Искусственное прерывание беременности по отдельной лицензии
30.12.2016 11:13 293

Видеоконференция Право-мед.ру от 28.12.16. на которой обсуждалось изменение законодательства, внесенного постановлением Правительства Российской Федерации от 08.12.2016 № 1327 согласно которого с 8 декабря 2017 года лицензии на медицинскую деятельность по общему направлению «акушерство и гинекология» для искусственного прерывания беременности будет недостаточно, потребуется отдельная лицензия.

Рассмотренные вопросы

  1. Оценка экономической составляющей получения отдельной лицензии?
  2. Улучшатся ли показатели медицинской статистики (отчетности), качества и безопасности искусственного прерывания беременности после введения отдельного лицензирования?
  3. Как изменится рынок выполнения абортов после введения отдельного лицензирования?

Участники:

  • Панов Алексей Валентинович, главный редактор информационного портала Право-мед.ру, г. Омск
  • Давальченко Иван Иванович, начальник юридического отдела БУЗОО "Родильный дом №2" , г. Омск
  • Чикишев Валерий Евгеньевич, заведующий гинекологическим отделением БУЗОО "Родильный дом №2" , г. Омск

Панов А.В.: Информационный портал Право-мед.ру продолжает свои видеоконференции. И традиционно я представляю участников. На данной видеоконференции есть своя особенность. Участники ее – мои земляки, мои рядом расположенные коллеги по медико-юридической деятельности. Итак, Валерий Евгеньевич Чикишев, он зав. гинекологическим отделением родильного дома №2 города Омска, это бюджетное учреждение здравоохранения. Валерий Евгеньевич, рад Вас видеть и слышать. Добрый день.

Чикишев В.Е.: Добрый день, Алексей Валентинович. Добрый день Иван Иванович.

Панов А.В.: Второй участник – тоже с бюджетного учреждения здравоохранения – родильный дом №2 город Омска. Этот участник вам хорошо знаком, Иван Иванович Давальченко, начальник юридического отдела роддома №2. Иван Иванович, добрый день.

Давальченко И.И.: Алексей Валентинович, Валерий Евгеньевич, добрый день.

Панов А.В.: Традиционно начну со вступления и представляю Вам тему видеоконференции, которая связана с обязательным введением отдельного лицензирования по искусственному прерыванию беременности. Тема видеоконференции – перед вашими глазами. Сначала некий экскурс в правовое регулирование данного вопроса. Коллеги, вы знаете, что сейчас есть 291 постановление, которое устанавливает вопрос лицензирования медицинской деятельности, и в перечне к работам (услугам) составляющим медицинскую деятельность по акушерству и гинекологии есть две работы (услуги). Они включают в себя использование вспомогательных репродуктивных технологий и за исключением вспомогательных репродуктивных технологий. Что предполагается Постановлением Правительства №1327. В положение лицензирования медицинской деятельности будет введена новая работа (услуга) по акушерству и гинекологии – искусственное прерывание беременности. Причем данное положение станет обязательным через год, с 9 декабря 2017 года. Коллеги прекрасно знают, что сейчас имеется приказ Минздрава России № 572н, который регулирует порядок оказания медицинской помощи по профилю акушерства и гинекологии. И в нем есть раздел 9 "Порядок оказания медицинской помощи женщинам при искусственном прерывании беременности". То есть фактически, данные вопросы достаточно хорошо освещены. Есть еще статья 79 323 Федерального закона, устанавливающая обязанность медицинских организаций по ведению медицинской документации и предоставлению отчетности в том порядке, который установлен уполномоченными федеральными органами исполнительной власти. Переходим теперь к вопросу, который я вынес на видеоконференцию. Еще раз покажу его перед вашими глазами. А какая же экономическая составляющая получения отдельной лицензии по искусственному прерыванию беременности? И с этим вопросом я, конечно, обращусь к Валерию Евгеньевичу Чикишеву, заведующему гинекологическим отделением роддома № 2 города Омска. Валерий Евгеньевич, Ваша оценка?

Чикишев В.Е.: Алексей Валентинович, я думаю, что получение лицензии не понесет больших затрат экономических для лечебного учреждения. Поскольку данные вид деятельности, в некоторых рамках, специфическая, прерывание беременности по врожденным порокам развития плодов, несовместимых с жизнью. Но в целом, я думаю, тот, кто будет заявляться на лицензирование из лечебных учреждений, должен предусмотреть, какие варианты. Это должно быть соответствующие требованиям: малая операционная, то есть производится искусственное прерывание беременности в сроки до 12 недель. И те, кого Росздравнадзор лицензирует и надзирает, они все эти возможности имеют, но мы должны учитывать и более серьезные осложнения. То есть у нас есть и амбулаторное оказание такой помощи. На сегодняшний день оно официально разрешено. Но есть еще методы, которые мы применяем, более серьезные. Тогда требуется и взаимодействие смежных служб, иногда даже и с круглосуточным наблюдением. Это требуется иногда и большая операционная, это требуется взаимодействие с анестезиологической службой, службой крови, лабораторным обследованием. То есть здесь очень много тонкостей. Каким образом будет проводиться лицензирование и на какие именно виды? То есть разделяется по срокам беременности, то есть есть прерывание беременности, которое разрешено федеральными законами в сроки до 12 недель по желанию женщины, и по медицинским показаниям в сроки и до 12 недель и выше 12 недель, до 22 недель. То есть этот критерий на сегодняшний день – 22 недели беременности, далее уже по сроку считаются преждевременные роды. То есть по всем мировым критериям статистики. То есть этот наиболее опасный период, 12 – 22 недели, практически нигде частное медицинское здравоохранение не использует.

Панов А.В.: Валерий Евгеньевич, я правильно понял, что для бюджетного учреждения здравоохранения с учетом площадей, санитарно-эпидемиологических требований каких-то значимых экономических расходов перелицензирование не предполагается, правильно?

Чикишев В.Е.: То есть, я думаю, больших затрат материальных не будет, то есть чисто подразумевается подтверждение имеющейся материальной базы.

Панов А.В.: Понятно. Давайте теперь спросим Ивана Ивановича. С точки зрения юридической службы, Вы предполагаете какие-то значимые затраты времени на подготовку документов, или это будет, в общем-то, такая рутинная деятельность, не выходящая за пределы Ваших функциональных обязанностей?

Давальченко И.И.: Начнем с того, что я полностью согласен с Валерием Евгеньевичем. Имея профильную медицинскую организацию, которая уже имеет общую лицензию, намного проще будет решить вопрос о лицензировании этой отдельной деятельности, прерывание беременности, так как база уже сформирована и существует. Что касается затрат, то, в принципе, сроки общим законом установлены, это месячный срок, при наличии всех согласований, разрешений, возможно получение данного документа. Значительная составляющая часть, которая будет составлять финансовые затраты, это уплата, соответственно, пошлины на получение лицензии. Я думаю, что это не будет большими затратами, и вполне возможно это сделать в те сроки, которые законодательством установлены.

Панов А.В.: Спасибо, услышал. Идем дальше. Второй вопрос нашей видеоконференции, который связан с первым. Задача правового регулирования, изменения правовых норм, на мой взгляд практикующего юриста, что-то улучшит в сфере общественных отношений. Давайте с вами выясним экспертно, улучшатся ли показатели медицинской статистики, отчетности, качество искусственного прерывания беременности после того, как будет введено отдельное лицензирование данного вида медицинской деятельности. И конечно же я предоставляю возможность и слово Валерию Евгеньевичу, как опытному акушеру-гинекологу с большим стажем работы.

Чикишев В.Е.: Спасибо, Алексей Валентинович. Я думал над этим вопросом и однозначно считаю – да, качество, в первую очередь, и безопасность аборта увеличится, поскольку будет обращено внимание при лицензировании, и где-то какие-то недочеты, слабость материальной базы, все это будет учтено и будет определенный отсев в сфере обслуживания. То есть это, несомненно, приведет к повышению качества и безопасности абортов.

Панов А.В.: Ну и, видимо, и данных медицинской статистики.

Чикишев В.Е.: Если будет централизация. Она всегда была, статистика, я не думаю, что что-то принципиально изменится.

Панов А.В.: Благодарю.

Чикишев В.Е.: Когда медицинское учреждение имеет лицензию, соответственно, и потребитель услуги, придя, может поинтересоваться и получить информацию. Я думаю, в этом есть смысл.

Панов А.В.: Понятно. Иван Иванович, что-то хотел бы добавить?

Давальченко И.И.: Вне сомнений, мониторинг, который будет проведен с учетом лицензирования, позволит определить именно в интересах пациента те моменты, которые составляют качество оказания услуг. То есть проверка оставит на рынке оказания услуг именно те организации, которые будут отвечать всем требованиям качества и безопасности оказания услуг в данной сфере.

Панов А.В.: В общем, Вы меня, как коллегу, поддерживаете? Задача правового регулирования за счет выделения искусственного прерывания беременности в рамках лицензионных требований задумано государством для улучшения показателей качества безопасности медицинской деятельности и данных статистики. Очень рад, что наша точка зрения, врача и двух юристов, совпадает. Мы будем надеяться, что реальные действия подтвердят наши прогнозы. И последний вопрос нашей видеоконференции, который, опять же связан как с первым, так и со вторым вопросом. А что произойдет, как изменится рынок, если будет введено отдельное лицензирование? Я, к сожалению, не владею информацией, сколько сейчас на омском рынке есть медицинских организаций с лицензией по акушерству и гинекологии. Но как поменяется рынок, как поменяется количество медицинских организаций после того, как будет введено отдельное лицензирование? Конечно же, я адресую этот вопрос Валерию Евгеньевичу Чикишеву, тем более, что я знаю, что Вы не только работаете в родильном доме в государственном здравоохранении, но и в рамках трудовых правоотношений где-то еще совмещаете в частной медицине. Слушаем Вас.

Чикишев В.Е.: Все понял, Алексей Валентинович. Ваш вопрос заставил несколько задуматься. Поскольку я когда-то был Главным гинекологом области, я подумал не только о городе, а еще и сельских районах. Не всегда вопрос даже не в материальной базе может возникнуть, а в качестве специалистов. Потому что на сегодняшний день дефицит кадров – это значительный аспект. Это по разным причинам. Что хочу сказать, что в целом, искусственное прерывание беременности в сроки до 12 недель у нас в городе Омске решено. Это гинекологическая больница скорой медицинской помощи №2. Там каждая женщина, обратившаяся в женскую консультацию, пройдя обследование, может получить стационарную помощь и решить этот вопрос безвозмездно. Кроме этого, на сегодняшний день на рынке широко представлены и услуги частные. В ряде клиник, довольно крупных, производят. То есть если у них есть и стационарные виды помощи, залицензированные, и довольно качественно все это оказывается, вопросов нет. Но предстоящее лицензирование поможет расставить все точки над "И" и привести к консенсусу все моменты.

Панов А.В.: Но рынок поменяется? Кто-то с рынка уйдет? Или все перелицензируются? Ваш прогноз?

Чикишев В.Е.: Молодой неопытный врач может отказать заявлять данный вид деятельности. Второе. Опасно не само производство аборта, почему, наверное, государство и поднимает этот вопрос. Я маленько назад вернусь в историю, экскурс. В восьмидесятые года, когда мы пришли к единым мировым статистическим показателям материнской смертности, у нас включалось, в советском союзе, материнская смертность считалась с 28 недель беременности. Туда не входили криминальные аборты, ни больничные аборты, внематочная беременность. И у нас показатели были выше. Но сегодня, когда мы пришли к мировым показателям, с восьмидесятых годов начали, я помню, что у нас показатель именно смертности от медицинских абортов, по разным причинам, в том числе и септические, внебольничные, криминальные аборты, составлял практически 30% от всей материнской смертности. Это по данным Советского Союза. То есть это большой материал. На сегодняшний день, благодаря доступности контрацепции, противозачаточных средств, гормональных препаратов, ассортимент помощи более широк. Количество абортов уменьшается значительно. Несмотря на то, что, к сожалению, на сегодняшний день до сих пор не решен вопрос, хочу поднять. Раньше я мог прийти в школу, побеседовать и с учителями на предметы половой жизни, и с учениками. Но на сегодняшний день, к сожалению, этот раздел работы, то есть полового воспитания молодежи, упущен. Дальше не буду углубляться в этот вопрос, но это важно.

Панов А.В.: Валерий Евгеньевич, мы уже несколько отошли от темы видеоконференции. Я понимаю Вашу озабоченность, как выходца из советского здравоохранения, на 100% понимаю. Тогда кратко, Вы полагаете, что рынок изменится и слабые участники, неспособные отвечать требованиям, из него уйдут?

Чикишев В.Е.: Я думаю, да, Алексей Валентинович. И лицензирование все равно внесет дополнительный положительный момент. У меня такое убеждение.

Панов А.В.: Наверное, можно сказать, что произойдет некое очищение рынка. Иван Иванович, как Вы считаете?

Давальченко И.И.: Я соглашусь с мнением, однозначно, так как в связке идет. Если мониторинг проводится с целью определения организаций, способных оказывать данную услугу качественно и безопасно, явно, на сегодня как факт. Многие профильные медицинские организации, имея возможность оказывать данную услугу, ее, фактически, не оказывают. Поэтому здесь и в области статистики могут быть затруднения, и как факт, непонятно, где и каким образом данная услуга будет оказываться. Конечно, слабые организации по базе оснащения и неспособные держать уровень качества и безопасности, уйдут с рынка данного вида услуг.

Панов А.В.: Благодарю, Иван Иванович. И в конце я выскажу такую точку зрения, и вы, просьба, ответьте кратко. Я как юрист не исключаю, что в пределах до 9 декабря 2017 года может появиться еще один порядок оказания медицинской помощи по профилю акушерства и гинекологии, но для искусственного прерывания беременности. То есть изменятся правила игры, чтобы таким образом перейти на новый этап лицензирования. Это моя точка зрения. Кратко, Валерий Евгеньевич, считаете, что это возможно? Да-нет.

Чикишев В.Е.: Алексей Валентинович, в принципе, все моменты решены, но наука не стоит на месте. У нас пытаются внедрить европейские критерии качества оказания услуг. У нас очень многие препараты не используются так широко. Но попытки научного сообщества к этому есть. Не исключено, я думаю.

Панов А.В.: Не исключено. Иван Иванович?

Давальченко И.И.: Не исключено, Алексей Валентинович. Так как стремление улучшить работу здравоохранения с каждым периодом, ежемесячно, а может даже еще чаще, появляются нормативные акты. Я с Вами соглашусь полностью. Может измениться.

Панов А.В.: Коллеги, благодарю вас за ваше экспертное мнение, до часа "икс", 9 декабря 2017 года, фактически целый год впереди, и я не исключаю, что, может быть в преддверии этой даты, может быть спустя некоторое время, мы с вами еще раз обсудим этот вопрос, потому что, может быть, будут еще какие-то изменения. Благодарю вас, Иван Иванович, Валерий Евгеньевич за то, что нашли время для участия в видеоконференции Право-мед.ру. До свидания.

Чикишев В.Е.: Всего доброго, Алексей Валентинович. До свидания.

Давальченко И.И.: До cвидания.

Комментарии: