Повод для возбуждения уголовного дела о преступлениях в медицинской сфере
08.02.2024 01:10 344

Видеоконференция Право-мед.ру № 250 (07) от 8 февраля 2024 года на которой обсуждалась резолюция о возбуждении уголовного дела в отношении медицинских работников только после проверки обстоятельств профессиональными медицинскими организациями.

Участники:

Текстовая версия

А. Панов: Что мы сегодня с коллегами обсуждаем?

Видеоконференция № 250. Рис. 1

Обращаю внимание на красивую цифру видеоконференции - 250. Напомню, что первая была 13 мая 2016 года. Седьмая в текущем году. Достаточно активно работаем.

В конце ноября в начале декабря в Екатеринбурге проходил Уральский конгресс хирургов и эндоскопистов. Именно это событие явилось поводом для нашего профессионального общения.

Видеоконференция № 250. Рис. 2

Профессионалы в этой сфере приняли резолюцию, подписанную президентом конгресса М.И. Прутковым. В чем суть резолюции?

Видеоконференция № 250. Рис. 3

Тема участия профессиональных некоммерческих организаций не нова. Мы обсуждали эту тему в 2016 году.

Видеоконференция № 250. Рис. 4

В 2019 году.

Видеоконференция № 250. Рис. 5

В 2016 году я выступал по подобной теме по приглашению Врачебной палаты Московской области.

Видеоконференция № 250. Рис. 6

Вопрос, который я вынес на обсуждение коллег.

Видеоконференция № 250. Рис. 7

Поскольку Дмитрий давно у нас не участвовал, ему первому предоставляется возможность дать свои суждения по обозначенной теме и вопросу. Дмитрий, слушаем.

Д. Гаганов: Благодарю за предоставленную возможность. Сразу же хотел ответить на вопрос. Неспособны и не имеют возможности. Почему? Открываем Федеральный закон 323 - ФЗ, статью 76. Внимательно ее читаем и выявляем, что к компетенции относятся вопросы, связанные с профессиональной деятельностью и деятельностью в целях защиты прав. Это вроде бы как-то можно притянуть. Но тем не менее, мы прекрасно знаем, что медицинский работник, когда в отношении него идет проверка информации о деянии, содержащем, возможно, признаки преступного, является просто гражданином. Специальным субъектом он не является. У нас нет статей в Уголовном кодексе, где медицинский работник – специальный субъект.

Соответственно, раз он не спецсубъект, то кто ж тут будет определять общественную опасность его деяний? Некоммерческие профессиональные организации? Они не имеют права этого делать!

Конечно, следователь-дознаватель не имеет права оценивать качество медицинской помощи. Но он прекрасно с этим справляется и выносит постановление следователя о назначении медицинской экспертизы в порядке УПК РФ. При проверке как раз этих материалов.

Часть 2 ст. 76: разработка норм и правил в сфере организации здравоохранения. Не разработка норм уголовного судопроизводства. Не имеют права некоммерческие профессиональные организации этим заниматься.

Что хотелось бы сказать? Сама резолюция, к сожалению, основана на логической ошибке. Это неправильная аналогия. Провели аналогию со статьями 198 – 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации. Это налоговые преступления.

Так вот, если мы внимательно их посмотрим, мы в каждой из этих статей, на которые опирается уважаемые хирурги в своей резолюции, это так называемое приложение о крупном размере.

Дальше мы читаем статью 140 УПК РФ «Поводом для возбуждения уголовного дела об этих налоговых преступлениях служат материалы, которые направлены налоговыми органами». То есть один орган исполнительной власти направил другому органу исполнительной власти в порядке межведомственного взаимодействия.

Профессиональная некоммерческая организация в соответствии со статьей 76 323-ФЗ не является органом исполнительной власти и не может вообще им являться.

Я думаю, что Иван Олегович глубже копнет по поводу процессуальной независимости следователя и дознавателя, процессуальной независимости данной фигуры. Ну и в конце. Врачи не лишены возможности на защиту. Почему?

Адвокат, который защищает хирурга, имеет право приобщать консультационное заключение специалистов, затем в порядке уголовного судопроизводства вызывать специалиста для разъяснений. Вот, пожалуйста, линия защиты. Вот, что я хотел бы сказать.

А. Панов:  Давайте послушаем Ивана в продолжении мнения Дмитрия, которое согласуется, а,  может быть, пойдет вразрез. Иван, пожалуйста.

И. Печерей: Коллеги, я на самом деле хотел обозначить два момента в этой инициативе, принципиально противоположных друг другу.

Начну с первого. А идея здравая! И знаете, почему она здравая? Потому что, действительно, на мой взгляд, деятельность профессионалов в определенной области в части правоприменения, в части правосудия оценивать должны и принимать по крайней мере участие в этом правосудии, в правоприменения, такие же профессионалы из такой же области. По-другому, на мой взгляд, это тупик.

Когда расследует человек, который некомпетентен в этом, пусть даже в рамках судебно-медицинской экспертизы привлекаются такие специалисты это немножко другой институт. Выводы-то делать все равно двум людям. Выводы делать надо следователю, раз, и суду, два.

Если для суда заключение экспертов является полагающим, то для следователя, чтобы сформулировать обвинительную позицию, все-таки нужны еще и собственные знания, собственные умения, которых у следователя, как правило, нет.

Поэтому без помощи профессионалов в оценке деятельности таких же профессионалов не обойтись. Поэтому, с одной стороны, идея очень здравая. Так, наверное, и должно быть.

Но есть и обратная сторона медали. К сожалению, с учетом наших реалий такая реализация данного положения представляется просто невозможной. Мало того, если она реализуется, это будет очень-очень страшно. Я объясню, почему.

Две основные составляющие, даже три причины я выделю.

Причина первая. Сильнейшая коррупционная составляющая. Сильнейшая. То есть с точки зрения именно коррупции мы здесь можем, что называется, пробить дно. Честно могу сказать! Потому что когда в руках именно некоммерческой ассоциации будет возможность решать вопросы о инициации возбуждения уголовного дела либо не инициации - тут очень большой простор для коррупции. Честно!

Второй момент - это отсутствие профессионального сообщества в принципе у нас стране.

А кто будет решать. А вот кто? То есть, честно говоря, непонятно.

Медицинские работники нашей страны, к сожалению, разрозненные. И профессионального сообщества, которое определяет правила игры, которое выступает некоторым регулятором, его нет. Поэтому отдавать эту инициативу практически некому.

Конечно же, можно говорить об ассоциациях конкретных специалистов в конкретных областях, в конкретных профилях. Но их позиция, на самом деле, она очень часто такая инертная, латентная. Пока у нас этот институт саморегулирования  деятельности конкретных ассоциаций  еще недостаточно развит.

Поэтому такую инициативу отдавать, такую возможность принятия такого значимого решения? Нет, наверное, не стоит.

Третий момент, это, конечно же, наше законодательство. Для того, чтобы такую инициативу реализовать, необходимо внести очень много поправок, не только в уголовный закон, но и в другие законы, в том числе и в 323-ФЗ. Достаточно серьезные правки и достаточно серьезная работа. В связи с чем, наверное, тоже она сделана не будет.

Поэтому я думаю, что, с одной стороны, да, можно порассуждать и говорить о том, что, наверное, какие-то здравые мысли здесь есть. Но они, к сожалению или к счастью, как я уже сказал, не могут быть реализованы в силу объективных причин, которые я назвал. Такое мое мнение.

А. Панов: Классно, Иван. Дополнил. Что я думаю по поводу резолюции? Желание есть. Есть ли способности? Я думаю светлые умы в рамках профессиональных некоммерческих организаций тоже есть: и кафедральные, и практикующие, и в регионах, и в Москве. У нас же есть региональные ассоциации, а есть по специальностям.

А вот возможностей я не усматриваю. Почему?

Потому что мнение специалистов нужно структурировать. Для этого необходимо подготовить исследовательскую часть, заключение, какие-то выводы по обстоятельствам оказания медицинской помощи. А всё это требует времени. Где его взять?

Да, можно несколько раз за счёт своих собственных источников времени что-то инициативно сделать. Но переводить это в рамках процессуальных действий, обязанностей? Мне однозначно представляется, что ассоциации это не потянут.

То есть говорить об этом явно преждевременно. Способности есть, возможности нет.

С чем я буду согласен с Дмитрием Гагановым?

Допустим, имеется подследственный член профессиональной некоммерческой ассоциации.

При наличии у него ресурсов, денежных, нет никаких препятствий, чтобы он обратился к профессионалам данной узкой области с запросом о предоставлении консультативного мнения, консультативного заключения. Да, на возмездной основе, потому что это труд исследования медицинской документации и изложения ее в письменном виде.

Оно пройдет на ура, если все доводы будут обоснованы ссылкой на медицинскую документацию, действующее законодательство. Таким образом процедура есть.

И самое последнее. Такое отрицательное, минорное. С Иваном соглашусь. Ассоциации есть, а их силы, их авторитета, их влияние на медицинскую деятельность и тем более на правоотношения, минимально. Можно говорить, что его нет. Вот что я хотел бы дополнить к мнению своих коллег. Коллеги, до свидания, до новых встреч.

Комментарии:

Комментарии для сайта Cackle