Страховые медицинские компании будут работать на других принципах?
29.12.2016 11:40 501

Видеоконференция Право-мед.ру от 27 декабря 2016 года (№25), на которой обсуждался информация от Счетной палаты с критическим анализом деятельности страховых медицинских организаций и позиция ФФОМС и Минздрав России о несогласии с выводами Счетной палаты.

Рассмотренные вопросы

  1. Почему Счетная палата выявляет существенные недостатки в деятельности СМО, а ФФОМС и Минздрав России их не находит? Чьи данные вызывают доверие?
  2. Поддерживаете ли предложение Счетной палаты возложить на ТФОМС функции СМО?
  3. 3. Какие новые принципы работы будут вменены страховым медицинским организациям?

Участники:

  • Панов Алексей Валентинович, главный редактор информационного портала Право-мед.ру, г. Омск
  • Гаганов Дмитрий Борисович, старший юрисконсульт ООО "ЮрБюро", Санкт-Петербург
  • Мохначевский Роман Павлович - начальник отдела правового и кадрового обеспечения, АО СМК «Сахамедстрах». г. Якутск
  • Васильев Игорь Валерьевич, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения НГМУ, г. Новосибирск

Панов А.В.: Информационный портал Право-мед.ру продолжает свои видеоконференции. Я традиционно представляю наших участников. Прежде всего Вы видите Гаганова Дмитрия Борисовича. Он старший юрисконсульт ООО "ЮрБюро" из Санкт-Петербурга. Добрый день Дмитрий.

Гаганов Д.Б.: Здравствуйте, Алексей. Благодарю Вас за приглашение участвовать в данной конференции. Вы в очередной раз поднимаете очень серьезные и животрепещущие темы.

Панов А.В.: Уважаемые коллеги, сообщаю, что еще пока не в рамках трансляции, но уже слышит нас еще один коллега. Это Мохначевский Роман Павлович. Он из Якутии. Начальник отдела правового и кадрового обеспечения, Страховой медицинской Компании «Сахамедстрах». Я его приветствую. Но в виду того, что есть некоторые проблемы с интернетом, его точку зрения мы запишем несколько позднее. Ну и традиционно, я начинаю видеоконференцию: во-первых, озвучиваю название видеоконференции. Оно перед вашими глазами. Мы будем обсуждать, будут ли страховые медицинские организации работать по иным принципам, чем сейчас.

Традиционно обозначаю события, которые привели к теме конференции, и некоторые правовые нормы, которыми я руководствовался. Давайте вернемся на год назад. Начало декабря 2015 года. Президент России Владимир Путин озвучивает следующее. В 2016 году Российское здравоохранение полностью переходит на страховые принципы. Сейчас 27 декабря 2016 года. Исходя из послания президента, наверное, российское здравоохранение уже перешло на страховые принципы. Но какую информацию я нашел. Разиет Натхо (она была депутатом Государственной Думы в прошлом созыве, но сейчас она - активист общероссийского народного фронта) 19 декабря высказала следующее. Смотрим на слайд. К сожалению, страховые принципы не заработали в должном виде. Она считает, что страховые медицинские организации якобы неэффективно используют денежные средства для выполнения поставленных перед ними задач. И эти деньги можно направить на оказание медицинской помощи. Почему-то она ссылается, что медицинское сообщество, эксперты говорят о невысокой компетентности работы страховых организаций. И она предлагает работать в системе ОМС без страховых медицинских организаций. Причём сама система ОМС работать должна.

Что еще. Некоторые извлечения о правовых нормах, регулирующих работу Счетной палаты, потому что в дальнейшем я буду ссылаться на точку зрения Счетной палаты. Счетная палата – есть орган внешнего государственного аудита, контроля, которая решает следующие задачи. Контроль за целевым и эффективным использованием в том числе и бюджета государственных внебюджетных фондов. Счетная палата выявляет недостатки и вырабатывает некие предложения по устранению выявленных недостатков. В частности, совсем недавно на Коллегии Счетной палаты рассматривалась оценка эффективности деятельности страховых медицинских организаций за 2014-2015 годы и за истекший период 2016 года. Что было представлено на данном мероприятии? Какие данные? В частности, изложено следующее. Обратите внимание на слайд. Из бюджета Федерального фонда ОМС тратится 14 миллиардов на содержание территориальных фондов и Федерального фонда ОМС. Еще 25 с половиной миллиарда используются на ведение дел страховыми медицинскими организации. Еще они получают средства за счёт штрафных санкций и экономии средств ОМС. Итого, в 2015 году было истрачено в совокупности на Территориальные фонды и Федеральный фонд страховых компаний 42 миллиарда. Аудитор Счетной палаты считает, что, исходя из представленного отчета данных, примерно 30 с половиной миллиардов рублей использованы были неэффективно. Хотя они могли бы пойти на оплату медицинской помощи медицинским организациям. Но, с точки зрения аудитора Счетной палаты, они пошли на увеличение собственных активов страховых медицинских организаций. И на Коллегии было предложено принять системные меры, из которых вытекает, что территориальные фонды могли бы на себя взять функции страховых медицинских организаций.

В то же время обратимся и к иным нормативным актам. 326 Федеральный закон. Это полномочия Федерального фонда ОМС, который осуществляет контроль за участниками обязательного медицинского страхования, как они используют денежные средства. В том числе проводит проверки и ревизии. Есть Положение о Министерстве здравоохранения. В частности, министр здравоохранения имеет право принять нормативные акты, которые регулируют деятельность Фонда обязательного медицинского страхования. Также министр может организовать, назначить проверки Федерального фонда ОМС. После озвучивания данных Счетной палаты в отношении деятельности страховых медицинских организаций Минздрав (это открытые данные из интернета) озвучил, что он считает выводы Счетной палаты некорректными. В том числе потому, что деятельность страховых медицинских организаций привела к тому, что обратно в систему ОМС было возвращено 67 миллиардов рублей в виде штрафных санкций от контроля качества медицинской помощи. Федеральный фонд ОМС в своем пресс-релизе сказал о том, что он проанализировал деятельность Счетной палаты, и Федеральный фонд считает, что представленные данные не соответствуют действительности. В то же время вице-премьер по социальной политике Ольга Голодец считает, что необходимо создать контроль за качеством медицинских услуг, который сейчас, с ее точки зрения, отсутствует и в ближайшее время принципы работы страховых медицинских организаций будут пересмотрены.

Это моё вступление по теме нашей видеоконференции. А теперь переходим к тем вопросам, которые и были мною озвучены. Почему Счетная палата выявила существенные недостатки в деятельности страховых медицинских организаций, а Федеральный фонд ОМС и Минздрав России их не находит, сомневается, говорит, что основания нет. И второй вопрос: Чьи данные вызывают доверие?

Так как мы в прямом эфире с Дмитрием Гагановым, то, конечно же, вопросы я адресую ему. Дмитрий, готов выслушать Вашу точку зрения по поставленному вопросу.

Гаганов Д.Б.: Благодарю, коллеги. Относительно первого вопроса. Что именно Счетная палата выявляет. По моему мнению, это связано с тем, что Счетная палата является своеобразной зависимой ветвью власти, а некоторые ученые выделяют ее как ветвь власти. И второе - с моей точки зрения, это орган осуществление парламентского контроля. Парламентский контроль у нас зависит от законодательной власти, которая принимает законы. Что касается Министерства здравоохранения и подведомственной ему публичного права, они относятся к органам исполнительной власти. Соответственно, Счетная палата провела свою проверку в рамках административной реформы в направлении реформирования системы здравоохранения. Наш президент, Владимир Владимирович Путин, сказал, что медицина должна стать страховой. Но я хотел бы отметить, что в чистом виде понятие страхование к здоровью неприменимо, потому что у нас есть статья Конституции, которая говорит о праве гражданина на его здоровье. Соответственно, наступление страхового случая, его выявление и выплаты страхового возмещения, в данном случае, должны быть связаны с обеспечением конституционных прав гражданина. Хотел бы обратить внимание, что переход на…

Панов А.В.: Дмитрий, мы сейчас обсуждаем вопросы: почему одна ветвь контроля выявила существенные нарушения, две другие, связанные со средствами ОМС, - не выявили. И чья информация, чьи данные вызывают у Вас больше доверия? Вот об этом мы сейчас говорим.

Гаганов Д.Б.: Вопрос, конечно, скорее политический...

Панов А.В.: Вполне возможно, не спорю.

Гаганов Д.Б.: … и, по моему мнению, связан с борьбой за власть. Потому что у каждой группы влияния обязательно есть структуры, которые обеспечивают их финансами, ресурсами и, так называемыми административными ресурсами. В данном случае мы прослеживаем усиление федеральных целевых программ, которые в дальнейшем будут реализовываться, через территориальный фонд, если Вы говорите о фондах. То есть в какой-то мере это ответвление плановой экономики, но только тут не просто план, а конкретная целевая программа. Как я сказал, будут усиливаться специальные федеральные части обязательного медицинского страхования. И именно с этим связано подобного обнародованные заключения Счетной палаты. Относительно того, к кому доверие больше. У меня странное ощущение, связанное с тем, что ответ со стороны Министерства здравоохранения не совсем полный. Во вступительной части они не анализируют методики, которые были применены относительно Счетной палаты. И никак их не описывают, а просто констатируют. Мне кажется, это подход скорее …, нежели чем научный. В то же время Счетная палата говорит, какими методиками она пользуется для анализа и почему данная ситуация выглядит именно так. Вот что я хотел бы сказать. То есть по поводу уровня доверия, министерство здравоохранения в лице своих специалистов, экспертов не опубликовала те методики, которые они применили для обоснования своих возражений, на каких исследованиях они базируются.

Панов А.В.: Благодарю. Я продолжу. Я не зря озвучил правовые нормы, которые регулируют деятельность Счетной палаты, Федерального фонда ОМС, Министерства здравоохранения. По сути, их функции пересекаются. Но почему-то данные несколько противоположные. Мне представляется, почему Счетная Палата что-то нашла, а Федеральный фонд и Минздрав не нашел. Потому что у Федерального фонда ОМС и Минздрава есть данные, которые свидетельствуют о снижении смертности материнской и младенческой, об увеличении продолжительности жизни, об увеличении числа удовлетворенных качеством медицинской помощи, о постройке перинатальных центров, об увеличении высокотехнологичной медицинской помощи. То есть продолжительность жизни растет, смертность падает. И они считают, что это нормальная деятельность, подтверждающая, что они идут по истинному пути. Счетная палата подходит, видимо, из бухгалтерских данных, исходя из своей компетенции, и из-за этого возникает противоречие, в том числе из-за разных подходов в методологии. А чьи данные вызывают большего доверия? Я полагаю, что истина где-то посередине. Если сложить данные Счетной палаты, Федерального фонда и Минздрава, мы, наверное, тогда получим более объективную картину, в которой нет политической составляющей. Не знаю, согласитесь Вы с моей точкой зрения или нет, но я тоже ее обозначил и обосновал.

Дмитрий, переходим ко второму вопросу. Было предложение Разиет Натхо, от Счетной палаты возложить функции страховых медицинских организаций на территориальные фонды ОМС. Ваша точка зрения? Поддерживаете – не поддерживаете? Но нужно обоснование, в этом ценность видеоконференции.

Гаганов Д.Б.: Как я сказал выше, вопрос скорее больше политический, в том числе и касаемо второго. Мне кажется, что возложение функций страховых медицинских организаций на территориальные фонды связанно именно с контролем в данной области с точки зрения административного инструмента. Специальная федеральная часть системы ОМС должна усиливаться, она связана с финансированием медицинских центров в области высокотехнологической помощи. Соответственно контролировать территориальные фонды будет проще, потому что страховая медицинская организация имеет двойственный статус. Не является юридический Федерального внебюджетного фонда. Это раз. И второе. Как мне кажется, что Счетная палата вводит некоторые методы анализа в данной области, которые могут быть противопоставлены тем методам анализа, которые применяет Министерство здравоохранения. Мне кажется, что будет переходный период, связанный с перелицензированием страховых медицинских организаций. Поскольку было заявлено одним из должностных лиц то, что страховые медицинские организации получают лицензии и выполняют лицензионные требования только на основании финансовых признаков. Тут мы видим дополнительные признаки, относящиеся к поддержанию качества медицинской помощи. То есть дополнительные требования со стороны лицензирующего органа. Возможно, что повторится та ситуация, которую мы наблюдаем с банками, коммерческими кредитными организациями по отношению к ЦБ. То есть своеобразная «зачистка» в данной области. То есть приостановка лицензии, возможно, другие процедуры, связанные с санацией.

Панов А.В.: Давайте теперь вернемся к вопросу. Я правильно понял, что Вы поддерживаете изъятие страховых медицинских организаций в системе ОМС и передачи функций Территориальному фонду? Или я ослышался?

Гаганов Д.Б.: В рамках административной формы, мне кажется, это усиление роли государства в той области, где роль государства должна быть большая. Если сказать коротко.

Панов А.В.: Понял, спасибо. Выскажу свою точку зрения. Я с Вами категорически не согласен. Почему? Нужна конкуренция за страхованного. Появится в рамках региона один финансовый страховой монстр – Территориальный фонд ОМС. Куда податься застрахованному? Как ему выбрать иную страховую организацию? Из Омского Территориального фонда по ОМС перебраться в соседний регион, Территориальный фонд Новосибирской области? Я считаю – это неправильно. То есть с точки зрения конкуренции застрахованного на территории субъекта федерации, я полагаю, должны работать страховые компании, чтобы они осуществляли эти функции. Но это моя точка зрения, и я ее обосновал. Потому что конкуренция – значимый мотив для совершенствования чего-то.

Идем дальше, к тем вопросам, которые я обозначил. Третий вопрос. Ольга Голодец, вице-премьер по социальным вопросам, сказала, что будут иные принципы работы страховых медицинских организаций. Давайте с Вами обсудим, а что подразумевается под этими новыми принципами? С удовольствием выслушаю Вашу точку зрения.

Гаганов Д.Б.: Можно предположить, анализируя ее высказывание. Она обратила внимание, что страховые медицинские организации, по ее мнению, реагируют лишь на обращения. То есть это один системный метод реагирования на отклонения в системе. Если продолжить дальше логическую цепочку, то нет превентивной профилактической упреждающей системы действий. Второе – что нет единых правил, по которым оценивается качество медицинской помощи. И третье – что штрафуют непонятно за что. Осмелюсь предположить, что новые принципы будут именно по этим направлениям. Хотел бы добавить, что принципы также будут вырабатываться на основе анализа деятельности, в том числе, как Вы сказали выше, и путем сравнения заключений со стороны Счетной палаты, их методик, и со стороны министерства здравоохранения. Вот моя точка зрения.

Панов А.В.: Дмитрий, продолжу. Честно говоря, не очень представляю, что это за новые страховые принципы. Теоретически, страховой интерес заключается в том, чтобы граждане застрахованные меньше болели, меньше было расходов на оказание медицинской помощи. Но есть инфекционные заболевания, есть всякие травмы, ДТП, где все равно ты можешь поступиться с здоровьем из-за воздействия инфекционного агента либо какой-то ситуации при управлении автомобилем. Я полагаю, что в конечном итоге принципы перейдут к тому, что будет больше воздействия на страховые медицинские организации. И штрафные санкции, скорее всего, будут более сильными. То есть от того уменьшенного потока денег, которые они получают на ведение деятельности за счет контрольных проверок по качеству медицинской помощи, ручеек у них будет меньше.

А сейчас я вижу, что к нам подсоединился Роман Павлович Мохначевский, представитель «Сахамедстрах», то есть как раз той целевой аудитории, про которую мы и говорим – про страховые медицинские организации. Роман Павлович, Вам предоставляется возможность высказать сразу свою точку зрения по тем вопросам, которые мы поставили. Как видите, у нас с Дмитрием Борисовичем они не совпадают. А Вы что скажете, как работающий в страховой компании?

Мохначевский Р.П.: Именно как представитель страховой медицинской организации, как тот человек, который непосредственно этим занимается, как тот человек, который работает в системе медицинского страхования. Я по первому вопросу, Алексей Валентинович, совершенно согласен с Вами. Считаю, что у нас Счетная палата более прямолинейно оценивает деятельность страховых медорганизаций, считает, что если направили деньги государственные бюджетные, то соответственно должен быть финансовый приход от этих денег. Хотелось бы еще отметить, Алексей Валентинович, что Счетная палата не нашла нарушения, скорее всего, в деятельности медицинских организаций. Она считает, что деньги используются не в той мере, в которой они выделяются. Они считают, что если деньги по медицинскому обязательному страхованию выделяются на оказание и оплату медицинской помощи, то они должны все в полном объеме направляться на эти цели. Посчитали, что какая-то часть денег уходит именно на финансирование деятельности, так называемое ведение дел страховых медорганизаций, и они посчитали, что это якобы какие-то нарушение. Я считаю, что это никак не может быть каким-то нарушением

Панов А.В.: Роман Павлович, нужны суждения по тем вопросам, которые мы поставили. Чьи данные вы считаете достовернее, почему возникло такое противоречие. Вы начали отвечать на этот вопрос. Кратко, пожалуйста.

Мохначевский Р.П.: Хорошо. Достовернее, скорее всего, данные нашего Минздрава, Федерального фонда, так как это непосредственные наши контрольные органы, те надзорные органы. Они также разрабатывают для нас те нормативные документы, на основании которых мы ведем свою деятельность. Мы понимаем, что Счетная палата – это высший контрольный орган, но оценивают они свою деятельность в узком профиле. То есть получается именно с финансовой стороны деятельности предприятий, страховых медорганизаций.

Панов А.В.: Все понятно. Спасибо. Второй вопрос. Как Вы относитесь, если страховые медицинские организации исключат, и будут работать на территориях только территориальные органы ОМС. Я, конечно, ответ представляю, но какова Ваша точка зрения. Обоснование - почему?

Мохначевский Р.П.: Также, Алексей Валентинович, соглашусь. Немаловажную роль играет именно та конкуренция между страховых медорганизаций. У нас получается на территории одной..

Панов А.В.: Сколько на Вашей территории (в Якутии) участников – страховых компаний?

Мохначевский Р.П.: В Якутии на данный момент у нас две организации, которые непосредственно осуществляют свою деятельность…

Панов А.В.: А что Вы можете еще привести в защиту наличия страховых медицинских организаций в системе ОМС?

Мохначевский Р.П.: Сейчас перед страховыми медицинскими организациями стоят достаточно большие задачи, которые невозможно будет решить силами только территориальных фондов обязательного медицинского страхования. Также я считаю, что страховые медорганизации - это некий буфер. Всю негативную реакцию со стороны медорганизации населения принимают именно страховые медорганизации, которые, как подушка, между Территориальным фондом и медорганизацией и со всеми застрахованными лицами. Весь негатив, который идет в адрес системы медицинского здравоохранения, в первую очередь воспринимаем мы, первые принимаем на себя удар.

Панов А.В.: Роман Павлович, я опять на правах модератора перебиваю. Я уловил Вашу точку зрения. Сейчас у нас будут страховые представители, вернее, фактически уже есть первого, второго, третьего уровня. И когда это все, простите за выражение, «замутили» в законодательном поле, разгонять страховые медицинские организации нецелесообразно. Они еще не попробовали себя в этой стезе.

Мохначевский Р.П.: Совершенно согласен с Вами.

Панов А.В.: А мы сейчас еще у Дмитрия Борисовича спросим. Как Вы считаете, Дмитрий Борисович, этот аргумент - он важный для того, чтобы не избавиться сейчас от работы страховых медицинских организаций в ближайшее время? Нужно ли попробовать то, что государство запланировало в качестве работы страховых представителей?

Гаганов Д.Б.: Я сказал выше, что будет переход. Так что он как раз и есть. Что касается конкуренции, о которой Вы сказали выше. Мне кажется, что охрана здоровья – это некоммерческое направление. И в чистом виде понятие оторвано от сделки, связанной с большим риском. Поэтому отчасти государство в данном направлении. Мне кажется, что система обязательного медицинского страхования, - явный тому показателем.

Панов А.В.: Спасибо. Понятно. Идем дальше к Роману Павловичу, раз он присоединился. Голодец Ольга сказала о новых страховых принципах, но всё-таки Вы больше в теме, раз в страховой компании работаете. Что это за новые страховые принципы, которых раньше не было. Может быть поделитесь инсайдом.

Мохначевский Р.П.: Честно говоря, я тоже сейчас плохо представляю, о каких новых принципах идет речь. Конечно, нам поставили задачу, что больше надо будет работать именно над контролем за качеством оказания медицинской помощи. Как получается в этой деятельности, так и мы эту деятельность осуществляем в той полной мере, в тех полномочиях, которые нам даны законом. Возможно со стороны Правительства либо Минздрава будут данные какие-то новые широкие полномочия. Но я уже даже не знаю, что больше мы можем еще проверять у этих организаций. Итак медицинские организации к нам очень негативно относятся, считая, что мы только приходим мы штрафуем. И хотел немного Дмитрия Борисовича чуть-чуть подправить в части того, что именно контроль за качеством оказания медицинской помощи - это некоммерческое направление, так как у нас получается, за деятельностью медицинской организации есть контроль государственных органов, того же Минздрава нашего субъекта, Минздрава Федерального. Есть еще Росздравнадзор, который также осуществляет контроль. Но у них контроль более ведомственный. Сами понимаете, что если мы находим какое-то нарушение со стороны медицинской организации, за этим немедленно следуют финансовые санкции с нашей стороны, которые нашу медицинскую организацию более подстегивает, потому что недополучает денег за счет этих штрафов.

Панов А.В.: Роман Павлович, понятна точка зрения. Коллеги, у меня родился в голове один вопрос, который в тему видеоконференции не ходил, но предлагаю его обсудить. После этого мы закончим. Согласно Конституции у нас защита прав и интересов - это обязанность государства. Для этого есть государственные органы. В системе ОМС, получается, защитой интересов застрахованных - граждан занимаются страховые медицинские организации. Это не госорган, это частная форма собственности, которой дали эту функцию: защищать права и интересы застрахованных. Дмитрий Борисович, Роман Павлович, а нет ли здесь противоречия с Конституцией. Дмитрий Борисович, Вам первому слово.

Гаганов Д.Б.: Нет, противоречия нет, потому что у нас есть ФОМС и территориальные органы медицинского страхования. Они подчиняются бюджетному кодексу и являются частью государства. И по поводу делегирования полномочий по защите прав, я с Вами согласен, как было в руках органов исполнительной и законодательной власти, так и остается. ОМС не относятся к органам власти.

Панов А.В.: Благодарю. Роман Павлович…

Гаганов Д.Б.: Лицензирование, разрешительные документы…

Панов А.В.: Я говорю о функции по защите прав интересов застрахованных. Вы свою точку зрения сказали. Я сейчас хочу услышать Романа Павловича.

Мохначевский Р.П.: Я согласен с Дмитрием Борисовичем. Тут как такового противоречия с Конституцией нет. Мы по закону исполняем отдельные государственные функции, и вся наша деятельность регламентирована. Например, законодательством те же обращения граждан, которые у нас есть, мы рассматриваем в порядке закона. У нас вся деятельность регламентирована, и вся деятельность прозрачная. И нас проверяют.

Панов А.В.: Я не спорю, что Вас проверяют. Ваша точка зрения - что противоречия нет. Коллеги, на этом мы заканчиваем. Благодарю вас за вашу точку зрения и прежде всего за ее аргументацию. Потому что ценность видеоконференции – не просто в предоставлении суждения, а в ее обосновании. Надеюсь, что в дальнейшем мы будем такого подхода придерживаются. Дмитрий Борисович, Роман Павлович, до свидания.

Мохначевский Р.П.: До свидания. Спасибо.

Гаганов Д.Б.: Всего доброго. Спасибо за внимание.

Уважаемые участники видеоконференции, как я и говорил ранее, у нас будут еще включения иных участников, которые не смогли по тем или иным причинам непосредственно участвовать в видеоконференции. Я с удовольствием представляю Игоря Васильева, доцента кафедры общественного здоровья и здравоохранения Новосибирского государственного медицинского университета. Игорь, рад видеть. Добрый день.

Васильев И.В.: Добрый день, Алексей.

Панов А.В.: Я уверен на 100 процентов, что тему видеоконференции Вы изучали. Вопросы, которые я обозначил, - Вы тоже с ними знакомы, как и с моими материалами видеоконференции. Я предоставляю Вам возможность высказать свои суждения, свою точку зрения по поставленным вопросам. Она у вас всегда оригинальна, обоснована. Слушаю.

Васильев И.В.: Хорошо, я попытаюсь. Когда я смотрел материалы видеоконференции (честно сказать, Вы подборку подготовили очень интересную и очень оригинальную). Что касается итогов работы Счетной палаты. На самом деле это профессиональный проверяющий у нас орган в стране по своему определению - Счетная палата. Поэтому не доверять ее данным у меня нет оснований. Тем более, что возглавляет Счетную палату человек, который в предыдущем возглавлял Министерство здравоохранения Российской Федерации. Она должна быть а курсе абсолютно всего, что происходит в медицине. Более того, после того как я почитал полемику Минздрава и Фонда обязательного медицинского страхования, у меня волосы зашевелились на голове. Дело в том, как показывают данные, которые мы исследовали, Счетная палата нашла порядка 37 миллиардов денег, которые были израсходованы, как они пишут, на посреднические услуги, то есть на деятельность самого Фонда и страховых медицинских организаций.

Панов А.В.: Я уточню. Около 30 миллиардов.

Васильев И.В.: До 30 с небольшим миллиардов, по данным Счетной палаты.. В результате Министерство здравоохранения начинает защищать Фонд обязательного медицинского страхования и приводит какие-то сумасшедшие экономические вычисления, в результате которых оказывается, что на столько полезно работает Фонд обязательного медицинского страхования, что он за год еще умудрился принести в Фонд обязательного страхования 67 миллиардов рублей. То есть фактически эти деньги взяты у учреждений, подведомственных Минздраву. Если суммировать 30 с половиной миллиардов и 67 миллиардов, которые Фонд по результатам, по итогам проверки сэкономил, там отщипнут себе денег премиальных. В результате получается, что он наше здравоохранение, в том числе и подведомственные Министерству здравоохранения Российской Федерации недополучила сто миллиардов рублей. Понимание, какое финансирование сейчас идет на медицину, понимая, как работают врачи, какие деньги и так далее. На мой взгляд, это колоссальное вредительство. И более всего удивляет, что Министерство здравоохранения отчитывается об этом как о победе. А на самом деле то, что у него из кармана вытащили эти деньги. Возникла ситуация, когда Фонд обязательного медицинского страхования у нас превратился в административную организацию, наделенную определенными непонятными, с правовой точки зрения, полномочиями штрафовать медицинские организации.

Панов А.В.: Игорь, я перебиваю. Мы пошли в некую иную стезю. Она, конечно, интересна. По первому вопросу кратко. Чьи данные у Вас более вызывает доверие. Почему Счетная палата нашла, а Минздрав, Федеральный фонд – не нашли недостатков.

Васильев И.В.: На мой взгляд, Счетная палата нашла всё правильно, хотя сверять у меня нет никаких возможностей. Там виднее, там самая высокая квалификация проверяющих, там люди -экономисты. По определению, Счетная палата - это орган, вызывающий самое серьезное доверие. И пресс-служба Минздрава и ФОМСа против данных Счетной палаты - как-то не воодушевляет. Более того, те самые аргументы, которые приводит Минздрав в оправдание деятельности Фонда, подчеркивают, что Фонд ведет себя крайне разрушительно по отношению к модели здравоохранения. Минздрав - это учреждение, у него нет функции зарабатывания денег он не может деньги зарабатывать, экономить. Его задача - чтобы здоровье населения росло, чтобы людям больным помогали. А когда выявляется, что 100 миллиардов рублей в год ушли не на эти цели, а были сэкономлены или потрачены на посреднические услуги, то это вызывает очень большие вопросы.

Панов А.В.: Игорь, понятно. Идем дальше. Как Вы относитесь к предложению исключить страховые медицинские организации из системы ОМС и передать функции территориальным фондам?

Васильев И.В.: В этой связи у меня бы было более радикальное предложение: либо надо убрать Министерство Здравоохранения Российской Федерации и оставить страховую систему здравоохранения, либо убрать страховую систему здравоохранения и оставить Министерство здравоохранения Российской Федерации. Потому что на сегодняшний день, исходя из той же самой картины, которую мы с Вами рассматриваем, фактически, Министерство здравоохранения и Фонд обязательного страхования сплелись, как пара змей, обнявшись крепче друг к другу, друзей. У нас получается, что это единые органы, которые работают в унисон, дублируя функции один другого. Это очень сложная реформа. От этого будет зависеть всё будущее нашего здравоохранения. В тех условиях, когда нефтяные доллары у нас перестали приходить в страну , необходимо оптимизировать, прежде всего, структуру управления нашего здравоохранения. Потому что на сегодняшний день оптимизация самого здравоохранения уже дошла до того, что врачи работают, порой обслуживая по 8 по 10 участков. Поэтому я думаю, что должны будут произведены какие-то серьезные сокращения. Нам необходимо принять какую-то модель: либо страховую, либо это управленческая административная модель Минздрава

Панов А.В.: То есть Вы склоняетесь, что пока не готовы сказать, оставить страховые медицинские организации или изъять.

Васильев И.В.: Это очень серьезный вопрос, и на него так просто я бы не рискнул ответить.

Панов А.В.: Я Вас понял, это тоже позиция, согласен.

Васильев И.В.: И другое дело, что мы не тянем и Минздрав, и страховую систему вместе. Они ни к чему. Потому что в Соединенных Штатах Америки нет Минздрава. У них все страховые компании и страховые организации работают. Если мы берем другие модели, там есть Министерство здравоохранения, та же самое Советская старая модель, то там нет Фонда обязательного медицинского страхования. Когда мы дублируем и то, и другое, то в результате мы получаем чрезвычайно высокую административную нагрузку на всю сферу здравоохранения, которую мы не тянем.

Панов А.В.: Идем дальше. Ольга Голодец, вице-премьер по социальным вопросам сказала, что будут внедряться новые принципы в отношении страховых медицинских организаций. Дайте прогноз, что они из себя будут представлять, если сможете.

Васильев И.В.: В нашей ситуации прогнозы давать – это дело очень сложное и дело неблагодарное, потому что, скорее всего, не попадешь. Но, исходя из самого текста выступления Ольги Голодец, там написано, что вся реформа будет заключаться в том, что будет увеличиваться контрольные административные регламенты, процедуры. Предполагается увеличение количества проверок, каких-то показателей и так далее. То есть, фактически, будет дальнейшее усиление административной нагрузки на медицинский бизнес на медицину в целом. Общий вектор, исходя из этого подхода, вырисовываться такой. Насколько это хорошо? На сегодняшний день необходимы какие-то искать новые шаги. Эти завинчивания гаек уже, наверное, ничего не дадут. Потому что на сегодняшний день, я подозреваю, что во врачи люди будут идти сейчас с меньшей и меньшей охотой. Всевозможные фонды обязательного страхования приходят, штрафуют. Сейчас новую административную ответственность пытаются вводить. Возникает такая ситуация, что врач, который и так получает не такие большие деньги (хотя говорят, там 40 тысяч - средняя зарплата по отрасли, а скоро будет еще больше) но фактически это за работу на 2 ставки.

Панов А.В.: Понятно. Эти Ваши мысли я уже слышал. Я правильно понял, что Ваши принципы предполагают, как, в принципе, я предполагаю, что будут закручены гайки в отношении страховых медицинских организаций, видимо? А те по команде воздействуют на медицинские организации?

Васильев И.В.: Исходя из общего посыла, скорее всего, такая ситуация и будет происходить. То, что будут убраны страховые медицинские организации, и все уйдет в Фонд обязательного страхования медицинского. Я не вижу в этом больших печалей, за исключением того, что у кого-то бизнес рухнет, который выстраивался годами - бизнес на обязательном медицинском страховании,

Панов А.В.: Но бизнес все равно когда-то, рано или поздно бывает падает.

Васильев И.В.: На ОСАГО переквалифицируются.

Панов А.В.: Спасибо, Игорь, за Вашу точку зрения. я думаю, что рано или поздно мы она страховых принципах узнаем. Ну и потом уже совместными усилиями их обязательно обсудим и выясним, оказались ли верными наши прогнозы. Благодарю Вас за то, что нашли время пообщаться со мной. Рад был общению. До свидания.

Васильев И.В.: До свидания, Алексей. Спасибо.

Комментарии: