Номенклатура медицинских услуг обязательна для применения?
22.03.2017 08:26 1332

Видеоконференция Право-мед.ру от 21 марта 2017 года, на которой обсуждались нормативно - правовое регулирование обозначения наименований платных медицинских услуг

Рассмотренные вопросы

  1. Назначение номенклатуры медицинских услуг
  2. Обязательна ли Номенклатура для использования при оказании платных медицинских услуг?
  3. Контроль за применением и меры юридической ответственности за несоответствия названия оказываемой услуги требованиям приказа Минздравсоцразвития России от 27.12.2011 N 1664н?

Участники

  • Панов Алексей Валентинович, главный редактор информационного портала Право-мед.ру, г. Омск
  • Давальченко Иван Иванович, начальник юридического отдела БУЗОО "Родильный дом №2" , г. Омск
  • Печерей Иван Олегович, доцент кафедры судебной медицины и медицинского права МГМСУ им. И. А. Евдокимова, г. Москва
  • Васильев Игорь Валерьевич, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения НГМУ, г. Новосибирск

Панов А.В.: Информационный портал «Право-мед.ру» продолжает видеоконференции марта 2017 года.

Традиционно начинаю с представления наших участников. Город Москву представляет Иван Олегович Печерей, доцент кафедры судебной медицины и медицинского права Московского государственного медико-стоматологического университета имени Евдокимова. Добрый день, Иван!

Печерей И.О.: Добрый день!

Панов А.В.: Тезка Ивана Иван Давальченко из города Омск, руководитель юридического отдела бюджетного учреждения здравоохранения «Родильный дом №2». Иван, приветствую вас также!

Давальченко И.И.: Добрый день!

Панов А.В.: Наш следующий участник из соседнего Омской области города Новосибирска Игорь Васильев - доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения Новосибирского государственного медицинского университета. Игорь, приветствую вас также!

Васильев И.В.: Здравствуйте, коллеги!

Панов А.В.: Уважаемые коллеги, представляю тему видеконференции. Мы будем рассматривать вопрос номенклатуры медицинских услуг, её роль в формировании рыночных отношений.

Традиционно представляю правовые нормы, судебную практику, которые регулируют те вопросы, которые мы будем рассматривать на конференции.

Для начала освежим в памяти правовые нормы 323 Федерального закона статья 14, которая устанавливает полномочия федеральных органов государственной власти в сфере охраны здоровья. Вы прекрасно знаете, что таким органом в настоящее время является Минздрав России. Так вот, согласно данной статье, к полномочиям Минздрава относится утверждение номенклатур, в том числе номенклатуры медицинских услуг (на слайде выделено жирным шрифтом).

Понятие «номенклатура медицинских услуг» тесно связано с таким понятием, как «стандарты медицинской помощи». В статье 37 говорится о том, что стандарт разрабатывается на основании номенклатуры медицинских услуг и включает в себя усреднённые показатели частоты предоставления и кратности применения собственно медицинских услуг.

Отправной точкой для номенклатуры явился приказ Минздравсоцразвития России 2011 года №1664н «Об утверждении номенклатуры медицинских услуг». Он классифицирует медицинские услуги. Я углубляться в классификацию не буду, сделаю лишь простое обозначение. В данной классификации номенклатуры есть услуги по классу А, которые представляют собой отдельные виды медицинских вмешательств, имеющих законченное самостоятельное значение. И класс В, когда речь идёт о комплексе медицинских вмешательств, также имеющих самостоятельное значение.

В 1006 Постановлении пункт 10 (а мы рассматриваем платные медицинские услуги) есть отсылка к стандартам медицинской помощи. Этот пункт говорит о том, что платные медицинские услуги оказываются либо в полном объёме стандартной медицинской помощи, либо по просьбе потребителя в виде отдельных консультаций или медицинских вмешательств, либо в расширенном объёме сверх стандарта.

Давайте обратимся к стандарту медицинской помощи. Я взял такое достаточно распространённое заболевание среди мужчин как хронический простатит. Услуги по диагностике и лечению этого заболевания широко представлены на рынке платных медицинских услуг.

Но сначала выясним содержание приказа, который установил стандарт первичной медико-санитарной помощи при хроническом простатите. Итак, в нём говорится, что при медицинских мероприятиях для диагностики заболевания применяются: приём, осмотр, консультация врача - специалиста. Обратите внимание, на слайде с левой стороны указан код медицинской услуги согласно номенклатуре приказа 1664н. В медицинские мероприятия также входят микроскопическое исследование осадка секрета простаты и остальные необходимые медицинские исследования, которые также идут по коду из номенклатуры. Кроме того, применяются инструментальные методы исследования (они указаны на слайде) и слева код из номенклатуры.

После того, как произведена диагностика, начинаются медицинские услуги для лечения заболевания и контроля над лечением. Смотрим на слайд: приём врача-уролога или осмотр, консультация, но как повторная. С левой стороны код медицинской услуги. Применяются также инструментальные методы исследования и немедикаментозные методы профилактики, в том числе секрета простаты.

Таким образом, в стандарт медицинской помощи включает в себя код услуги и наименование медицинской услуги согласно приказу №775н.

Теперь обратимся к интернету. Я взял сайты неких частных медицинских организаций, которые оказывают услуги по лечению простатита, и условно их назвал «Клиника 1» и «Клиника 2».

Итак, смотрим на слайд. Клиника 1 предлагает в рамках первичной диагностики те услуги, которые указаны. Часть из них соответствует номенклатуре, и мы видим, что при записи онлайн стоимость 750 рублей. Имеется ещё и расширенный прайс, когда медицинские услуги направлены на лечение: некие медицинские вмешательства посредством того и за те деньги, что указаны в прайсе Клиники 1.

Берём Клинику 2. В прайсе указано: некая консультация врача-уролога 600 рублей, массаж предстательной железы 1 процедура и лечение на каких-то аппаратах, т.е. оказание медицинских услуг по лечению.

Таким образом, что мы имеем? Есть Клиника 1(на слайде с левой стороны) с пятью некими услугами стоимостью 750 рублей и есть Клиника 2, где консультация врача-уролога высшей категории обходится в 600 рублей. Как потребителю соотнести эти услуги от Клиники 1 и Клиники 2, в то время как они, на мой взгляд, не совсем соответствуют номенклатуре медицинских услуг?

Теперь медицинские услуги по лечению заболевания. На слайде с левой стороны название медицинских услуг и их стоимость в Клинике 1, с правой стороны название медицинских вмешательств и стоимость в Клинике 2. Если брать номенклатуру услуг, то именно таких названий услуг в номенклатуре нет. Это определённое нормотворчество Клиники 1 и Клиники 2.

Поскольку есть правовые нормы, то их толкует суд, он наделён данным правом в соответствии с законодательством. Поэтому давайте с вами выясним, что говорит правоприменительная практика по использованию номенклатуры.

Дело февраля 2016 года в Арбитражном суде республики Татарстан. Речь идёт о том, что некая клиника «Эстетика Клиник» оспаривала наложение штрафа в рамках административной ответственности со стороны Роспотребнадзора по части 1 статьи 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Что было в материалах дела? В материалах дела констатировано, что данная медицинская организация нарушила требования законодательства в сфере защиты прав потребителей (т.е. не было соответствия установленным нормативным правовым актам), а именно: в прейскуранте цен на услуги наименования медицинских услуг (массаж спины классический, прессотерапия ног, дезинкрустация, безинъекционная мезотерапия, программа «увлажнение») отсутствуют в номенклатуре медицинских услуг согласно приказу 1664н. Это является нарушением номенклатуры медицинских услуг.

Суд посчитал, что нужно переквалифицировать действия Роспотребнадзора с ч .1 ст.14.4 на ч.1 ст.14.8 (нарушение иных прав потребителей, в ч.1 речь идёт о нарушении прав потребителей о получении необходимой и достоверной информации об оказываемой услуге и предусматривается штраф до 10000 рублей).

Факт нарушения установлен материалами дела. Поэтому Арбитражный суд республики Татарстан решил изменить квалификацию нарушения «Эстетик Клиник» с одной статьи на другую и назначил штраф в размере 10000 рублей. Т.е. мы имеем факт несоблюдения требований по названию сообразно требованию номенклатуры услуг.

Ещё одно решение оттуда же, но уже текущего 2017 года. Речь идёт уже об учреждении здравоохранения «Городская детская больница №1». Она также оспаривала постановление о привлечении к административной ответственности управления Роспотребнадзора.

Что было установлено Роспотребнадзором? В рамках плановой проверки не было представлено в наглядной и доступной форме информации об оказываемых услугах. Смотрим на слайд. В прейскуранте данной клиники наименования услуг не отвечали требованиям номенклатуры, которая установления приказом Минздрава России №1664н, а именно: фотомагнитотерапия ФМС, ультразвуковое исследование тазобедренного сустава, осмотическая резистентность эритроцитов, СОЭ и т.п.- они не соответствуют наименованию медицинских услуг в номенклатуре. Объективной стороной данного правонарушения является нарушение прав потребителей на получение необходимой и достоверной информации об услуге. Данный факт подтверждается прейскурантом медицинских услуг, фотографиями. Поэтому суд в удовлетворении жалобы отказал.

Ещё пример из Татарстана. Речь об оспаривании некоей организацией «Клиника эстетической медицины Мелисса» факта привлечения к административной ответственности со стороны территориального органа Роспотребнадзора по ст.14.4 Кодекса российской федерации об административных правонарушениях.

Что интересного в решении этого суда? Суд констатирует: приказом 1664н утверждён перечень наименований медицинских услуг, и, обратите внимание, выделено жирным шрифтом, – приведённый в приказе перечень является закрытым и расширенному толкованию не подлежит.

Декабрьское решение суда Московской области 2016 года. ООО «Центр долголетие» занималась медицинской деятельностью. И в нём оказывал медицинскую помощь некий Сун Цзятянь, который был указан в «Центре долголетие» как врач-консультант, а у него была услуга – приём профессора традиционной китайской медицины. Суд установил, что в нарушение номенклатуры медицинских услуг согласно приказу 1664н такая услуга, как приём врача-консультанта, отсутствует, и удовлетворил требования Росздравнадзора по московской области о привлечении «Центра долголетие» по ч.4 ст.14.1 КоАП РФ с наложением штрафа в размере 50000 рублей. Обратите внимание, здесь речь шла уже не о Роспотребнадзоре, а об органе Росздравнадзора, проблема была в нарушении лицензионных требований. За это и была вменена административная ответственность.

Я заканчиваю краткий экскурс по правовым нормам и правоприменительной практике, которые имеют отношение к вопросу о номенклатуре медицинских услуг. И мы переходим к обсуждению поставленных вопросов.

И первый вопрос: назначение номенклатуры медицинских услуг. Я предоставляю первое слово Ивану Олеговичу Печерею. Иван, нужна ли вообще эта номенклатура? Может быть это пустое место?

Печерей И.О.: Действительно, интересный вопрос. Исходя из общей теории права, можно говорить (и говорят теоретики, и цивилисты воинствующие) о том, что не все вопросы необходимо урегулировать. И право, выступая координатором общественных отношений, не является инструментом, с помощью которого можно урегулировать всё. И для меня, честно говоря, не совсем очевиден вопрос необходимости номенклатуры медицинских услуг. Но с другой стороны, если посмотреть историю вопроса, для чего она разрабатывалась, то можно несколько здравых мыслей в этом и найти. В частности, ещё начиная с 2004 года, когда академиком Стародубовым была предложена первая номенклатура, там чётко указывалось, что её необходимость была в формировании единого подхода в создании прейскуранта медицинских услуг, некая систематизация, и обеспечение единой оценки экономических характеристик медицинской услуги. Т.е. с точки зрения систематизации создание номенклатуры является верным решением. Но, с другой стороны, сама по себе любая номенклатура ограничивает медицинскую организацию, например, при формировании пакета услуг, который предоставляется населению. И вот тут я вижу некий диссонанс.

Поэтому не могу сказать однозначно, что номенклатура медицинских услуг необходима. Такое моё мнение.

Панов А.В.: Нормальное мнение, главное – с обоснованием.

А теперь давайте послушаем Ивана Ивановича.

Давальченко И.И.: Моя позиция по данному вопросу такова: Федеральный закон «Об основах охраны здоровья» предусматривает обязанность отраслевых государственных органов осуществить определённые мероприятия, т.е. определить виды оказания услуг. Я так полагаю, что в целом задача состоит, тут я целиком и полностью разделяю точку зрения Ивана Олеговича, в необходимости систематизировать и контролировать те виды медицинских услуг, которые осуществляются и охраняются данным законом. Это кратенько.

Панов А.В.: Более объемно выскажется, видимо, Игорь. С удовольствием Вас послушаем.

Васильев И.В.: Уважаемые коллеги, у меня позиция следующая: данный приказ нормативным актом не является. Насколько мы понимаем, нормативный акт – это документ, который издан компетентным органом, который устанавливает, отменяет или изменяет правовые нормы. Под правовой нормой или нормой права понимают общепризнаваемые, установленные государством правила поведения, в которых содержится правовая обязанность.

Компетентный орган есть, документ есть, а норм в нём не содержится, потому что мы там не видим не двучленных норм, где есть гипотеза и диспозиция, ни трехчленных норм, где есть гипотеза, диспозиция и санкция. Поэтому, на мой взгляд, данный документ требованиям нормативного акта не отвечает.

На самом деле, смешной документ, потому что он провозглашает, что услуги, которые перечисляются, имеют законченное, самостоятельное значение. И вместе с тем я читаю о законченном, самостоятельном значении урологической пальпации. Давайте переведём на русский язык: урологическая пальпация – это ощупывание доктором причинных мест больного. Когда оно станет законченным, самостоятельным? Это часами измерять или как? Или кто-то из них должен закончить? Я ничего не могу понять. По большому счёту, это не услуга.

Другое дело, позиция, которую озвучил Иван Печерей. Я с ней абсолютно согласен. Для того чтобы внутри организации, внутри министерства здравоохранения или внутри страховой медицины определить некую нагрузку, рассчитать некую финансовую нагрузку для подсчёта стандарта (потому что стандарты всё-таки подразумевают под собой экономическую составляющую медицинской помощи) – вот для этого можно использовать.

Но тогда с какого перепуга применять это к частным медицинским учреждениям, которые оказывают медицинскую помощь на основании договора?

То, что у нас Роспотребнадзор привлекает всех и ко всему, очевидно. Ну, это наверно дальше, это уже ответственность.

Панов А.В.: Да, Игорь, Вы уже перешли ко второму вопросу. Но сначала по первому.

Васильев И.В.: По первому вопросу моя позиция следующая – это не нормативный акт, это вспомогательный, технический документ для экономического наполнения медицинской услуги.

Панов А.В.: Да, Игорь, продолжу Вашу мысль. Представляете, если бы у нас не было данной номенклатуры, и в территориальном фонде ОМС Приморского края была своя номенклатура услуг, в Пермском крае другая, в Омской области – третья. Была бы полная каша, которая ни к чему бы не привела. Поэтому назначение номенклатуры – это, прежде всего, выстроить некую экономическую вертикаль, понятную для калькуляции стоимости, расходов, объёмов и прочего. Не зря Минздрав такой документ издал, несмотря на то, что в нём, как в нормативном акте, Игорь подметил совершенно точно, отсутствуют характеристики: диспозиция, санкция. В этом я с вами совершенно согласен.

А раз так, то в рамках применения номенклатуры к экономическим отношениям плавно переходим ко второму вопросу. Если эта структура спущена сверху для оценки экономических отношений, то обязательна ли номенклатура для использования при оказании платных медицинских услуг?

Поскольку Игорь начал на эту тему представлять свои суждения первым, мы ему и предоставим такую возможность. Игорь, продолжайте.

Васильев И.В.: Уважаемые коллеги, на мой взгляд, данную номенклатуру использовать при взаимоотношениях с больным в принципе нельзя. Потому что я её, честно говоря, не смог прочитать всю. Это огромнейший приказ, который написан языком абсолютно непонятным больному. И если его использовать, то для больного это никакого значения не имеет.

Давайте исходить из того, что у больного есть гораздо более серьёзный инструмент – статья 20 закона «Об охране здоровья граждан», который говорит, что больной должен быть на доступном ему языке проинформирован обо всём, в том числе о диагнозе, прогнозе, осложнениях, методах медицинского вмешательства и так далее. Поэтому именно информированное согласие защищает больного, а не некая сложная и непонятная для него номенклатура.

Другое дело, на сегодняшний день у нас произошла ритуализация этого права на информированное согласие (когда врач, не читая, суёт больному бумажку – тот, не читая, подписывает, и у них получается консенсус). На мой взгляд, надо развивать с целью защиты права потребителя именно институт информированного согласия, поскольку путём номенклатуры это вопрос решиться не может.

В общем, мне кажется, не имеет особого значения и в частном, и в государственном секторе для больных предоставлять услуги по номенклатуре. Это имеет значение для оказания услуг в рамках обязательного медицинского страхования.

Панов А.В.: Не совсем с Вами согласен. Иван Иванович, расширьте тему.

Давальченко И.И.: Я тоже не совсем согласен. Прошли мероприятия по созданию этой номенклатуры, и она определила виды определённых услуг, которые получает пациент. И какая разница, получает ли их пациент в бюджетной медицинской организации, государственной или муниципальной, или же в частной. Здесь, наверно, правильно говорить о том, что пациент при получении медицинской услуги должен быть защищён со стороны государства. Государство должно создать те условия, в которых пациенту окажут именно ту услугу, в которой он нуждается. В свою очередь, Игорь правильно сказал, что защита пациента начинается именно в тот момент, как пациент подписал информированное согласие, которым, по сути, он высказал свою точку зрения.

Но, повторюсь, пациент не может так глубоко понимать суть процесса в организации медицинской помощи. Соответственно государство должно однозначно играть роль регулятора. Для этого и есть номенклатура.

Панов А.В.: То есть Вы полагаете, что номенклатура обязательна?

Давальченко И.И.:Я полагаю, что она должна обязательно учитываться, так как очевиден тот факт, что перечень в номенклатуре не может отражать все потребности в тех услугах, которые иногда пациент получает. Но смотреть номенклатуру необходимо.

Панов А.В.: Благодарю. Иван Олегович, Игорь и Иван Давальченко высказали свои мысли. С чем Вы согласны, с чем не согласны?

Печерей И.О.: Мне всё-таки кажется, что номенклатура медицинских услуг должна носить некий базовый характер, служить примерным ориентиром. Но при этом она должна позволять медицинским организациям, отталкиваясь от неё, формировать свой перечень услуг. Возможно, для конкретной организации, возможно, для конкретного региона. Я не вижу ничего страшного, если набор услуг в Приморском крае будет отличаться от услуг в Пермском крае. Они должны формироваться единым общим подходом. Если, например, взять по аналогии «Правила предоставления платных услуг населению»: там говорится, что учредитель даёт методику расчёта тарифов, а сами тарифы устанавливает организация. То же самое и номенклатура – даёт методику формирования услуг, а уже сами услуги должны устанавливаться медицинской организацией с учётом основных принципов, но не в строгом следовании конкретного перечня номенклатуры.

Такое моё мнение.

Панов А.В.: Продолжу мнение своих коллег. Напомню мою любимую статью 79 Федерального закона №329 о том, что медицина руководствуется не только порядками, стандартами медицинской помощи, но и иным законодательством федерального и прочего уровня.

Раз есть приказ, раз есть номенклатура, которую утвердили, значит, я представляю себе, исходя из компетенций Минздрава (норм 323 ФЗ и той правоприменительной практики, которую я приводил), что она обязательна для применения. В том числе для потребителя. В одной организации будет звучать: «консультация врача такая-то», в другой медицинской организации – «приём» или «консультативный приём врачом», а потребителю надо как-то соотнести по стоимости и по звучанию, в чём они совпадают, в чём различаются.

Конечно, как правильно говорил Игорь, главное – информированное добровольное согласие, чтобы тебе могли разъяснить, что стоит за этой медицинской услугой, в чём её потребительские свойства. Но какая-то стандартизация в рамках работы здравоохранения государственного, муниципального, частного всё-таки должна быть. И я сторонник единообразного наименования медицинских услуг в соответствии с этой номенклатурой.

И переходим к третьему вопросу нашей видеоконференции: кто осуществляет контроль над применением и меры юридической ответственности, если данная номенклатура не применяется. Я уже приводил примеры юридической практики из решений Арбитражных судов. У нас начинает эту тему Иван Иванович Давальченко. Кто контролирующий орган?

Давальченко И.И.: Я думаю, что здесь два уровня контроля. Первый уровень следует отнести к тому, какова структура медицинской организации. Если это государственное, муниципальное учреждение - очевидно, что в рамках оказания медицинских услуг контроль осуществляется здравоохранением, Росздравнадзором и Роспотребнадзором.

Что касается оказания платных медицинских услуг, моя точка зрения такова: если медицинская организация берёт на себя ответственность в рамках исполнения требований постановления 1006 оказывать платные медицинские услуги, то первое, что необходимо – наличие лицензии, которая позволяет оказывать данный вид медицинской услуги. Плюс ко всему, порядок, который связан с оказанием медицинских услуг, практически в полном объёме полностью изложен в самом постановлении 1006. Я так полагаю, что функции контроля одинаковы, как на первом уровне, так и на втором: здравоохранение, Росздравнадзор, Роспотребнадзор.

Какая задача юридических служб в организации профилактики недопущения нарушений? Во-первых, контролировать, каким образом реализуется желание руководителя медицинской организации при оказании платных медицинских услуг, т.е. анализ соответствия желаемого с тем, что разрешается на законном уровне.

Что касается в целом контроля медицинской организации, то здесь роль юридической службы полностью должна быть ориентирована на требования законодательства, которое устанавливает определённые рамки и требования. Моя точка зрения такова.

Панов А.В.: Вы назвали три органа: Роспотребнадзор, Росздравнадзор и учредитель – орган управления здравоохранения.

Иван Олегович, продолжайте.

Печерей И.О.: Я не считаю, что вынесение санкций за несоответствие цен в прайсе номенклатуре медицинских услуг правомерно по той причине, что у нас ни в одном нормативном правовом акте не установлена обязанность по соответствию цены в прейскуранте с номенклатурой медицинских услуг.

Я так понял из практики, которая была представлена, что речь идёт о ненадлежащей информированности пациента. Но у нас на данный момент отсутствуют критерии информированности пациента. Когда считать пациента информированным? Если пациенту предоставить полную информацию об услуге, рассказать подробно, взять добровольное информированное согласие – это не будет нарушением его прав. И, как следствие, нельзя применять такую санкцию к медицинской организации за то, что медицинская услуга у них называется как-то иначе.

Для меня это момент достаточно очевиден, но в своей практике я с таким не сталкивался. И не думаю, что этот момент верен с позиции правоприменения.

Панов А.В.: Тем не менее, такая правоприменительная практика есть. А что нам скажут с кафедры общественного здоровья из Новосибирска? Игорь, пожалуйста.

Васильев И.В.: Мне странно слышать, когда мы говорим об одном, а у нас целых три контролирующих органа: лицензирующий, Росздравнадзор, да ещё и Роспотребнадзор. У нас семь нянек следит за здравоохранением, кстати, между ними возникают коллизии, да бог бы с ним.

На самом деле, единственный, кто занимается всем этим – это Роспотребнадзор, федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей.

На мой взгляд, я абсолютно поддержу Ивана Печерея, юридическую обязанность для юридических лиц можно установить только прямым обязыванием, законом установленным. Поскольку мы сказали, что этот приказ не является нормативным актом, соответственно, он не предполагает обязательности исполнения.

У нас штрафуют, но это, на мой взгляд, неправильно. И нам как юристам, работающим в сфере здравоохранения, надо отстаивать эти позиции, потому что контроль, мелочный, никчёмный, и ни к чему он не приводит.

Потом, Вы сказали про консультации профессора китайской медицины. Ну, бог с ним, китайская медицина – это народная медицина. Но консультации профессора в номенклатуре нет, а консультация профессора есть. Мне вспоминается Фаина Раневская, как она говорила: «Вот орган есть, а слова нет. Как это так?»

Поэтому не всё входит в эту номенклатуру, где-то она излишне детализирована, её применение не просто крайне затруднительно, а, скорее всего, невозможно во взаимоотношениях с потребителем. Этот документ предназначен только для одного – считать деньги. Сколько времени потратил врач, что он сделал: пощупал, послушал, аускультировал, записал, сделал снимок – и., из этого исходя, оценить конкретную цену конкретной медицинской услуги конкретного пациента.

Поэтому, на мой взгляд, нужно отстаивать эти моменты и нельзя использовать данный приказ как основание для наступления административной ответственности.

Панов А.В.: Игорь, я с Вами был бы согласен, если бы не приводил правоприменительную практику оспаривания медицинскими организациями постановлений о привлечении к административной ответственности органами Роспотребнадзора. Причём, такая пикантная подробность: Арбитражный суд Татарстана и Московской области – в остальных регионах подобной практики я не нашёл. Т.е. могу сделать вывод, что подобная правоприменительная практика только начала формироваться. Если она со временем распространится на всю Российскую Федерацию, то у медицинских организаций, и государственной, и частной формы собственности, оказывающих платные медицинские услуги, появится дополнительная обязанность писать в прейскуранте названия услуги так, как она изложена в номенклатуре.

Иначе к чему все эти документы и руководящая роль министерства здравоохранения Российской Федерации, как органа, реализующего государственную политику, в том числе, нормативно-правовое регулирование в сфере охраны здоровья.

Коллеги, я думаю, мы единственные, кто поднял эту правовую проблему – название услуги и её соответствие номенклатуре. Вполне возможно, что спустя некоторое время мы к этим вопросам ещё вернёмся.

Как всегда я вас благодарю, что выкроили своё рабочее время для участия в видеоконференции «Право-мед.ру». Благодарю за грамотное и, как всегда, обоснованное суждение. На этом прощаюсь с вами, до свидания.

Печерей И.О.: Всего доброго!

Давальченко И.И.: Всем до свидания!

Васильев И.В.: До следующих встреч! Счастливо!

Комментарии: