Ответственность (уголовная, административная) экспертов при проведении ЭКМП и реэкспертизы
12.01.2024 09:27 310

Видеоконференция Право-мед.ру № 244 (01) от 10 января 2024 года, на которой обсуждались механизмы ответственности экспертов в системе ОМС при ненадлежащей экспертной деятельности.

Участники:

  • Панов Алексей Валентинович, главный редактор информационного портала Право-мед.ру, г. Омск , член АЮР
  • Гаганов Дмитрий Борисович, юрисконсульт Ассоциации организаторов здравоохранения в онкологии г. Санкт-Петербург
  • Степанов Игорь Олегович, врач - невролог, клинический фармаколог, юрист, председатель Ярославской областной общественной организации инвалидов-больных рассеянным склерозом "Гефест", г. Ярославль, член АЮР
  • Васильев Игорь Валерьевич, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения НГМУ, г. Новосибирск, член АЮР
  • Белкин Михаил Афанасьевич, директор ООО "Юридическое предприятие "Центр медицинского права в Республике Крым", член АЮР

А. Панов:Какая сегодня тема видеоконференции? Включаю демонстрацию.

Ответственность (уголовная, административная) экспертов при проведении ЭКМП и реэкспертизы. Рис. 1

Первая, 2024 года и 244-я, с начала работы формата. Еще в декабре 2019 года, 4 года назад, этот вопрос мы обсуждали с коллегами в рамках 138 видеоконференции.

Ответственность (уголовная, административная) экспертов при проведении ЭКМП и реэкспертизы. Рис. 2

Данная же тема видеоконференции инициирована Михаилом Белкиным, который предложил обсудить этот вопрос в рамках профессионального взаимодействия юристов, которые специализируются в сфере медицинской деятельности. Посему первым слово Михаилу Белкину. Раскрыть, почему эта тема привлекала внимание, какие существуют проблемы, ну и дать свои предложения. Республика Крым рулит, пожалуйста, Михаил.

М. Белкин: Спасибо, Алексей. Уважаемые коллеги, все мы знаем, что существует 326-й федеральный закон - закон об обязательном медицинском страховании. В рамках этого закона любой гражданин, получающий медицинскую помощь, независимо от того, государственное лечебное учреждение или частное, имеет право проверить качество оказанной медицинской помощи.

Согласно данному федеральному закону может проводить проверку, экспертизу качества страховая медицинская компания. Сразу напомню всем, особенно слушающим нас зрителям, о том, что у нас двух системная. Вначале с любым пациентом работает страховая медицинская компания, выше стоят территориальные фонды обязательного медицинского страхования и федеральный.

Начнем с того, пациент недоволен качеством оказания медицинской помощи, он может обратиться в свою страховую компанию, где страховая компания, получив его жалобу, проводит проверку качества оказания медицинской помощи. Согласно этому и проводятся экспертизы. Если, скажем так, не устраивает результат этой экспертизы ни лечебное заведение, ни гражданина, он может пойти обжаловать. Это называется реэкспертиза. В территориальном фонде.

Кто же проводит эти все экспертизы? Значит, проводят специалисты, в данном случае, согласно положению, это должен быть специалист не менее 10 лет у него стаж должен быть, высшая врачебная категория, пройти курсы специализации и, самое главное, он должен быть включен в реестр, обращаю внимание, именно в реестр территориального фонда обязательного медицинского страхования.

Мы все знаем, что по результатам экспертизы качества эксперты выставляют коды дефектов, нарушений по-другому, то есть там пишется дефект дробь нарушения.

Не буду касаться кодов дефектов. Скажу так, что к сожалению, исходя из своей практики юридической мы часто сталкиваемся, что результаты, которые мы получаем, вынуждены их обжаловать - проводить реэкспертизу. И бывают сталкиваюсь с чем? Взаимоисключающие результаты! Возникает вопрос, как человек имеющий два образования, я тоже понимаю, что в некоторых экспертизах, ну просто чушь написана, которая отменяется, скажем, территориальным фондом и выставляются другие коды дефектов.

Возникает вопрос, допущен специалист, имеет необходимую квалификацию, его экспертиза качества признается ненадлежащей, изменяются ходы дефектов, скажем так, на усиление, а какую ответственность несет данный эксперт?

Начинаю смотреть 326 федеральный закон, начинаю смотреть положение о порядке проведения, а нигде это не прописано. Получается, что правовая коллизия. Пишу то, что считаю нужным. Может это объективно, может это не объективно. И не несу никакой ответственности. К административной ответственности не привлечь. К уголовной ответственности тоже не привлечь, потому что эксперт при проведении экспертизы не дает подписку за дачу заведомо ложных, составление заведомо ложного документа. То есть возникает: а какого?

Максимально вот то, что я себе вижу, учитывая в трудовых отношениях что данный эксперт находится со страховой компанией или с территориальным фондом в зависимости от вида экспертиз, только трудовая. То его могут уволить или скажем выговор дать.

Опять же фактов таких я не нашел. Вот и возникает вопрос, что у нас пробел есть в законодательстве, что люди, которые дают свои заключения, на которые хочу обратить внимание, основывается и судебное решение, а в судебных решениях очень часто прописано, не несут никакой ответственности.

Я бы хотел выслушать ваше мнение, что вы думаете. Я считаю, что это нужно поправить и внести, возможно, в Кодекс об административных правонарушениях какие-то изменения, касаемые ответственности. Или же в рамках экспертизы качества все же тот, кто назначает эту экспертизу, берет подписку экспертов в рамках 103-107 статьи УК РФ за дачу заведомо ложных заключений. Благодарю за внимание.

А. Панов: Позиция понятна, обоснования тоже. Игорь, продолжайте.

И. Степанов: Уважаемые коллеги, у нас темой видеоконференции является юридическая ответственность административная, уголовная эксперта при проведении экспертизы. Мы прекрасно понимаем, что юридическая ответственность эксперта наступает, когда он входит как субъект в состав правонарушения или преступления, то есть именно как субъект этого правонарушения.

Мы должны на что смотреть? Когда человек проводит экспертизу, он находится в определённых отношениях со страховой медицинской организацией. Это могут быть трудовые, что реже бывает отношения. Почему? Потому что, как правило, работники, штатные работники страховой медицинской организации, это начальники отделов, они больше проводят медико-экономическую экспертизу, так сказать, как раз именно. А эксперты качества медицинской помощи работают, как правило, по гражданско-правовым договорам за оказание услуг. То есть, какое-то время я тоже работал в этой должности, и поэтому именно там прописана гражданско-правовая ответственность по гражданскому договору.

Какую ответственность несёт эксперт? Эксперт должен соблюдать правила этики и деонтологии. Также он несёт уже уголовную ответственность по 137 статье «Случай разглашения врачебной тайны», а также несёт ответственность за те документы, которые он берёт для экспертизы. Вот это касается отношений именно с страховой медицинской организацией.

Но эксперт может быть в том числе участником доследственной проверки. В частности, тогда он несёт ответственность за разглашение тайны, именно следственной тайны, которую производят следователи и дознаватели.

Кроме того, эксперт может быть допущен, как правило, в качестве специалиста к судебному процессу в рамках Уголовно-процессуального кодекса и Гражданского процессуального кодекса в том числе, ну, и кодекса, наверное, в административном судопроизводстве. Поэтому, так сказать, там он уже идёт, свою ответственность имеет за дачу заведомо ложных заключений, по сути дела. Вот эти аспекты присутствуют.

Естественно, что если человек, в общем-то, даёт неправильное заключение, то на него подаёт жалобу, как правило, медицинская организация в страховую медицинскую организацию, в территориальный фонд, и он может быть исключён из реестра экспертов в качестве медицинской помощи с невозможностью дальнейшего включения в этот реестр.

Вот это единственная, по сути дела, основная ответственность, которую несёт эксперт качества медицинской помощи. Привлекать его к административной ответственности за нарушение, тут вопрос, конечно, спорный. То есть это нужно вводить какую-то новую статью, на основании которой его можно было бы привлечь.

Тут ведь не будет умышленное. Если он дает умышленное неправильное заключение, это один вариант. А если у него, по сути дела, какая-то ошибка произошла не вследствие умысла, а добросовестного заблуждения или чего-то другого, привлекать человека к административной ответственности за это, я думаю, что, наверное, это слишком сурово будет.

Достаточно будет, что он будет исключён, как и сейчас, по сути дела, происходит. У нас были такие случаи, что эксперта исключали из реестра экспертов с невозможностью дальнейшего туда попасть. Я думаю, это будет достаточное наказание, если у него были какие-то ошибки. Без ошибок никто не работает. И его наказывать вне рамок гражданского права или как бы из трудовых отношений, я думаю, тут вопрос, не думаю, что его надо так развивать в сторону усиления ответственности именно административной или уголовной в рамках гражданско-правовых, по сути дела, договоров. Спасибо. –

А. Панов: Васильев улыбается, у него своя, видимо, точка зрения на необходимость наказывать экспертов. Игорь, слушаем.

И. Васильев: По моему мнению, как говорил Владимир Высоцкий в роли арапа Петра Великого, наказывать экспертов надо, дабы понимали, каково оно. Потому что именно на основании экспертных заключений потом наказывают медицинские учреждения, это сказывается в том числе и на врачах.

А если серьезно, то на мой взгляд эксперт качества - это что? Да в общем-то это ничего! Потому что экспертиза качества может проводиться как при внутреннем контроле, так и при контроле государственном, так и при контроле ведомственном, так и, как правильно сказал Михаил Белкин, при проведении экспертизы страховыми медорганизациями, фондами обязательного страхования.

На самом деле, в каждом из этих случаев деятельность специальная, она разная. Поэтому, ответственность у всех этих, так называемых экспертов, она тоже разная. Потому что зачастую это порождается нашим любимым 323 законом, где прописывается через запятую: судебно- медицинская экспертиза, экспертиза качества медицинской помощи, экспертиза нетрудоспособности.

На самом деле, ведь мы должны понимать, что если проводится экспертиза в рамках государственного или ведомственного контроля, то здесь эксперт выполняет вполне серьезную задачу. Исследование может быть не экспертное, как таковое, но при этом, при всем он выполняет должностную функцию. И в этом случае, как мы понимаем, эксперт может быть привлечен к ответственности, на мой взгляд, по главе «Преступления против порядка государственного управления». Если мы помним в примечании к статье 285 там прямо говорится «для цели настоящей головы под должностным лицом, понимается лицо, постоянно, временно или по специальному поручению, выполняющему функцию представителя власти, организационного» и так далее.

То есть, на мой взгляд, вот данная функция, когда ему дается поручение провести экспертизу качества является специальным должностным поручением. И в данном случае, если будет выявлено, что эксперт либо получил денежные вознаграждения или иные выгоды имущественного характера, то это будет 290 УК РФ. Это может быть и злоупотребление должностными полномочиями, и превышение должностных полномочий, и служебный подлог. Поэтому на самом деле ответственность у экспертов может быть в этом варианте.

Если же проводится экспертиза в рамках ведомственного контроля, очевидно, скажем, внутреннего контроля, собственно говоря, ответственность у эксперта будет только перед своей совестью и работодателем.

Если экспертиза, вот когда мы говорим об экспертизе страховыми медицинскими организациями, тут вообще более глубокая и детальная беседа. Мы как-то с вами, кстати, Алексей, ребята, разговаривали об этом. Дело в том, что какой там характер ответственности. Ответственность перед страховой медорганизацией возникает на основании многостороннего договора. То есть это что гражданско-правовая или административная ответственность? Причем здесь фонд обязательного медицинского страхования?

Здесь на самом деле проблема она достаточно такая сущностная. Но, на мой взгляд, если проводится экспертиза страховой медорганизации, это просто, скажем так, некое исследование качества одним юридическим лицом перед другим, заказчиком перед исполнителем. В результате это их мнение. Пожалуйста, мы провели внутренний контроль качества, мы не согласны. Поэтому давайте будем спорить, пойдем в суд. В данном случае специально, на мой взгляд, оговаривать ответственности, наверное, не нужно. Честно говоря, вреднее всего множить сущности в праве. Это приводит к его запутанности и в результате к полному бесправию. Вот это мое мнение.

А. Панов: Спасибо, Игорь. Как всегда интересно. А теперь послушаем Дмитрия Гаганова. Дмитрий, пожалуйста.

Д. Гаганов: Благодарю, уважаемые коллеги, за доставленную возможность. Мне кажется, сама экспертиза качества медицинской помощи построена так, что сложно вывести ответственность аналогично ст. 19.26 КоАП ну и 307 УК РФ. Это тот самый признак заведомой ложности. Эксперт, реестровый эксперт качества медицинской помощи, он сравнивает, он не проводит научного исследования.

Методологию перед проведением экспертизы он не формирует. Объект экспертизы тоже не формирует. Он сравнивает данные первичной медицинской документации с требованиями актов, регламентирующих оказание медицинской помощи. Всё. Нет научного исследования. Просто нет.

Что касается гражданско-правовой ответственности которая прописывается в ГПД я на ней останавливаться не буду, потому что из нее административную ответственность и уголовную не вытащить.

Предлагаю сосредоточиться на том, где фиксируются факты, скажем так, нарушений эксперта ЭКМП. В реестре, как правильно сказали, пункт 21 приказа о введении реестров 210-Н.

В реестре формируются факты несоблюдения экспертом порядка проведения экспертизы качества медицинской помощи. Это раз.

Второе. По исключению из реестра. Сам приказ у нас очень странный, потому что исключить из реестра можно прекращение срока действия одного или нескольких документов. Поступление заявления самого эксперта об исключении его из соответственно реестра, сам эксперт должен подать заявление. И его смерть.

Одно как-то не соответствует другому. В реестре приводятся сведение, фиксируется о том, что он не соблюдал порядок проведения экспертизы качества медицинской помощи, а как основание для исключения из реестра в списке не указано.

Что можно сказать по поводу вообще ответственности? С предыдущим докладчиком соглашусь по поводу должностных преступлений. Возможное направление, всячески поддерживаю.

Но материал для привлечения к уголовной ответственности - где он формируется? Закон нам говорит о комиссии, которая рассматривает исключение из реестра. На этой комиссии формируются определенные документы.

Не знаю по поводу полномочии этой комиссии, может ли она усмотреть признаки деликта, административного или уголовного, и, соответственно, направить материалы. Или следователь может запросить документы этой комиссии об исключении из реестра. Но таких случаев я пока не видел.

Еще одно направление. Благодаря Алексею Валентиновичу проводили видеоконференцию по поводу внеплановой ЭКМП по инициативе суда и по инициативе следственных органов. Пункт 35 приказа 231н - возможность проведения внеплановой ЭКМП. Возможно, что здесь будет описан механизм об ответственности реестрового эксперта ЭКМП, но в рамках, не знаю, там, поручения следователя или судебного акта. Вот что я хотел бы сказать.

Статья 19.26 КоАП РФ говорит про экспертизу только при государственном контроле, надзоре и муниципальном контроле. ЭКМП тут просто выметается. Признак заведомой ложности можно ли было статью 307 УКРФ я сказал выше. По сути дела название экспертиза немного даже вводит в заблуждение, поскольку здесь сравнение одного с другим. Научного исследования нет.

В гражданском процессе реестровый эксперт может быть привлечен в качестве специалиста, поясняющего заключения ЭКМП. Я инициировал такое приглашение. Соответственно тут в рамках ответственность в рамках гражданского процесса. Хотел бы закончить на этом.

А. Панов: Благодарю, Дмитрий. Моё продолжение заключается в следующем: коллеги обговорили те проблемы, которые существуют в рамках пробелов ответственности. Я считаю, что рано или поздно к этому регулятор вернется.

Сейчас у нас существует возможность при несогласии с мнением одного эксперта в рамках реэкспертизы привлекать другого, а также в рамках гражданского процесса, арбитражного процесса заявлять ходатайство о назначении судебно-медицинской экспертизы, чем участники судопроизводства пользуются.

За счет этого механизма в конечном итоге можно выйти на объективную истину, что нам позволяет действующее законодательство. Вкратце то, что я хотел сказать.

На этом, коллеги, заканчиваем. Спасибо за обмен мнениями в первой видеоконференции текущего года. Всего доброго, до свидания.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle