Медицинский туризм: риски потребителей в защите своих прав
11.02.2017 09:42 313

Видеоконференция Право-мед.ру от 7 февраля 2017 года, на которой обсуждались риски защиты нарушенных прав граждан при получении медицинских услуг за пределами РФ.

Рассмотренные вопросы

  1. Достоверность предоставляемой информации о медицинской услуге
  2. Представительство иностранной медицинской организации в России
  3. Рекомендации юристов потребителям перед выездом за границу

Участники

  • Панов Алексей Валентинович, главный редактор информационного портала Право-мед.ру, г. Омск
  • Давальченко Иван Иванович, начальник юридического отдела БУЗОО "Родильный дом №2" , г. Омск
  • Печерей Иван Олегович, доцент кафедры судебной медицины и медицинского права МГМСУ им. И. А. Евдокимова, г. Москва
  • Гаганов Дмитрий Борисович, старший юрисконсульт ООО ЮрБюро", Санкт-Петербург
  • Степанов Игорь Олегович, врач - невролог, юрист, председатель Ярославской областной общественной организации инвалидов-больных рассеянным склерозом "Гефест", г. Ярославль

Панов А.В.: Информационный портал Право-мед.ру продолжает видеоконференции сезона 2017 года, февраль месяц. Представляю участников видеоконференции. Северная столица представлена Дмитрием Гагановым. Он старший консульт ООО "ЮрБюро", Санкт-Петербург. Дмитрий, добрый день.

Гаганов Д.Б.: Здравствуйте, Алексей. Здравствуйте, коллеги. Здравствуйте, уважаемые слушатели.

Панов А.В.: Из Санкт-Петербурга перемещаемся в Москву. Москву представляет Иван Печерей, доцент кафедры судебной медицины и медицинского права Московского государственного медико-стоматологического университета имени Евдокимова. Иван, приветствую Вас.

Печерей И.О.: Добрый день всем.

Панов А.В.: Следующий участник видеоконференции, традиционный, из Ярославля – Игорь Степанов, врач-невролог, возглавляет некоммерческую организацию инвалидов-больных рассеянным склерозом "Гефест". Рад Вас видеть, Игорь.

Степанов И.О.: Здравствуйте, коллеги.

Панов А.В.: Перемещаемся за Урал, ближе ко мне, к Омску. Омск представляет руководитель юридической службы бюджетного учреждения здравоохранения Омской области роддома №2 – Иван Давальченко. Иван, приветствую Вас.

Давальченко И.И.: Всем добрый день.

Панов А.В.: Коллеги, очередная тема, посвященная важным вопросам медико-правовой направленности. Традиционно от меня вступление с оглашением темы видеоконференции. Сегодня мы с вами будем рассматривать, существуют ли риски защиты нарушенных прав потребителей, если они получали медицинские услуги за пределами Российской Федерации. Медицинский туризм достаточно широко представлен, в этой стезе мы сегодня с вами и будем разбираться. А начну я со следующего – с просторов интернета. Если проанализировать ту информацию, которая представлена в интернете, россияне выезжают лечиться в эти страны, они представлены на слайде. Но, может быть, несколько в иной последовательности. Это та информация, которую я нашел. Между тем, свежие данные по Германии. Буквально день-два назад опубликованы в рунете. По данным больничной кассы, количество подозрений на врачебные ошибки в той же Германии увеличилось в 2016 году на 26 процентов. Первенство у хирургии и у стоматологии. Данные по Израилю, русскоязычной стране, можно так ее назвать. Это данные, правда, 10 года, которые я собирал. Ежедневно подается 4,5 тысячи исков против врачей. Часть из них решается в досудебном порядке, часть – переходит в суд. Если посмотреть русскоязычный израильский интернет, то предложений адвокатов, практикующих по врачебным делам, достаточно. Перед вашими глазами лишь два примера. Перейдем к правовому регулированию защиты прав потребителей в масштабах нашей Земли. Есть руководящие принципы для защиты прав потребителей, принятые резолюцией ООН в 85 году. Основное их содержание – должны быть правовые нормы, которые защищают права и интересы потребителей. Наш с вами ведущий закон о защите прав потребителей предоставляет право потребителя прежде всего на информацию о услуге, необходимую и достоверную в целях возможности осуществления правильного выбора. В том числе должна быть представлена информация о потребительских свойствах услуг. Применительно к медицинским услугам, это та польза, та выгода, которую получает потребитель либо могут получить, если они будут стороной договорных отношений по оказанию платных медицинских услуг. Расшифровка содержания потребительских свойств медицинской услуги, она представлена в 323 Федеральном законе при оформлении информированного добровольного согласия на медицинские вмешательства. Это методы, риски, возможные варианты, не буду перечислять, вам эта информация знакома. Теперь обратимся к Гражданскому кодексу. Он говорит о том, что отношения с участием иностранных лиц регулируются нашим гражданским законодательством, если не предусмотрено иное. Напомню положение про представительства и филиалы. Оно имеет прямое отношение к иностранным лицам. Обратите внимание внизу. Представительства и филиалы должны быть указаны в едином государственном реестре юридических лиц. Кроме того, взаимоотношения иностранной медицинской организации и юридического, физического лица на территории Российской Федерации может осуществляться по договору поручения (его признаки перед вашими глазами) либо по агентскому договору в рамках агентирования. Несомненно, что рассматриваемые нами вопросы имеют прямое отношение к международному частному праву, которое изложено в части 4 Гражданского кодекса Российской Федерации. Позволю себе напомнить некие правовые нормы. Если договорных отношений является потребитель, то согласно тех норм, которые представлены, применяется правовое регулирование в местонахождении потребителя при условии, если сторона договорных отношений (здесь он называется, как профессиональная сторона) любыми способами направляет свою деятельность на территорию этой страны. Сейчас основная информация об оказании медицинских услуг иностранными организациями представлена через интернет, сайтов с подобными услугами предостаточно много. Вторая составляющая. Если имеют место недостатки услуги и имело место причинение вреда вследствие недостатков, возможно применения права страны, где место жительства, либо право страны, где оказана услуга. Однако, стороны могут самостоятельно решить право какой страны применяется, если имеют место недостатки товара, работы, услуги. Подобные правовые нормы применимы, если речь идет не о физическом вреде, а недостатках услуги ввиду недостоверной или недостаточной информации об услуге. Еще нормы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Подсудность дел с участием иностранных граждан. Рассматривается в Российской Федерации, если организация-ответчик находится на территории России, либо если имеется на территории России орган управления, филиал, представительство, либо если ответчик распространяет рекламу в сети интернет, направленную на привлечение внимания потребителей, которые находятся на территории Российской Федерации. В общем-то нормы процессуального права корреспондируют с нормами материального права в рамках международного частного права. Подсудность по месту нахождения в Российской Федерации, если речь идет о причинении вреда, увечья, смерть кормильца, причинение вреда здоровью, если истец имеет жительство в Российской Федерации, подсудность по месту нахождения в России. Есть такая замечательная организация, называется "Российская ассоциация медицинского туризма". И миссией этой ассоциации, обратите внимание, выделил синим, – объединение возможностей государственного здравоохранения, частных российских и зарубежных клиник для обеспечения пациентам высококачественного лечения на уровне мировых стандартов. Для чего я это обозначил на слайде? Дело в том, что раз эта Ассоциация заявлена в таком качестве, то с 31 января 17 года, неделю назад, на имя президента Российской ассоциации международного медицинского туризма Константина Анатольевича Онищенко я направил информацию о том, что у нас состоится такая конференция. Обозначил те вопросы, которые мы будем обсуждать и предложил ему либо представителям ассоциации принять участие в данной видеоконференции. Причем данное предложение направил на имя контактов Ассоциации, непосредственно на контакты, указанные для Константина Анатольевича Онищенко. Реакции никакой. Варианты: не дошло, нечего сказать, тема не очень интересна и вызывает опасения. Гадать не буду. Но вот такая реакция ассоциации организаторов международного российского туризма. А сейчас переходим к обсуждению тех вопросов, которые я вынес на конференцию, и которая вам известна. Я думаю, что вы сталкивались с сайтами, где предлагаются услуги в рамках медицинского туризма, и они достаточно хорошо расписаны в таких восхитительных тонах в сравнении с тем, что имеется на территории Российской Федерации. На сколько эта информация, с вашей точки зрения, является достоверной? Как мотив, обратить внимание российского потребителя для возможного вступления в договорные отношения? То есть рассматриваем вопрос "Достоверность информации о медицинской услуге". Предварительно правовое регулирование этого правоотношения я обозначил в правовых нормах. Представляю слово Дмитрию Гаганову. Дмитрий, готовы Вас слушать.

Гаганов Д.Б.: Спасибо, Алексей. Хотел бы начать со статьи 23, закон об охранах здоровья. Право получение информации о своем здоровье в доступной и понятной форме. По моему мнению, достоверность может быть основана только на доступности и понятности. Тут прямая причинно-следственная связь. Вы очень хорошее введение сделали с опорой на международное частное право и нормы национального законодательства. Я бы хотел рассмотреть данный вопрос с точки зрения естественных прав человека как правовой доктрины, разделяемой в ЕС, то есть Европейскими странами, и обратиться к практике ЕС по данному вопросу. Возможно, это для вас будет представлять определенный интерес. Разновидность права на информацию, как естественного права, или по-другому, права на информацию в целостном виде, в нашей Конституции распределено по нескольким статьям. Но теоретиками по праву прав человека такое право, как естественное и неотчуждаемое, признается. При этом правоведы подчеркивают, что есть обязанность, коррелирующая этому праву, – это воздерживаться от действий, ущемляющих данное абсолютное право, то есть право на информацию о своем здоровье. А что же вообще в Европе? У нас есть основы концепции прав пациента в Европе. Поддержка и осуществление прав пациентов среди европейских государств-членов ВОЗ. Но у нас одновременно есть право Европейского Союза, или право европейских сообществ, которые имеют очень интересную структуру, завязанные на решении суда ЕС, так называемое прецедентное право. То есть само право творится судом, и его решение имеет преюдициальное значение для стран-участников данного наднационального образования. Конкретика. Решение ЕСПЧ Желудков против Украины. Как мне представляется, данное решение содержит в себе концептуальные вещи. Право человека получать доступ к медицинской информации о своем здоровье является частью права каждого на доступ к личной информации, которая его касается. Как мне кажется, отсюда как раз следует право на достоверность, поскольку это личная информация, и уровень достоверности влияет, насколько эта личная информация донесена до потребителя услуги. Отказ в просьбе пациента без предоставления основания для отказа является нарушением права всех (у нас, конечно немного другая ситуация, но дальше интересно), является нарушением права всех (ЕС подчеркнул) на гуманное отношение и уважение к каждой личности, независимо от того, имел ли такой отказ последствия для лечения пострадавшего. То есть информацию на портале, которая рассказывает о том, какие у нас хорошие медицинские услуги, как мне кажется, надо рассматривать под этим ключом. И хотел бы упомянуть принцип 7 Лиссабонской декларации о правах пациента. Право на получение информации. Информацию необходимо сообщать согласно особенностям местной культуры. Как я выше сказал, достоверность следует за понятностью и доступностью. И так, чтобы она было понятна пациенту. То есть, тезисно если сказать, то право на доступ к личной информации вплотную связано с правом на достоверность этой информации. Уважаемые коллеги, я закончил по данному вопросу.

Панов А.В.: Благодарю, Дмитрий. Какие будут дополнения у Ивана?

Печерей И.О.: Здесь для меня на первое место выходит практическая реализация такого права, как достоверность информации. Все же не совсем понятно, а какой объем и каким образом информацию нужно предоставить, чтобы она была достоверной. Если речь идет об иностранных клиниках, то сразу возникает вопрос первый. А насколько точна полученная информация, потому что возникает такая трудность, трудность перевода. То, что считается достоверной информацией со стороны германской, израильской клиники, может быть неверно воспринято пациентом непосредственно, и будут искажения, которые приведут к каким-то разногласиям, и способны создать, на мой взгляд, судебный прецедент. В первую очередь, этот момент кажется очень важным. Для того, чтобы получить достоверную информацию, необходимо озаботиться ее точным переводом. Как это реализовать? Как это сделать пациенту? Честно говоря, сложно сказать, но, наверное, об этом стоит думать. Другой момент – отсутствие критериев достоверности. То есть как у нас, если взять проблему с добровольным согласием. Как считать, что пациент полностью проинформирован? Так нельзя считать насколько, каким образом достоверность оценить. Этих критериев нет, поэтому так или иначе, тем или иным образом, данное право пациента будет нарушаться. Здесь я вижу определенную проблему. Потому что невозможно говорить. Пациент наш русскоязычный, получающий лечение в иностранной клинике, будет достоверно информирован. Мне кажется, что доказать это просто невозможно. Такой комментарий, к исчерпывающему комментарию первого выступающего.

Панов А.В.: Понял. Игорь. Ваши суждения.

Степанов И.О.: Уважаемые коллеги, тут надо еще обратиться к практике, которая существует у американских страховых компаний, которые занимаются вопросами медицинского туризма. И там есть конкретные рекомендации. Рекомендации, которые требуют некую информацию от медицинских учреждений, которые занимаются медицинским туризмом. Это, прежде всего, информация о правах и механизмах правовой защиты, которая должна быть доведена до клиента. И возможность ознакомления с разрешительной документацией для врачей и медицинских организаций, а также доступ к информации, которая будет получена в результате дополнительных исследований, которые проводит медицинская организация. То есть уже медицинское учреждение, которое занимается медицинским туризмом должно предоставлять возможность ознакомиться с документами и знакомиться с разрешительными документами, потому что пациент должен знать, на основании чего работает эта клиника, на основании каких документов, какие врачи там работают, какие они имеют основания доступа к врачебной деятельности, и свои права, и механизмы защиты, в случае нарушения их прав. Такое мнение.

Панов А.В.: Хорошее, дельное замечание. Иван.

Давальченко И.И.: В принципе, настолько всеобъемлюще было сказано, что дополнить особо нечего. Единственное, нужно затронуть субъективную сторону восприятия. Помимо той информации, в каком объеме она подается, откуда ее можно получить, должно быть понимание со стороны того субъекта, который этой информацией интересуется. Я думаю, что в тех вопросах, которые будут в последующем у вас озвучены, эта тема лучше раскроется. То есть захотел получить какую-то услугу, понимание есть, что эта услуга предоставляется, понимание есть того, что эта услуга предоставляется за пределами Российской Федерации. Должно быть и осознание того, чтобы создать необходимые правовые моменты, которые поддержат и дадут возможность получить информацию именно в том виде, в каком она необходима. То есть технически я бы сказал так. Человек еще дополнительно может нуждаться в каких-то разъяснениях, которые позволят ему адекватно понять, что это та информация, которая ему нужна.

Панов А.В.: Дмитрий, пожалуйста.

Гаганов Д.Б.: Хотел бы дополнить. Относительно понимания я подчеркну, что в Лиссабонской декларации сказано, что информацию необходимо сообщать согласно особенностям местной культуры. Это, конечно, декларативная норма, но мне кажется, она как раз направлена на понимание. Еще хотел бы обратить внимание на разговорники, которые у нас в стране издаются. Есть специализированные русско-английский, например, медицинский разговорник, либо общие разговорники. Так там фразы, которые пациент говорит, рассказывая о совсем состоянии очень специфические, действительно. Невозможно перевести прямо по словарю. У меня болит голова. Совершенно иная структура, то есть врач может не понять, если переводить дословно. И стоит вопрос о качестве таких разговорников для тех лиц, которые не владеют языком страны, куда едут. Хотел бы подчеркнуть в этом отношении Турцию, например. Турецкий язык – один из сложнейших для изучения. Особенно медицинская терминология не интернациональная, как, например, также, как и в Финляндии. Там отсутствуют практически интернационализмы. Я закончил.

Панов А.В.: Коллеги, позволю себе высказать свою точку зрения. Вы согласитесь, что трудно представить, что в Германии, Израиле, Финляндии, в Турции нет законодательства о защите прав потребителей. Это был бы нонсенс. Соответственно, осуществление медицинской деятельности заточены под выполнение законодательства на граждан своей страны. И должны предоставить определенную информацию. Если они выходят за пределы интернет-пространства и уже появляются в интернет-поле рунета, значит возникает необходимость воздействия уже на российскую аудиторию. Соответственно, на мой взгляд, здесь уже работают правовые нормы исключительно российского законодательства. Закон о защите прав потребителей, 323 Федерального закона, гражданского кодекса. И достоверность информации мне представляется как соответствие ее действительности. Не лучше, не хуже, а именно, как характеризуется данная услуга. Если подобных требований иностранная медицинская организация, присутствующая за пределами России, не выполняется, то мне представляется, здесь должны быть какие-то сомнения у потребителя, который целевым образом ищет эту информацию и хотел бы обратиться к услугам за рубежом. Немножко отойду от темы конференции. Считаю, это важный вопрос. А почему наши потребители все-таки едут туда, за рубеж? Важная мысль. Надо ее озвучить. Почему?

Давальченко И.И.: Настолько важное, что, наверное, однозначно даже сложно сказать. В любой сфере потребитель, обладая специфическим взглядом, восприятием различных ситуаций. То есть по внутренним убеждениям определяет, что ему лучше, что ему нравится. Я думаю, здесь играет существенную роль реклама. Это раз. Во-вторых, как объективный факт – это возможности современной медицины, которые значительно отличаются от того уровня, который предполагается на территории Российской Федерации. Поэтому вполне разумным полагать, что ряд тех медицинских услуг, которые невозможно получить на территории Российской Федерации именно в том объеме, в котором и хотелось, то есть доступность информации о зарубежных клиниках, их возможностях все-таки подталкивает к решению, чтобы обратиться за более высокой квалификационной помощью.

Панов А.В.: Посыл основной – за границами яблоки и мед слаще. Так?

Давальченко И.И.: Совершенно верно, определенно. Все, что не здесь, все, соответственно, лучше.

Панов А.В.: Игорь, добавляйте.

Степанов И.О.: Я согласен, что действует стереотип, что на западе лучше. Это старый стереотип. К тому же, конечно, некоторые виды медицинских услуг недостаточно развиты в России. То есть надо смотреть, то, что там развито лучше, мы должны ехать туда. То, что у нас развито лучше, надо развивать это здесь. Еще один момент, который хотелось бы сказать, для некоторых категорий, это фактор престижа, что человек лечится за границей. Но это для отдельных категорий граждан. А так, в принципе, человек должен искать какую-то услугу, где она делается лучше, знать информацию об этой услуге. И если эта услуга делается лучше где-то не у нас, а там, то он имеет право лечиться где угодно.

Панов А.В.: Иван, ваши аргументы.

Печерей И.О.: Я позволю себе выделить две группы людей, которые едут лечиться за границу. Первые -- не верят нашей медицине, а вторые – знают реальную ситуацию в нашей медицине. Это основной момент. Просто приведу пример из жизни. Диалог с одним моим знакомым, у которого жена рожала в Швейцарии. Он ответил на мой вопрос "А почему не у нас?" Он сказал: "Ты знаешь, я не хочу, чтобы во время родов в роддоме выключили свет". Вот так к слову. Общие ситуации. А если брать уровень оказания медицинской помощи... Вот я помню ситуацию, которая была в славном городе Дмитрове, когда уроженка этого города приехала из Вероны в Италии, где ей в брюшной полости благополучно забыли салфетку. Все то же самое. То есть никто не застрахован ни от чего. Но тем не менее, все равно по общему правилу считается, наверное, на западе лучше, и люди туда стремятся. Еще, действительно, как правильно коллега из Ярославля сказал, у нас есть вопрос престижа. Безусловно, я лечусь за границей – это здорово. Это основные моменты.

Панов А.В.: Понятно. Что хотел бы Дмитрий добавить?

Гаганов Д.Б.: Во-первых, подчеркнуть, что мы данный вопрос рассматриваем вне квотирования, там иная процедура и правовая организационная. Как мне представляется, очень сильное значение имеет негативный образ медицины отечественной вообще, который, как мне кажется, сознательно продуцируют и поддерживают. Есть некоторая тенденция. Начиная с заголовков, что врачи-убийцы, или убийцы в белых халатах для желтой прессы – это лакомый кусок. Это тема, которая находит понимание, она очень многое объясняет, и остается, где-то в подсознании работает. Второе хотел бы подчеркнуть, что все-таки Запад умеет продавать упаковку. Он ее формирует, он знает принципы маркетинга и нейромаркетинга. Одна из основных "фишек", если можно так сказать, это снижение уровня тревожности у потенциального потребителя медицинской услуги, которую он потом рефлекторно связывает с самой услугой. То есть на будущее уже распределяет. И в дальнейшем подписываете контракт с данной медицинской организацией. Здесь уже работа психологов, которые вплотную сотрудничают с такими сайтами. И часто там бывает выход в скайп, так называемые предварительные консультации. Здесь также работает нейролингвистическое программирование и подобные технологии. Я с такими вещами сталкивался, видел, как работают. Там, где снижен уровень тревожности, с тем объектом формируется связь, хочется ее продолжить. Запад все это прекрасно все знает. Турки в последнее время эти вещи изучили и применяют их. Аккуратно, но применяют.

Панов А.В.: Позволю продолжить Вашу мысль и выскажу свою точку зрения. Действительно у нас есть определенный класс, для которых лечение за рубежом по статусу положено. Не может он ходить даже в нашу современную частную клинику. Вариантов нет. Второй крайний вариант я представляю, когда на российском пациенте отечественная медицина поставила крест, и ему сказали: "Все, не сможем". Что остается делать такому человеку и его родственникам? Искать информацию, выезжать туда, потому что, возможно, это единственный шанс для благоприятного исхода. И еще составляющая населения, которое отдыхает в рамках турпоездок за рубежом. Хочешь-не хочешь, они тоже сталкиваются с услугами медицины. В частности, я в своей практике, с супругой, когда отдыхал за границей, возникли проблемы с органом зрения, и в рамках страховки за двое суток, причем одни сутки оплатила страховая компания, а вторые сутки 800 долларов оплатил я, в общем-то, проблема была решена. И сервис, и качество – мне не жалко было. Во-первых, это моя любимая была, во-вторых, соотношение цены и результата адекватное. Хорошо, коллеги, переходим ко второму вопросу нашей видеоконференции. Необходимо ли медицинской организации, которая вещает из Германии, Турции, Финляндии и других стран, на которые я обращал внимание, иметь представительства в России? Обязывают ли ее законы, необходимо иметь представительство или нет. Что это дает с точки зрения самой организации, что это дает с точки зрения интересов потребителей. Начинаем.

Степанов И.О.: На самом деле медицинская организация, которая оказывает помощь нашим гражданам иностранная может иметь представительство, а может и не иметь. Потому что человек волен выбирать любую медицинскую организацию, где он будет получать помощь независимо от того, имеется ли представительство у нас или нет. Риски, которые могут возникнуть, и процессуальные вопросы и отношении, регулируемые нормами закона о защите прав потребителей и международного частного права, имеют некие особенности, если медицинская организация имеет представительство в Российской Федерации. Тогда уже можно будет проводить суды в Российской Федерации, на территории представительства, если он, например, определяется законом или договорными отношениями. Или если медицинская организация находится за рубежом, то вероятнее всего (и не имеет представительства в России) судебные процессы, в случае, если это будет необходимо, будут проходить за границей. А это лишние расходы. Поэтому для потребителя, я считаю, лучше, если будет организация медицинская иметь представительство в Российской Федерации, и уже через это представительство иметь дело с медицинской организацией. Потому что можно и здесь, проще будет решить вопросы и договорные и обсуждения дальнейшей медицинской помощи, чем если эта организация находится за рубежом.

Панов А.В.: Мысль понятна, продолжаем по очередности.

Давальченко И.И.: Совершенно верно, в принципе, я только лишь дополню, что это не обязанность той медицинской организации, которая находится за рубежом иметь представительство. Прежде всего, как результат – это желание развития, большего объема захвата пациентов. То есть если хорошо развивается киника, медицина где-то за рубежом, то она может позволить себе в рамках определенных нормативных документов, в рамках определенных соглашений, открыть свои представительства и находиться на территории Российской Федерации. Это экономический эффект усилит. Что касается интересов пациентов, то пациенту намного выгоднее реализовывать свои права на получение медицинских услуг на территории Российской Федерации. Конечно, было бы очень удобно, если бы представительство иностранных медицинских учреждений, филиалы находились на территории России. Как факт, мы уже неоднократно об этом говорили, хочешь-не хочешь, выезжая за территорию Российской Федерации, оказываешься под влиянием той медицины, которая находится за пределами Российской Федерации. Каков порядок оформления, мы уже с вами говорили. Обязанность наличия полиса оказания медицинской страховой помощи обязательно. Моя позиция.

Панов А.В.: Иван Олегович, а Ваша позиция?

Печерей И.О.: Здесь я согласен с предыдущими докладчиками, в частности с Игорем о том, что иностранная медицинская организация может иметь представительство, а может не иметь. Если иностранная организация заинтересована в нашем потребителе, в наших пациентах, то для нее выход на наш рынок посредством представительства в нашей стране, мне кажется, очень хорошим маркетинговым ходом, который привлечет к себе внимание и создаст конкуренцию для наших организаций, которые работают вместе на одном рынке. Исходя из интересов пациента тоже очень важно, потому что пациенту будет проще получить медицинскую помощь, не выезжая за пределы РФ, чем ездить. С другой стороны, я из своих наблюдений не вижу особенно, чтобы иностранные клиники открывали свои представительства. Почему-то это массово не наблюдается. Наверное, тоже есть определенные проблемы с этим. Наверное, не так все очевидно, но это стоит делать. Наверное, это вопрос времени.

Панов А.В.: Благодарю. Дмитрий, что бы хотели добавить?

Гаганов Д.Б.: С другой точки зрения, уважаемые коллеги, хотел бы данный вопрос исследовать. Есть понятие место осуществления деятельности, то есть налоговики на это смотрят аккуратно и внимательно. Как показал Алексей, по гражданско-процессуальному праву, сайт расценивается как факт юридический, который порождает последствия. Будет ли расценен интернет как осуществление деятельности на территории Российской Федерации? Там есть еще вторая составляющая, поставлен ли сайт на бухгалтерский учет в данной фирме как средство производства. Это уже такие тонкости. Что касается того, что мало представительств. Сложность процедуры. Там предварительная аккредитация при регистрационной палате Минюста идет либо разновидность аккредитации при Торгово-промышленной палате. А далее – особая регистрация в МИФНС, причем особая МИФНС выделена для этого, но она требует большого количества документов. А дальше у нас возникает потребность в лицензировании, потому что это лицензируемая деятельность, и здесь тоже весьма непростое законодательство. Отдельно по медицинским работникам и фармацевтам, которые приезжают на территорию Российской Федерации и совершенно особые требования, когда идет открытие филиала или представительства. Как мне кажется, больше позитива потенциальный потребитель медицинской услуги будет испытывать к той иностранной организации, которая, например, сотрудничает с Торгово-промышленной палатой. Как раз Торгово-промышленная палата – это своеобразные ворота в правовую систему, в нашу национальную правовую систему. В то же время появляется еще один субъект, относительно которого может возникнуть и ответственность. То есть правоотношение здесь по качеству повышается, если есть общение иностранной организации медицинской с Торгово-промышленной палатой. Хотел бы подчеркнуть такую тонкость, уважаемые коллеги.

Панов А.В.: К тонкости мы все пришли в одном векторе. Для иностранной медицинской организации представительство, филиал в Российской Федерации – затраты, бюрократические проволочки, расходы. Но с точки выигрыша стратегического, видимо, это лучше, чем только вещать через сайты. Для потребителя, тоже соглашусь, наличие филиала, представительства дает большую правовую защищенность, если возникает риск нарушения прав потребителя. Но, честно говоря, на просторах интернета ни филиалов, ни представительств иностранных медицинских организаций я не встречал. В рамках только агентского договора либо договора поручения, взаимодействия с юридическими лицами Российской Федерации. Дмитрий, Вы хотели что-то дополнить.

Гаганов Д.Б.: Хотел бы дополнить, что реализация чаще всего происходит через участие иностранного капитала либо через стандарты обслуживания, которые находятся под контролем иностранной организации. То, что говорят о менеджменте качества, с этой стороны заход. Что касается договора поручения, он очень сильно отличается от договора услуг, поэтому его и использует. Это особый вид договора фидуциарный, где иная правовая природа. Меньше правовых рисков для иностранца данная договорная конструкция порождает меньше, поэтому они ее и используют.

Панов А.В.: Идем дальше. Третий важный практический вопрос нашей видеоконференции. Озвучиваю и показываю. Здесь собрались практикующие юристы в сфере медицинской деятельности. Давайте с вами коллективным разумом предложим рекомендации. Не со стороны различных организаций, которые позиционируют себя как занимающиеся медицинским туризмом, а именно со стороны разбирающихся в правоотношениях. Какие мы с вами предоставляем рекомендации потребителям перед выездом за границу за получением медицинских услуг. Иван. Вам почетное право первому выдать рекомендации.

Печерей И.О.: Для начала необходимо получить полную информацию о той медицинской организации, в которой пациент собирается получать медицинские услуги, за которыми он поехал. Это изучение русских источников, которые есть у нас, если они имеются, либо сайта медицинской организации, которая находится за рубежом. Причем полное изучение, как у нас, с отзывами потребителей, с отзывами других пациентов. Второе, на что я бы обратил внимание, это как было показано Алексеем, узнать на всякий случай контакты тех лиц, которые занимаются юридической поддержкой пациентов, которые получают медицинскую помощь на территории той страны, куда собирается пациент выезжать. Просто ознакомиться и получить такую информацию. Третий момент. Постараться для себя понять, действительно ли необходимо ехать за рубеж, чтобы получить медицинскую помощь и нет ли у нас в стране эту медицинскую помощь получить в другом регионе, в других медицинских организациях за меньшие деньги и с большим комфортом, с большей доступностью. Наверное, так.

Панов А.В.: Принято. Дмитрий.

Гаганов Д.Б.: Я хотел бы еще сказать, смотрите внимательно на сайт, который предлагает эти услуги. Второе: двуязычный договор. Как мне кажется, очень важное значение это имеет, потому что в рамках именно этого договора соотношение терминологии возникает. И там обязательно должен быть раздел о том, что оба варианта имеют одинаковую юридическую силу. Еще хотел бы обратить внимание на такую тонкость: что является страховым имущественным интересом в той стране, куда мы едем лечиться. Потому что у нас обязательно возникают страховые правоотношения, которые имеют свою специфику. Возможно, по содержанию страховой имущественный интерес, связанный со здоровьем отличается от того понимания, которое изложено в нашем Гражданском кодексе. Хотел бы обратить внимание на эти вещи. Я закончил, коллеги.

Панов А.В.: Игорь.

Степанов И.О.: Я хотел бы еще раз обратиться к страховым вопросам. Потому что существуют некие определенные риски при оказании медицинской помощи. Это определяется гражданско-правовым вредом и какими-то дополнительными расходами, которые могут возникнуть при немедицинской организации. Следовательно, эти риски должны кем-то страховаться. Они могут страховаться в рамках добровольного медицинского страхования, если существует некая страховая организация, которая страхует эти риски, и желательно, чтобы эта страховая медицинская организация присутствовала и в Российской Федерации, и за рубежом. Или медицинская организация сама страхует свои риски и предлагает эту информацию для пациента. То есть они должны четко представлять, какие это риски, что должно оплачиваться, какие дополнительные расходы могут страховаться, дополнительные расходы по транспортировке в том числе – любые. И если потребуются какие-то дополнительные расходы, не связанные непосредственно с этой услугой, как они могут и должны страховаться. Также мы должны смотреть период страхования, то есть на какой период мы страхуем человека. То есть на период пребывания за границей или оказания этой помощи медицинской организацией, то есть срок страхования как определены, и различные форс-мажорные обстоятельства, которые возникают до, во время или после услуги медицинской, которая будет оказываться. Все эти обстоятельства, которые относятся в большей степени к страховому праву, должны быть обговорены. И мы должны понимать, что мы должны обеспечить себе минимальные риски, которые обеспечиваются и могут быть обеспечены договором страхования. И он должен очень четко быть определен с обозначением всех случаев, когда требуется выплачивать все страховые вознаграждения, и эта информация должна быть доведена до пациента, и он с ней должен ознакомиться в полном объеме.

Панов А.В.: Понятно. Иван.

Давальченко И.И.: Я согласен с мнением коллег. Хотел бы только обратить внимание еще раз на то обстоятельство, которое мне кажется самым важным. Собираясь получать медицинскую помощь за рубежом, либо ты отправляешься в туристическую поездку, либо в командировку, должно быть четкое понимание, на территории Российской Федерации какие у меня есть возможности в этой стране в плане оказания медицинской помощи, из чего они вытекают, то есть каков порядок их предоставления. Мне кажется, что это действительно качественная составляющая с точки зрения наличия медицинской страховой организации, которая возьмет на себя функции застраховать возможные медицинские случаи на территории другого государства. И уже с пониманием того, какие обстоятельства будут являться страховыми, какие на то заложены финансовые возможности, уже с этой точки зрения уже важно принимать решение. Немаловажным является и то, что существует, на сколько я знаю, разница между стоимостью страховых случаев в разных зарубежных странах. То есть это немаловажный фактор, который, в принципе, должен быть оценен пациентом. Потому что, рассчитывая на одно, практически пациент может оказаться в ситуации, когда он этого получить не может, а это уже недостаток информированности, недостаток получения информации от той страховой организации, которая на территории Российской Федерации взяла на себя ответственность. Из практики, из открытых источников интернета очевидно понятно, что при возникновении таких случаев, которые ставят в тупик немного пациента, который находится на территории иного государства при наличии страхового медицинского полиса, это непосредственный контакт для уточнения тех затрат на ту или иную услуг, включая лекарства, либо транспортные услуги, либо это услуги, оказываемые с лечением. Знание закона, знание возможностей в целом даст возможность снизить риски, в которых может оказаться пациент за территорией Российской Федерации.

Панов А.В.: Да, за территорией Российской Федерации. В связи с тем, что мед за границей слаще, чем в России, в отечестве, а попробовать его очень хочется, то ответственность, за эту пробу на себя принимает сам гражданин. Есть фраза непроходящая: "Спасение утопающих – дело рук самих утопающих". Ничего нового нет. Поэтому моя точка зрения: собираешься выезжать за границу для получения медицинской услуги, смотри 1006 постановление "Правила оказания платных медицинских услуг" и делай так, чтобы в договоре были именно те условия, существенные условия договора, которые регулируют порядок оказания услуг на территории Российской Федерации. Второе – Яндекс, Гугл дают возможности перевода, не совсем литературного, но дословно. Как я уже говорил, в каждой стране есть законодательство о защите прав потребителей. Не поленитесь, изучите. Попросите у медицинской организации, у агента, у представителя выслать Вам перевод закона о защите прав потребителей, действующий на территории данного государства. Вторая составляющая. Наверняка в любой стране есть контрольно-надзорный орган, как у нас Росздравнадзор, который контролирует деятельность медицинских организаций. Можно посмотреть на сайте этого органа, какие требования к медицинской деятельности, какая должна представляться информация. То есть нужно проявлять инициативу, если хочешь сладкого меда за рубежом, принимай на себя ответственность. За тебя кто-либо что не сделает. И еще было бы замечательно, я считаю. У нас двусторонние договоры, в том числе в области защиты, по-моему, прав потребителей по гражданским, по уголовным, по еще каким-то делам заключены, но не со всеми государствами. Если такой договор присутствует, это большая преференция для защиты интересов гражданина. Если такого двустороннего договора нет, общие нормы, регулирующие вопросы о защите прав потребителей, конечно, благо, но придется раскошеливаться на местных адвокатов. А услуги их небольшие. Еще маленький нюанс. По-моему, я где-то встречал, что в той же Южной Корее, куда Дальний Восток, Хабаровский край выезжает, объем прав иностранного гражданина при получении медицинских услуг, меньше, чем права гражданина этой страны. У коллег что-то появилось добавить? Ничего. Тогда я благодарю вас, коллеги, за ваши суждения, точки зрения и обоснования. Считаю, что наша совместная мыслительная деятельность должна помочь гражданам, выезжающим за рубеж, быть в сути тех нюансов правоотношений, которые возникают. И мне хотелось бы, чтобы Российская ассоциация медицинского туризма проявляла бы больше активности в разъяснении тех отношений, которые мы здесь с вами обозначили. До свидания, коллеги.

Гаганов Д.Б.: Всего доброго. До свидания.

Степанов И.О.: До свидания.

Печерей И.О.: До свидания.

Давальченко И.И.: Всего доброго, коллеги.

Комментарии: