Телемедицина: проект приказа Минздрава России
09.11.2017 05:46 101

Видеоконференция Право-мед.ру № 74 от 9 ноября 2017 года, на котором обсуждался проект приказа Минздрава России «Об утверждении порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий».

Рассмотренный вопрос

  1. Проблемные нормы порядка, затрагивающие права, обязанности, ответственность сторон и их законные интересы. Предложения по их разрешению

Участники

Панов А.В.: Информационный портал Право-мед.ру продолжение видеоконференции ноября 2017 года посвящённые, как всегда, актуальным вопросам медико- правовой направленности. Представляю наших участников: Северная столица, как всегда, представлена Дмитрием Гагановым. Он имеет статус частнопрактикующего юриста и специализируется на ниве медицинской юриспруденции. Дмитрий, приветствую вас!

Гаганов Д.Б.: Алексей, здравствуйте! Здравствуйте, Анжелика! Здравствуйте, уважаемые зрители, слушатели нашей видеоконференции.

Панов А.В.: Фактически Дмитрий уже начал представлять второго участника нашей видеоконференции из столицы России Москвы, это Ремез А.П. . Она управляющий партнер юридической фирмы Ремез и Партнеры. Анжелика, приветствую вас в рамках нашей видеоконференции

Ремез А.П.: Здравствуйте, уважаемые коллеги! Здравствуйте, зрители!

Панов А.В.: Состав установлен, 3 человека. Переходим к теме видеоконференции. А сегодня у нас видеоконференция за номером 74. Обсуждать мы будем “Проект приказа Минздрава России, об утверждении порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий”

Телемедицина: проект приказа Минздрава России. Рис. 1

Небольшая предыстория. Напомню, еще в апреле 2017 года, в рамках нашей группы обсуждали инициативы Яндекса, который ввел свой сервис онлайн консультаций медицинских работников, но почему-то не назвала ее медицинской услугой.

Телемедицина: проект приказа Минздрава России. Рис. 2

Тогда принимал участие и Гаганов Д.Б.

Телемедицина: проект приказа Минздрава России. Рис. 3

Мы пришли к одним, достаточно интересным выводам.

Телемедицина: проект приказа Минздрава России. Рис. 4

После этого через месяц было распоряжение правительства о внесении в Госдуму изменений в Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ законы в рамках применения телемедицинских технологий и в рамках данного обсуждения (Дмитрий и Анжелика не были в числе участников)

Телемедицина: проект приказа Минздрава России. Рис. 5

мы пришли к выводу, что где-то к концу 2017 года должен появиться сам порядок организации телемедицинских технологий.

Согласно Распоряжения Правительства РФ он должен был появиться не позднее 13 ноября 2017 года и, действительно, на сайте опубликования проектов нормативных правовых актов данный проект был размещен.

Телемедицина: проект приказа Минздрава России. Рис. 6

Это его утверждающая часть.

Телемедицина: проект приказа Минздрава России. Рис. 7

Он состоит из трех частей. Первая- общие положения. Вторая часть, когда взаимодействуют между собой медицинские работники в рамках оказания медицинской помощи в экстренной и плановой форме, и взаимодействия медицинских работников с пациентами в рамках консультации либо, когда пациенты будут обвешены медицинскими гаджетами.

Телемедицина: проект приказа Минздрава России. Рис. 8

Задача видеоконференции сегодня выяснить - какие же в данном положении имеются проблемные нормы, которые затрагивают права, обязанности, ответственности сторон и законные интересы. И предложить свои суждения по разрешению этих проблемных норм, если они имеют место быть. Переходим к обсуждению темы нашей видеоконференции.

Телемедицина: проект приказа Минздрава России. Рис. 9

Дмитрий, Вам представляется первым начать обсуждение данного проекта приказа Минздрава России

Гаганов Д.Б.: Чрезвычайно интересный приказ в том, что по мнению одних он переводит медицину вообще на иной уровень, а по мнению других он носит чисто технический характер. Попробуем разобраться.

Вопросы, которые решает данный приказ, утвердивший порядок, точнее порядок, утвержденный приказом. Это документирование информации о проведении консультации пациента, о проведение консилиума с применениями медицинских технологий.

Документирование - это придание статуса документа. А какого документа? Электронного документа, на чём мы остановимся позже, юридическая суть данного порядка. Второе - это хранение информации о проведении телемедицинской консультации, так как есть требования к хранению этой информации. Третье положение, это порядок доступа участников дистанционного взаимодействия к информации.

На чём бы я ещё хотел остановиться: ответственность за принятие решений, имеющих вообще медико-правовое значение, несет лечащий врач, то есть понятие юридически значимое “лечащий врач”- сохраняется. Здесь он тоже ключевая фигура, также как и при оказании классической контактной помощи, ( сейчас мы можем говорить о делении на контактную и дистанционную медицинскую помощь), тоже несёт лечащий врач.

Именно он принимает решение, которое может быть потом оценено уполномоченным на то органом или судом. Итак, я сказал выше, что в результате этого телемедицинского взаимодействия создаются электронные документы. Мы попробуем остановиться на этом поподробнее, поскольку это очень важное понятие. Собственно говоря, сам порядок говорит, как создается этот электронный документ, а что же это такое?

Во-первых, это представление информации в электронном виде, некий объем информации или блог, который обладает двумя свойствами: аутентичность электронного документа и достоверность электронного документа.

Аутентичность гарантирует, что электронный документ идентичен настоящим. Это своеобразная презумпция, предполагается, что электронный документ является таким же как бумажный документ со своими реквизитами. Только реквизиты формируются тут по-особенному.

Достоверность электронного документа – свойство, при котором содержание электронного документа является полным и точным представлением подтверждаемых операций. Здесь, кстати, очень интересный термин относящийся к электронному документообороту это - подтверждаемые операции. А что такое у нас операции, то есть чего касается то порядок? Это оказание медицинской помощи с применением телемедицинской технологии, в соответствии с порядками и на основе стандартов.

Итак, полное точное представление подтверждаемых операций, то есть те которые подтверждаются средствами телемедицины (на этом мы остановимся дальше) и действий фактов, которым можно доверять при последующих операциях. Это очень интересная конструкция. Последующая операция, это может быть перевод электронного документа в бумажный вид, либо взаимодействии одного электронного документа с другим. Но есть понятие - доверие, при последующих операциях. Например, электронная история болезни, добавление к ней запись как раз будет действием, которому можно доверять при последующих операциях. В последующей операции - это просмотр электронной истории болезни.

Вот коротко, такое своеобразное введение. И на чём ещё хотел бы остановиться. Внимательно изучив данный порядок, я обнаружил, что с помощью телемедицинских технологий “диагноз” не ставят! Нет операции постановки диагноза, а есть операция “оценка состояния здоровья”, есть подтверждаемая операция уточнения диагноза и есть операция определения прогноза и определения тактики медицинского обследования и лечения, определение целесообразности переводов в иное медицинское учреждение и определения целесообразности эвакуации в другую медицинскую организацию. Я закончил уважаемые коллеги.

Панов А.В.: Дмитрий обрисовал содержание. Дефиниции используемых терминов. Анжелике мы предоставляем возможность дать свой критический взгляд на данный документ. Что она нашла затрагивающего права закон интересы сторон.

Ремез А.П.: Коллеги, я постараюсь в этом вопросе немного проще выражаться, чтобы понять как работает 242 закон, который внес изменения. Стало понятно, что законодатель вносит свои определенные регулятивные настройки, в том числе он вносит настройки по ответственности и что-то дополнительное. Потому что, так называемые, “телемедицинские” отношения были в теории, так как на сегодняшний день не был реализован ни один ещё.

Так вот, в детальном изучении данных документов могу сказать, что самая главная проблема сейчас только в том, как будут потребители пользоваться всей этой системой. Потому что обязательна идентификация, аутентификация личности пациента. Не все могут сейчас зарегистрироваться на госуслугах (как раз там идет ссылка на этот портал), в силу технических возможностей. Необходимо подтверждение личности человека, то есть самая главная на сегодняшний день сложность, с которой столкнется общественность, именно адаптация системы для населения. Как они смогут быстро принять и настроить ее у себя. Потому что для мобильных телефонов пока нет соответствующего приложения. Скорее всего, во всём остальном, проект приказа вполне неплохой. Он описывает то, что уже существует на сегодняшний день, только добавляет системы подтверждения личности тех людей, которые находятся по сторонам консультации. Итак, основная проблема - это адаптация пациентов.

Панов А.В.: То есть, вы Анжелика полагаете, что данный проект нормативно- правового акта фактически перевел в некое правовое русло имеющиеся отношения, назвав их специальными терминами, о чём Дмитрий уже говорил. Но и вы считаете, что нормативный правовой акт в целом хорош, а как в рамках потребительского использования всё это будет реализовано - не известно.

С другой стороны, я с вами не согласен, у нас проектов, которые работают в рамках телемедицинских технологий по интернету достаточно, то же Яндекс “Здоровье” к этому имеет отношение.

Коллеги, что я нашел в проекте данного нормативного правового акта. Мне всегда казалось, что возложение ответственности на кого-либо должно быть установлено нормативным правовым актом на уровне закона. Не может, какое-либо министерство, или ведомство устанавливать ответственность. Но в проекте в пункте 13, 14 устанавливается - на ком лежит ответственность за медицинское заключение и за принятие решений за использование данного медицинского заключения.

Но мне представляется это абсурдом, как это орган исполнительной власти устанавливает ответственность? Не может быть такого в принципе. Орган исполнительной власти может обозначить действия, либо отклонения от этих действий, которые считаются ненадлежащими, но прописывать в данном документе, на мой взгляд, ответственность, проблематично.

Вторая составляющая - платные телемедицинские услуги, потому что бесплатных, наверное, будет в рамках ОМС очень мало. Всё остальное будет на возмездной основе. А тут возникают потребительские взаимоотношения. Да, говориться о каком-то договоре с существенными условиями, но они не прописаны, не изложены. Значит и стороны правоотношений должны будут как-то самостоятельно к ним приходить. Сомневаюсь, что в голове потребителя эти существенные условия созреют, и чтобы не было злоупотребления с обратной стороны, со стороны оператора, мне представляется, что такие существенные условия должны быть закреплены либо в этом нормативном правовом акте, либо должно быть дополнительно внесены изменение в 1006 постановление, которое утвердило правила оказания платных медицинских услуг. Дмитрий, продолжайте

Гаганов Д.Б.: Данный порядок носит технический характер. Он опосредствует правоотношения, которые уже урегулированы 323 ФЗ постановлением 1006, на которое вы сослались. Опосредованность выявляется в том, что расписан порядок возникновения и реализации электронного документа, на основании которого эти правоотношения фиксируются и закрепляются. Вот, пожалуйста, условия, аутентичность достоверность есть, которые сформированы с применением электронных средств.

А что касается потребителя, во-первых, основное там понятие - это квалифицированная электронная подпись, которую обычный гражданин Российской Федерации может получить на себя. Соответственно, его квалифицированная электронная подпись будет зарегистрирована в базах, которые сопряжены с МФЦ. Соответственно, выходя в телемедицинский эфир он предоставляет свою квалифицированную электронную подпись, тем самым он формирует информацию, которая может быть потом расценена как электронный документ. Вот где акцепт оферты происходит. А дальше всё, что в 323 ФЗ, 1006 постановлении прописано.

Используя же понятие медицинская помощь не говорится медицинское телепомощь или телимедицинская помощь, сохраняется классическая медико-правовая конструкция, но опосредованно. Но при этом в этом порядке есть очень интересное усмотрение потребителя медицинских услуг. Там есть фраза о том, что предпочесть очное или дистанционное взаимодействие (вот этот выбор) лежит именно на пациенте. Вот здесь, как мне кажется, законодатель переложил на плечи обычных людей решать вопрос о полноте информации, которую предоставит второй участник телемедицинской конференции.

Хотел бы сказать на счёт смартфонов. Понятно, что будет особое программное обеспечение, про него написано в этом порядке которое должно пройти особо регистрирующий процедуры и сертифицирующей и должно пройти как медицинское изделие. Соответственно получается, что (но опять же это моё предположение, поскольку на смартфоне можно скачивать программное обеспечение) будут даны списки определенных сайтов, может быть при минздраве какой-либо сайт зарегистрирован, с которого можно это программное обеспечение, прошедшие регистрацию как медицинское изделие скачать и пользоваться со своим смартфоном как раз и выходить, что называется в пространстве телемедицинских конференций.

Жестко закреплен порядок дистанционного взаимодействия, то есть здесь жесткая норма. Это взаимодействие участников посредством аудио либо видеосвязи, передачи электронных сообщений при условии соблюдения требований настоящего порядка, то есть соблюдены требования порядка, которые мы сейчас обсуждаем- да это дистанционное взаимодействие, которое имеет юридическое значение.

То есть то, что я выше говорил об электронных документах, которые приравниваются к юридическим документам, но они соответственно по определению юридической техники содержат в себе юридические факты, порождающие права и обязанности.

Порядок регламентирует применение вот этих телемедицинских технологий по профилям, по заболеваниям, по состояниям или группам заболеваний и группам состояний. В самих порядках не расписаны, отсутствуют абзацы по поводу адаптации к телемедицинским технологиям. У нас получается будет переходный период. Порядков у нас гигантское количество, либо будут прописывать порядок адаптации этих порядков к телемедицинским технологиям, либо будет какой-то общий документ. Иначе могут быть и спорные правоотношения.

Панов А.В.: Анжелика с Вас следующий блок информации

Ремез А.П.: Общее отношение к этому порядку такое, что это далеко не последняя редакция. В следующем году, когда фактически начнут системы действовать, нас ожидаются изменения в этом порядке. Это стопроцентная гарантия, потому что, когда прикладные инструменты появятся, та самая программа, те самые приложения необходимо будет под фактически сложившиеся правоотношения поменять регулирующие акты, которые это описывают и регламентирует. Это абсолютно точно.

Позвольте всё-таки, Алексей Валентинович, я настаиваю на своем мнении, что не одного телемедицинского проекта на сегодняшний день нет. Я смотрю как законодатель смотрит на эту ситуацию, как правовед. Что такое телемедицина? Это вообще понятие, которое появилось у нас только в июле этого года законодательно, до этого оно не существовало. И законодатель четко туда закладывает обязанности идентифицировать личности и записывать это всё в электронную карту. То есть вот какая особенность у нас появилась с момента появления этого закона, и вообще регулирования. Обязанность четко контролировать, кто это с одной стороны и с другой стороны и делать электронно-цифровые записи и всё это соответствующе хранить по сроку хранения медицинской документации (сопутствующие документы должны храниться в течение года).

Порядок это устанавливает. Так вот на сегодняшний день тот же тот же «Яндекс здоровье» не является телемедицинским проектом, потому что он не реализует эти требования законодательства. Я вот как подхожу к этому вопросу. Телемедицина -это проект, который являет собой фиксирование идентичности личности, их установление и дальнейшая обработка и хранения данных соответствующим образом установленным законодательством. На сегодняшний день не один проект этого не делал.

Проект будет меняться. Мой коллега описал его структуру, его составные части. На сегодняшний день он достаточно небольшой, всего 10 листов. Я не могу сказать, что это итоговая версия. У меня есть информация о том, какими способами планируются взаимоотношения между медицинскими организациями.

Было обсуждение на круглом столе, когда проект уже висел на портале, и как раз предлагается, что будет несколько вариантов. Пациенты не будут оформлять электронные цифровые подписи, не будут платить вот этим организациям с лицензией ФСБ на получение ЭЦП на флешке. Скорее всего, они как раз будут проходить многоступенчатый уровень проверки, как на сайте, например, госуслуги.

Планируется сделать этот проще. Со стороны медицинской организации планируется, что врач уже имеет доступ по 152 ФЗ, через свои медицинские информационные системы, которыми он пользуется. Там он уже прописана с правом доступа. Точно также будет оформлен специальный доступ к записи этих карт и электронной подписи его взаимоотношений с пациентом после консультации. Действительно хочу сказать, что коллега прав, диагнозы ставить нельзя по данному порядку, можно только корректировать назначенное лечение, можно проводить консилиумы с другими врачами. Появилась большая возможность и наши врачи смогут устраивать консилиумы не только внутри страны, но и с международным коллегами. Это только первый шаг, который открывает возможности взаимодействия. Сейчас наша система закрыта от внешнего мира из-за отсутствия технических возможностей. Порядок проекта будет меняться, когда появятся все прикладные инструменты.

Панов А.В.: А я продолжу. Прежде всего хочу сказать: «Браво», видимо, правовому управлению Минздрава России. Потому что находящиеся там юристы смогли сформулировать дефиниции тех терминов, которые должны применяться в рамках телемедицинских отношений, то есть они своими суждениями, мыслями на бумагу перевели те правоотношения, которые сейчас существуют.

Могут ли быть эти термины, эти правоотношения, этот нормативный акт идеальными? Анжелика, с вами на 300% согласен. Нет. Это проба пера, как на самом деле будет всё развиваться - тяжело спрогнозировать, но есть костяк. есть проект. В целом, на мой взгляд, видимо и ваш, он носит вполне удовлетворительной основополагающий характер. И в рамках юридической техники соответствие нормативного акта общественным отношениям будут вносить в него изменения. Так как иначе нельзя. Поэтому еще раз правовому управлению Минздрава России громкие аплодисменты.

У Дмитрия чувствуется есть ещё дополнения.

Гаганов Д.Б.: Я думаю что будет соблюдено общее положению 63 ФЗ и вот эта поступенчатая регистрация на сайте госуслуг будет приравниваться к получению этой подписи.

Что такое идентификация (со слов компьютерщиков) в данном случае? Если вы с кем-то разговариваете, то вы по каналу связи посылаете определенный объем информации, так вот идентификация - это хвостик невидимый к этой информации, но который читается устройствами на вашей стороне. Причём устройства на вашей стороне этот сигнал должны воспринять, они должны его дешифровать, причём по особым алгоритмам (этим занимается в ФСТК. Это программное обеспечение сервера в медицинской организации) и скажет “да”. В нашем случае жесткий вариант, “да”, это действительно усиленная электронная подпись, или “да” - это совокупность вот этой поступенчатой регистрации на сайте госуслуг, это действительно, тот человек. Потому что по 63 ФЗ- это информация, которая используется для определения лица, подписавшего документ электронный. Это очень интересно. Хотел бы возвратиться к тому, что я сказал дальше.

То, что вы говорите как пациенты и отвечаете на вопросы врача либо участника консилиума, либо консультанта, в зависимости от разных схем, тоже является электронным документом, подписанным квалифицирующей электронной подписью, либо иным способом об идентификации. И к нему отношение как к документу, то есть здесь идет жесткое протоколирование.

Относительно медицинских организаций. Ну конечно же будет переходный период, будут проверять какое программное обеспечение базовое у медицинской организации, насколько оно лицензировано, насколько оно соответствует требованиям для того, что поверх него написать программное обеспечение по дешифрованию.

Поддержки видеоконференций. Здесь будут проблемы. Как с программным обеспечением (ФСТК, организация серьёзная будет следить за этим)

Как медицинской организации вообще начать эту деятельность? В порядке написано о том, что у медицинская организация должна быть включена в реестр. Вот о чём Алексей Валентинович в вводном слове к сегодняшней видеоконференции упоминал. Это федеральный реестр медицинских организаций в сфере здравоохранения, оказывающих телемедицинскую помощь с применением телемедицинской технологии. Ещё федеральный реестр медицинских работников. Только после регистрации в этих реестрах медицинская организация приобретает право использовать телемедицинские технологии.

Программное обеспечение должно пройти регистрацию в качестве медицинского изделия и соответствовать требованиям хранения, с обеспечением авторизованного доступа.

Если это медицинская организация, то там должно быть сформировано особое положение об авторизованном доступе и соответствующие технические средства, которые обеспечивают этот авторизованный доступ.

В порядке ничего не сказано об использовании средств телеметрии. Это датчики, гаджеты, которые на теле и передают информацию. Я думаю, что это дело ближайшего будущего. Порядок, скорее всего, будет меняться. Возможно по поводу применения телеметрии будет отдельный порядок. Потому что очень много проблем возникает. Это достоверность информации, которая будет сниматься средствами телеметрии, порядок ее передачи по телекоммуникационному каналу. И порядок дешифрования, тут опять же вопрос программного обеспечения, потом продажи этих телеметрических гаджетов.

Панов А.В.: Дмитрий, ваша краткая оценка этого документа: полезный, существенный, закладывающий базис для порядков

Гаганов Д.Б.: Закладывающий базис, потому что основные определения даны, напрямую об электронном документе в нём не сказано, но это подразумевается, то есть нам тут надо и доктринальное толкование подключать. У нас информационное право, закон об информации есть, мы его тоже должны использовать. В этой совокупности вполне может работать. Конечно будут проблемы с внедрения программного обеспечения или с юридическим сопровождением этого внедрения.

Панов А.В.: Понятно. Анжелика, Ваша оценка

Ремез А.П.: Мы, наконец-то, открыли дверь законодательно в те правоотношения, которые до этого как бы существовали, но никак не были урегулированы. Мы, наконец-то, форточку приоткрыли в эти возможности. Это первые шаги к дальнейшему урегулированию всей системы и возможностям разгрузить, например, те же коридоры медицинских организаций, перевести максимально взаимоотношения в иной плоскости.

Позвольте один комментарий. В первую очередь безусловно по этому направлению пойдут частные медицинские организации, в связи с тем, что они более гибкие и пластичные в возможностях подстроиться к требованиям рынка, в частности вложить денежные средства в написание приложений и прочее. Я думаю, что они пойдут впереди, а уже наши бюджетные организации подтянуться позже.

А по поводу самого документа- нужен, важен, фундаментален достаточно, вообще в принципе вот эти изменения 323 закона в дальнейшем будут только развиваться.

Гаганов Д.Б.: Хотел бы добавить уважаемые коллеги, что в России есть опыт. Это называется телемедицина катастроф МЧС. И дистанционные консультации при катастрофах осуществляются. Возможно, что наработки по программному обеспечению, но и по шифрованию - дешифрованию способом предоставления информации, будут взяты оттуда. Эта система работает с начала двухтысячных годов. Возможно, что оттуда возьмут очень многие вещи, скорее всего для бюджета организаций.

Ремез А.П.: Я вспомнила о том, что этот порядок еще позволяет выписывать в электронном виде рецепт на приобретение лекарственных средств. Это тоже значительно облегчает взаимодействие.

Панов А.В.: А теперь у меня блиц вопрос: мы знаем что изменения в 323 федеральный закон вступает с 1 января. Согласно данного проекта данный порядок, тоже начиная действовать с 1 января. Коллеги, дайте ваш экспертный ответ. А у нас с 1 января 2018 года чудо случится? Появятся ли сразу медицинские организации, которые будут работать в рамках данного порядка и Росздравнадзору просто невозможно будет применить санкции за несоблюдение порядков оказания медицинской помощи с использованием медицинских технологий. Анжелика, вы первая отвечаете

Ремез А.П.: Я не жду быстрого появления организации и проектов, в которых будет все исполнено. Предполагаю первые товарищи появятся, возможно, к концу января. А почему я оптимистична? Потому что я знаю проекты, которые уже пишутся.

Панов А.В.: Оценка Дмитрия, что у нас будет с 1 января

Гаганов Д.Б.: Чтобы точно на этот вопрос ответить надо отследить два блока информации: первый - прошли ли сертификацию системы, позволяющие создавать программное обеспечение для телемедицинских технологий - это раз. И второе, появились ли на сайте Минздрава, скажем так список фирм, являющимися владельцами такого программного обеспечения, либо иные организации. Но и три, это - реестр медицинских изделий. Появилось ли там программное обеспечение, которое значит соответствует этому порядку. Только после этого можно говорить о периоде, в течение которого телемедицинские технологии вообще будут внедрены. Кстати, хотел бы на одну маленькую тонкость обратить внимание в этом порядке: место оказания услуги, очень интересно, что к телемедицинской конференции не применяются лицензионные требования о порядке оснащения кабинета, то есть место, где может быть оказана медицинская помощь. Если это контактная медицинская помощь, то действуют правила, которые указаны в требованиях к лицензированию - это требования к оборудованию и самому кабинету. А вот при оказании телемедицинских технологий как раз делается исключение, что не применяется.

Панов А.В.: Ваша оценка, появление на свет с 1 января

Гаганов Д.Б.: Нет, конечно, переходный период будет. Возможно несколько бюджетных учреждений, куда войдут готовые системы МЧС, адаптированные как раз к этим целям. Это так называемые пилотные проекты, которые наверно будут изучать и их опыт дальше будут приносить. Возможно вот такой путь. Потому что сама система, работающая есть, кроме МЧС ещё в военной медицине.

Панов А.В.: Коллеги, продолжу. Несмотря на то, что я в Сибири нахожусь, а не в Москве, я не буду так оптимистичен. Бюрократический механизм регистрации медицинских изделий не быстрый, поэтому на конец января, мой прогноз, появления юридические законных телемедицинских технологий, а ни тех суррогатов, которые существуют сейчас, едва ли возможно. Мой прогноз, где-то наверно, лето 2018 года. С удовольствием признаю, что я не прав, если появится к концу января 2018 года, но с 1 января все суррогаты, которые существуют в интернете должны быть отслежены правоохранительными органами и их нужно поставить на место, потому что всё - правовое регулирование наступило.

Анжелика, Вам последняя ремарка

Ремез А.П.: Я хотела сказать то, что в январе начнется, начнется как раз регулирование тех проектов, которые сейчас представляют себя якобы как телемедицинские. Начнут искать инструменты, чтобы привлекать к ответственности за несоблюдение требований законодательства. А во-вторых, и я согласна с вами коллеги, что действительно отвечающие полностью законодательству проекты в телемедицинской отрасли появятся не раньше лета. Говоря о конце января - появятся пилотные проекты, которые будут тестироваться. В январе мы можем ожидать как раз начало регистрации, потому что сейчас закон еще не действует. Он начнет работать в январе, только после этого начнется подача всех документов в эту длинную бюрократическую машину для регистрации. А в пилотном проекте определенную информацию мы сможем увидеть уже в январе.

Панов А.В.: Последнее слово для Дмитрия.

Гаганов Д.Б.: Благодарю вас коллеги. В теории права, есть понятие “волеизъявления” Где же оно на какой стадии в телемедицинской конференции? Это отправление запроса, принятия запроса выделяется как отдельная стадия, в том числе и от пациента либо его законного представителя тоже есть отправление запроса. Отправляя запрос, проявляет свою волю и согласие на применение телемедицинских технологий, которое не заменяет классических правоотношений у потребителя медицинских услуг. Но, а принятие запроса, это волеизъявление лица, которое в дальнейшем может классифицироваться как лечащий врач. Эти протоколы принятия запроса будут являться юридическими документами.

Панов А.В.: Я поставлю точку на дальнейшем обсуждении. И пессимистическую точку в плане того, что с 1 января 2018 года законно действующих сервисов по применению телемедицинских технологий, еще просто физически быть не может. Уважаемые пациенты, помните об этом. Ну, и конечно же, у нас с вами медицинских юристов в перспективе еще куча тем для обсуждения вопросов телемедицины.

Благодарю вас за участие в видеоконференции.

Комментарии: