращается в формальное действие, которое может привести к коррупциогенности данной сферы либо, что чаще всего бывает, - сели, выпили, поговорили.

Панов А.В.: Поэтому, Игорь, дальше будем говорить, развивая Вашу мысль и мою тоже. А что Вы ожидаете от исполнения поручений Президиума Госсовета? Что изменится для медицинских организаций, медицинских работников? Ваш прогноз.

Васильев И.В.: Я, естественно, не знаю, какие поручения будут даны, но меня «терзают смутные сомненья», потому что наши исполнительные органы всегда мыслят одной категорией: увеличение, расширение своих полномочий, увеличение регламентирования, увеличение штрафных санкций за нарушение формальных норм законов или подзаконных нормативно-правовых актов. Поэтому, Алексей, хотелось бы верить, что сама постановка вопроса на Госсовете о выработке новой концепции приведёт к реальной защите прав пациента, в том числе, и с помощью его частной инициативы, с судебными решениями. У нас очень часто идут суды по формальным признакам, например, там, где можно говорить о кабальности договора, недостаточной информированности по договору (так называемые псевдомедицинские услуги, когда обещают омоложение и т.д., а на самом деле берут деньги ещё и в кредиты загоняют). По большому счёту, защита возможна теми механизмами, которые существуют на сегодняшний день, с учётом частной инициативы потребителя. Но если государство опять пойдёт по пути увеличения надзорных органов, контрольных органов, расширения количества проверок, то это приведёт к увеличению административного давления на бизнес, который и так душат налогами, и в условиях кризиса это может привести к глубокой стагнации медицины в том числе.

Панов А.В.: Я понял, что Ваш прогноз печальный по изменению стратегии защиты прав потребителей. Тем не менее, дождёмся того, какие поручения будут даны, и, может быть, сделаем анализ.

Игорь, благодарю Вас за то, что нашли время для дачи своего экспертного мнения. Буду рад видеть Вас на дальнейших видеоконференциях. И напоминаю, что у нас сегодня был Игорь Васильев, он не просто работник кафедры общественного здоровья и здравоохранения, но и член Ассоциации юристов России. Всего доброго, Игорь.

Васильев И.В.: До свидания, Алексей, до встречи.

Комментарии: